Пьеро - Предательство Лисицино

1 1 1 1 1 Рейтинг 4.38 [8 Голоса (ов)]

Пьеро (сказка Александра Дюма)


Глава IX. Предательство Лисицино

Пытаясь погубить Пьеро, принц Азор сам попал в смешное положение.
Проснувшись на следующий день, он заявил:
— Теперь мне остается одно из двух: или уничтожить его собственными руками, или потерять право называться принцем Азором!
Снова привели из тюрьмы Пьеро. Принц взял подаренную турецким султаном Мустафой кривую саблю, поставил пленника на колени и, взмахнув страшным оружием, обрушил его на шею несчастного.
Голова Пьеро исчезла.
Принц был страшно горд столь замечательным ударом. Несколько минут величаво стоял он с саблей в руке перед своими солдатами.
— Не рано ли гордиться? — пробурчал себе под нос палач, которому начали надоедать эти академические упражнения.
— Сир, — громко сказал он, — извините за беспокойство, но считаю своим долгом доложить, что голова узника исчезла.
— Еще бы, черт побери! Я это прекрасно знаю! — ответил принц, гордо выпятив грудь.
— Но, возможно, вам неизвестно, что никто не может ее найти.
— Никто не может найти?.. Вы шутите?
Оставив героическую позу, принц Азор присоединился к искавшим. Но его участие ничего не дало: голова не нашлась.
Вдруг волосы под тюрбаном принца встали дыбом, а глаза его застыли в ужасе: он увидел, как из плеч казненного сначала показался нос, а затем и вся голова, спокойно занявшая свое обычное место. Да! Это была та самая голова, которую он отрубил и искал!.. Та самая голова, которую Пьеро, применив только ему одному известный прием, убрал целехонькой внутрь своего камзола!
Тут принц Азор понял, насколько он был глуп и почувствовал себя таким униженным, что выронил замечательную турецкую саблю, а та, ударившись о камни, раскололась на мелкие части!
— Сир, — спросил палач, — вы желаете, чтобы этот человек погиб? Так поручите это дело мне. И если он и на этот раз вывернется, то пусть меня повесят.
— Согласен, парень! — воскликнул Пьеро. — По рукам!
Тотчас же во дворе замка соорудили виселицу, и Пьеро взошел на помост, пол которого должен был по сигналу палача провалиться под ногами приговоренного.
Когда все было готово, палач влез на стремянку и, сделав на веревке скользящую петлю, наклонился к Пьеро, чтобы набросить ее на его шею. Неожиданно наш герой обнял его за пояс и принялся щекотать, да так сильно, что бедный малый в приступе смеха выпустил из рук веревку, за которую держался.
Не растерявшись, Пьеро поймал ее и накинул на шею палача, затем, не медля ни секунды, ногой выбил из-под него лестницу, и несчастный жрец Аида, все еще продолжая смеяться, повис на собственной шее.
— Итак, мой дорогой, ты проиграл, — подвел итоги Пьеро.
Оказавшись свидетелем столь странной развязки, принц Азор пришел в неописуемую ярость и уже собирался наброситься на Пьеро с кинжалом, когда вдруг появившийся во дворе замка покрытый потом и пылью гонец остановил его и вручил послание.
— Депеша от сеньора Лисицино, — доложил он. Принц сломал печать и прочел послание.
— Виват! — крикнул он и подбросил тюрбан высоко в воздух. — Виват! Богемия наша!
Вестник сделал шаг вперед:
— Ваша Светлость, обратите внимание на приписку снизу.
— Дьявол! — чертыхнулся принц. — Жид просит триста тысяч цехинов. Впрочем, это не так уж дорого за целое королевство… Эй, солдаты! В ружье!
Поднялся страшный переполох. О Пьеро тут же забыли, и он скрылся. А палач, о котором тоже никто больше не думал, остался висеть на веревке, радуя своим плачевным видом ненавидевших его подданных принца Азора…
Тем временем король Богемии ужинал. Кроме него, за столом сидели Цветок Миндаля, главный министр Лисицино и Золотое Сердце, произведенный в ранг генералиссимуса королевских войск.
Ужин проходил в мрачном молчании. Старик-король, ни разу не улыбнувшийся со времени ареста королевы и ухода Пьеро, в этот вечер был особенно печален.
Прошедшей ночью ему приснилось, что он погиб ужасной смертью и его похоронили. Грустили и остальные. Цветок Миндаля сидела задумчивая, погрузившись в невеселые мысли о матери, а Золотое Сердце думал о Цветке Миндаля.
Озабоченным выглядел и сеньор Лисицино. Он постоянно к чему-то прислушивался и вздрагивал при малейшем шуме, долетавшем с улицы.
Вдруг дверь распахнулась, и на пороге возникла старая нищенка, которую король встретил когда-то на дороге.
— Цветок Миндаля, Золотое Сердце, — проговорила она, — идите за мной. Ее Величество королева желает видеть вас.
Цветок Миндаля тут же встала из-за стола и вышла. Золотое Сердце последовал за ней. Дверь закрылась. Король и сеньор Лисицино остались одни.
— Черт побери! — сказал себе главный министр. — Старая ведьма пришла как нельзя более кстати, избавив меня от свидетелей.Пьеро
— Ну что вы, сир! — уже вслух проговорил он. — Гоните от себя все эти мрачные мысли! Налейте себе доброго венгерского, равного которому не найдете ни в одном городе на земле!.. Вот так!.. А теперь давайте чокнемся за скорую погибель принца Азора и за процветание вашего дома! Король машинально поднес бокал ко рту и одним махом выпил все его содержимое.
— Боже мой! — только и успел он пролепетать и, будто сраженный молнией, упал в кресло.
— Очень хорошо! — сеньор Лисицино удовлетворенно потер руки. — Порошок не подвел… А теперь исполним обещанное.
Вытащив из кармана веревку, он крепко связал короля по рукам и ногам.
Бели бы это гнусное злодейство не поглотило сеньора Альберти полностью, он заметил бы в смотровом отверстии напротив него некое бледное лицо и пару огромных глаз, с удивлением и ужасом следивших за его действиями.
Это был Пьеро. Сбежав из замка принца Азора, он первым делом бросился посмотреть, что происходит в гербовом зале дворца короля Богемии.
Неожиданно послышались крики, грохот каблуков и звон шпор. Принц Азор ударом ноги открыл дверь и устремился к сеньору Лисицино.
— Где король? — спросил он.
— Вот он, на стуле. Связан! — ответил Лисицино.
— Клянусь собственным горбом! Вы человек слова!
— А где, — в свою очередь задал вопрос предатель, — триста тысяч цехинов?
— Держите.
В это мгновение белый призрак проскользнул между ними и, выхватив из рук принца Азора кошелек с деньгами, задул свечу.
Зал погрузился в темноту. Одновременно сеньор Альберти, протянувший руку за цехинами, получил сильнейшую пощечину, на которую ответил могучим ударом, обрушившимся на голову принца Азора.
Началась страшная свалка. В темном зале послышались проклятия. Сцепившись, как две собаки, принц Азор и сеньор Лисицино кусались, катались по полу, сжимая друг друга в смертельных объятиях.
Перепуганные жутким гвалтом, с фонариками в руках прибежали солдаты и разняли дерущихся.
— Как?! Это вы?! — узнав друг друга, в один голос воскликнули сеньор Альберти и Азор; но от бессильного отчаяния и стыда ни тот ни другой не могли двинуться с места.
Еще сильнее сразило их то, что, оглядевшись вокруг, они не увидели ни короля, ни кошелька с цехинами.

Глава X. Смерть принца Азора

В тот же вечер принц Азор и сеньор Лисицино тщательно обследовали дворец. Один искал короля Богемии, другой надеялся найти исчезнувшие деньги. Но поиски их оказались напрасными.
Короля действительно не было во дворце. Выкраденный находчивым Пьеро и освобожденный от веревок, он спал в избушке дровосека. Время от времени добрая Маргарита давала ему нюхать соли столь резкие, что бедный монарх корчил во сне гримасы и тер нос кулаком.
А дровосек, подперев голову руками, любовался ослепительной россыпью цехинов, в которых бледный свет лампы превращался в золотые лучи.
Принц Азор, беспокойство которого все возрастало, Расставил вокруг садовой ограды часовых и всю ночь напролет совещался с сеньором Лисицино. Особенно его тревожило то, что не видел он королевского войска. Сеньор Альберти тоже терялся в догадках, не зная, что по совету старой нищенки Золотое Сердце увел его охранять Цветок Миндаля, и видел в исчезновении войска недоброе предзнаменование.
Лень только начинался, когда командующий войсками принца Азора вошел к нему в комнату.
— Что нового? — поинтересовался принц.
— Сир, ночь прошла спокойно, — доложил капитан. — Но часовые заметили привидение. Оно всю ночь бродило у ограды. Один из дозорных узнал в нем того белого человека, что выдавал себя за посла короля Богемии и которого вы имели намерение предать смерти. Кто бы это ни был, Ваша Светлость, но явление это в высшей степени отрицательно сказывается на моральном духе нашей армии.
— Что?! Эти трусы боятся привидений?! — презрительно произнес принц. — Бездельники!.. Вот что, капитан! Надо идти навстречу событиям. Выведите войско из дворца! Но главное — сожгите и разнесите в пух и прах этот город!
Капитан поклонился и вышел.
Через минуту, крайне смущенный, он появился вновь.
— Принц, — доложил он, — мы заперты. Король Богемии во главе своей армии окружил дворец и требует, чтобы вы, Ваша Светлость, сдались в плен.
— Кровь и смерть! Да как он смеет? — заорал принц Азор. — Капитан, несите мои латы и копье! Прикажите открыть ворота! Я сам разгоню этих каналий!
— Принц, вы не поняли меня, — возразил капитан. — Я повторяю: нас заперли! Ночью были украдены все ключи от ограды, и теперь мы не можем выйти.
— Украдены ключи? Кто посмел это сделать?
— Тот белый человек, что бродил здесь ночью и о котором я только что докладывал. Он передал их королю Богемии.
— Бросайте оружие! — неожиданно раздался грозный голос. — Бросайте оружие! Иначе — смерть!
С этими словами Золотое Сердце ворвался в комнату. За ним следовали король и его солдаты.
Оказавшись в западне, принц Азор прижался к стене и уже собрался дорого продать свою жизнь, как вдруг сеньор Лисицино схватил его за руку и прошептал:
— Спокойно, принц… Спокойно… Вложите шпагу в ножны и предоставьте действовать мне. Партия еще не проиграна.
Выйдя к королю, он сказал:
— Сир, я никак не могу понять, что здесь происходит и что значат сии военные действия? Неужели в этом и заключается ваше гостеприимство? Так-то вы встречаете принца Азора, мечтающего о чести соединиться с вашим королевским домом?
— Что вы хотите этим сказать, сеньор Лисицино? — воскликнул король.
— Я говорю, — торжественно и важно продолжал тот, — что прибывший сюда для укрепления мира между двумя королевствами принц Азор имеет честь просить у Вашего Величества руки Ее Королевского Высочества, высокородной и могущественной принцессы Цветка Миндаля.
Присутствовавшие только ахнули от удивления. Пьеро был явно смущен и, чтобы сдержать себя, стал насвистывать сквозь зубы какую-то мелодию в то время как король шепотом спрашивал его:
— А что за история с порошком, рассказанная вами ночью, сеньор Пьеро?
— Сир, — ответил Пьеро, — принц Азор ждет вашего ответа.
Стоявшая возле короля старая нищенка, шепнула ему на ухо:
— Скажите принцу, что вы принимаете его просьбу. Но предложите ему, как требует обычай, поединок.
— Верно… Я об этом как-то не подумал… — ответил король. — Спасибо за совет, добрая старушка.
Обернувшись к Лисицино, он заявил:
— Мы с радостью принимаем предложение о бракосочетании, которое желает нам сделать наш прекрасный кузен, принц Азор, но принимаем с одним условием, а именно: согласно старинному богемскому обычаю, сей же день принц должен будет принять участие в турнире — конно или пеше — и сразиться с тем, кто примет его вызов.
— Согласен! — рявкнул принц Азор.
— В таком случае, принц Азор, я вызываю тебя! — разом крикнули Золотое Сердце и Пьеро, бросив к его ногам: один — стальную рыцарскую рукавицу, второй — фетровую шляпу.
— Глупцы! — крикнул принц громовым голосом. — Несчастные!
И поднял знаки вызова.
Через час все было подготовлено для турнира. Оба войска выстроились в боевом порядке вокруг лагеря. Король, по правую руку от которого находилась Цветок Миндаля, а по левую — сеньор Лисицино, сидел на помосте посреди ристалища.
Принц Азор, с копьем наготове, в ожидании сигнала к бою горделиво восседал на вороном жеребце.
Раздался звук рога и на другом конце арены показался Пьеро, в шлеме и латах. Под ним был осел, в руках наш герой держал одолженные у конюха вилы. Изящно поприветствовав короля, он пришпорил ишака, и тот засеменил навстречу принцу Азору, который с быстротой молнии бросился на противника.
Наш герой был бы раздавлен уже в первом проезде, но осел, не имея турнирного опыта, неожиданно заорал так громко и отчаянно, что перепуганный конь принца Азора встал на дыбы и перепрыгнул через Пьеро.
Приземлившись, принц должен был ухватиться за гриву, чтобы не упасть с лошади, а Пьеро, с вилами наперевес, победоносно продолжал свой путь.
Прибыв на противоположные концы арены, витязи круто развернули скакунов и дали им шпоры. Но в этот раз столкновение было ужасным. Получив жестокий удар копьем, Пьеро вместе со своим ослом пролетел шагов сто с лишком и упал замертво.
Солдаты принца Азора заорали: «Ура!»
— Тихо! — крикнул король. — Пусть позовут следующего!
На белом коне, в великолепных латах показался Золотое Сердце. Он учтиво приветствовал монарха и, склонив к земле копье, поклонился Цветку Миндаля. Затем рыцарь занял место на краю ристалища, напротив принца Азора.
По сигналу трубы соперники ринулись навстречу друг другу. Их столкновение в середине арены прогремело подобно грому. Кони присели на задние ноги. Копья разлетелись в щепки! Но рыцари даже не шелохнулись.
— Придется все повторить, храбрецы! — воскликнул король, и по его приказу соперникам вручили два новых копья.
В этом заезде Золотое Сердце получил ранение в плечо, а принц Азор, потеряв поводья, свалился в пыль, но тут же вскочил на ноги, схватил боевой топорик и приготовился обороняться.
Золотое Сердце тоже отбросил копье, вооружился топором и соскочил с лошади.
Бой разгорелся не на жизнь, а на смерть. Удары были такими мощными, что, казалось, их не выдержали бы и горы, но витязи не чувствовали ничего!
Сражение длилось уже час, не давая преимуществ никому из противников. Однако, ослабленный раной, Золотое Сердце споткнулся, делая шаг назад, и, потеряв равновесие, упал… Одним прыжком принц Азор оказался над ним. Он сдавил Золотому Сердцу горло и достал из-за пояса кинжал.