Таинственный гость из космоса - Отъезд президента

1 1 1 1 1 Рейтинг 4.43 [7 Голоса (ов)]

 

Таинственный гость из космоса (повесть Эдуарда Успенского)


Глава десятая

Отъезд президента

Вдруг крыша дома Егоровых начала скрипеть и прогибаться. Учёные с опаской посмотрели вверх.
— Не беспокойтесь, — сказал президент. — Это моя охрана. Очень активные ребята. Они повсюду: и внизу, и вверху. У них муха не пролетит.
И верно, мухи не было. Вместо мухи со страшным скрежетом кровельного железа весь в пыли и опилках свалился вниз огромный кусок обледенелого снега.
— Ложись! — скомандовал академик Гаврилов, и они вместе с Пузырёвым и Кузиковым рухнули на пол.
Президент не залёг. Он понял, что прежде чем ложиться, надо увидеть, что происходит.
Когда он понял, что на них валится крыша, полная охраны, он быстро и ловко скатился вниз.
— Выясните, что там случилось с крышей, — сказал президент начальнику охраны и сел в машину.
Потом он приказал, не обращаясь конкретно ни к кому:
— Прислать мне все видео и все фотоматериалы, связанные с пришельцем, и описание всех контактов с ним!
Начальник охраны крикнул:
— В Кремль!
Улица сама собой мгновенно очистилась от мигалочных машин и зевак, и президентский легковой танк пулей вылетел из посёлка, волоча на бампере старую папину яблоню.

Глава одиннадцатая

Докладная записка на имя президента

Вскоре на имя президента из Института исследования космоса пришло письмо на двух страницах с описанием контактов и фотографиями инопланетянина.
В описании кратким языком телеграмм сообщалось:
«Уважаемый господин президент!
Институт исследования космоса доводит до Вашего сведения следующий факт.
Неизвестное до сих пор на Земле существо, скорее всего биокремниевой, кремнеорганической структуры, внезапно появилось в посёлке Клязьма (Московская область) в результате непонятного физического явления.
Существо представляет собой коричнево-красных тонов фигуру крабово-лангустового типа. Размеры 50–45 см в длину и 22–20 см в ширину. Толщина тела колеблется между 6–8 см.
Тело имеет внизу большое количество лапок, при помощи которых оно быстро передвигается по плоским поверхностям.
Некоторые конечности возникают у него на время и исчезают в глубине тела.
На ощупь существо холодное, желеобразное и необычайно тяжёлое. Каждая часть его может быть слабой и жидкой и может в течение минуты стать твёрдой. Вплоть до каменной твёрдости.
Никаких явных признаков сознания, так же как и явной неразумности, у существа нет.
Пришельца можно отнести как к существам, осознающим себя, наделённым начатками разума, так и к созданиям полуразумным, неосознающим себя (подобным собаке или дельфину).
Точно так же можно считать его электронным самопитающимся роботом.
В качестве энергоносителя существо использует горючий сланец, в небольших количествах имеющийся на даче.
В отдельных случаях оно может использовать и кремниево-насыщенные формы материи: блюдца, стаканы, чашки и другие предметы, обязательно проходившие предварительное плавление.
Свидетелем появления существа из пространства оказалась семилетняя девочка Катя Егорова. Девочка психически здоровая, без аномальных отклонений.
Никаких электрических, шумовых, магнитных и других явлений за всё время присутствия пришельца в окружающей среде не наблюдалось.
Радиационный фон нормальный.
Попытки найти контакт с иноземцем и научные эксперименты продолжаются. Никакой агрессии существо не проявляет.
Исследования ведутся с большой (возможной в условиях дачного посёлка) степенью секретности.
Для конспиративности иноземное существо названо: Камнегрыз клязьменский кайнозойский.

фото инопланетян

Фотографии и видеозаписи опытов с пришельцем Камнегрызом клязьминским кайнозойским прилагаются».
Фотографии были такими:
А. Камнегрыз клязьменский раскаляется докрасна в знак протеста.
Б. Камнегрыз клязьменский находит выход из лабиринта.
В. Камнегрыз клязьменский исследует книгу вверх ногами.
Г. Камнегрыз клязьменский кольчугой стекает со стола.
Д. Камнегрыз клязьменский пытается извлечь звуки из колокольчиков.
«Идиоты! — подумал про себя президент. — Даже по фотографиям видно, что это разумное существо».
А с крышей дома Егоровых случилось вот что. Обычно крыша дома Кати была холодной, и снег с неё просто и спокойно скатывался вниз. Но когда на чердаке сделали лабораторию, крыша стала нагреваться от людей и электроплиток и снег стал таять и прилипать.
Чем больше нагревали крышу, тем толще становился слой замороженного снега. И в конце концов в самый ненужный момент крыша рухнула. Тем более что на неё залезли четверо охранников, каждый весом не меньше ста килограммов.

Глава двенадцатая

Контакт? Есть контакт! Но с кем?

Разумное существо в это время находилось под папиной кроватью в маленьком гостевом доме на участке Кати. И вовсе не собиралось продолжать опыты по установлению контакта с человечеством (в лице академика Гаврилова, профессора Пузырёва и лаборанта Кузикова). А вышеназванные учёные, наоборот, вовсю готовились к продолжению контактов с инопланетянином.
Как только дядя Коля Спиглазов починил крышу, а лаборант Кузиков подмёл пол и навёл порядок, сразу же был собран Учёный совет.
— Мы никому не должны сообщать о пропаже пришельца, — сказал решительный академик Гаврилов, — чтобы не допустить скандалов в прессе.
— И чтобы нас не лишили премии, — добавил профессор Пузырёв.
— А то и вовсе зарплаты! — вставил своё веское слово лаборант Кузиков. — Я и так в дырявых ботинках хожу.
— Значит, продолжаем исследования, — сказал Гаврилов. — Вы, профессор Пузырёв, садитесь и пишите отчёт о сегодняшней проделанной работе. Вы, лаборант Кузиков, немедленно вылетайте во Владивосток, в военный дельфинарий, и там устанавливайте связь с дрессировщиками дельфинов. Будете набираться у них контактного опыта.
Он осмотрел свой Учёный совет и продолжил:
— А вы, дядя Коля Спиглазов, получаете пол-литра водки и обходите всех местных алкоголиков с целью выведать, не возникал ли где-либо в посёлке наш инопланетный Камнегрыз.
— Пол-литра будет мало, — сказал опытный дядя Коля. — Пока их всех обойдёшь!
— Вы же знаете, какое сейчас время, — ответил академик. — На науку денег не дают. Сэкономите на закуске.
— А если снова приедет президент, — спросил боязливый лаборант Кузиков, — и скажет: «Где же ваш знаменитый Кремнегрыз?» — что мы ответим?
— А то! — ответил профессор Пузырёв. — «Ох, вы знаете, он только что был здесь. Он сейчас в другом измерении. Он переместился. С ним это часто бывает».
И он уселся за папин письменный стол на первом этаже, чтобы писать отчёт о проделанной сегодня работе.

Глава тринадцатая

Катя, папа, Камнегрыз

— Ну, хорошо, — говорил папа. — Пролежит он ещё два дня у тебя под кроватью, а потом помрёт. Ты же сама говоришь, что ему нужно солнце.
— Не помрёт, — спорила Катя. — У нас есть кварцевая лампа.

Таинственный гость из космоса

— Слушай, — сказал тогда папа, — а давай разместим его в теплице. Там и обогрев есть, и солнца много. И учёные его не увидят.
Крыша и стены в папиной теплице были покрыты специальной оборонной плёнкой и пропускали свет только в одну сторону. Папина теплица с внешней стороны сверкала как зеркальная.
— Класс! — сказала Катя и сразу потащила Камнегрыза из-под кровати.
Обычно послушный Камнегрыз вдруг упёрся. И был прав, потому что в комнату залетел лаборант Кузиков.
— Ой, дайте соли! У нас эксперимент не идёт!
Эксперимент и правда не шёл. У них на обед было много огурцов из клязьменского растениеводства, а соли не было.
Получив соль, Кузиков удалился.
Тогда Камнегрыз вылез.
— Смотри, папа, — сказала Катя. — Он их мысли читает.
— Или у него обоняние хорошее, — предположил папа, — как у собак.
Катя взяла Камнегрыза за край и короткими перебежками протащила его в теплицу.
Место оказалось самым удачным. Учёные снаружи его не видели. А внутри уютно — сколько хочешь тепла и сколько хочешь солнца.
Теплица была для Камнегрыза как санаторий для членов правительства.
А когда солнце уходило, Камнегрыз ползком заходил в Катин маленький домик, и они с Катей как будто о чём-то шушукались нос к носу.

Глава четырнадцатая

Командировка лаборанта Кузикова

Лаборант Кузиков получил командировочное удостоверение, деньги на билет до Владивостока и никуда не поехал.
Что он, дурачок какой? Зачем лететь во Владивосток учиться контактному опыту, когда у них на Бакунинской свой дельфинарий открыли. И там работают четыре дрессировщика, один другого умнее.
Кузиков сначала установил контакт с дрессировщиками. Он стал водить одного из них обедать с пивом в ближайшее кафе.
Дрессировщик говорил, а лаборант Кузиков внимательно слушал.

Таинственный гость из космоса

— Контакт с новым экземпляром начинается с пищевых продуктов. Сначала перед дельфином кладут десять разнопородных рыб. Смотрится, какую породу он предпочитает: треску, севрюгу или кефаль. Допустим — это кефаль. Понимаешь?
— Допустим, это кефаль, — понимал Кузиков.
— Тогда начинается вторая часть контакта. Выясняется — какого размера требуется кефаль. И какая кефаль предпочитается — сырая или варёная. Допустим, сырая.
— Предположим, — допускал лаборант.
— С этого момента и начинается контакт. Ты кричишь ему: «Вася, Вася!» — и бросаешь кефаль. Он приплывает, ест её два кило — и вы уже в контакте. Он — твой друг.
— Ну, а как вы с ним разговариваете?
— Да никак!
— Ну, вот ты говоришь ему: «Прыгай вверх!» Это как происходит?
— А вот так, — махнул рукою вверх дрессировщик. — И всё.
— А вниз?
— Вот так! — махнул дрессировщик рукою вниз.
— Значит, ты с ним вот так разговариваешь?
— Да никак я с ним не разговариваю. Я ему руками показываю.
— Это и есть язык жестов?
— Ага. И старший дрессировщик так говорит.

Таинственный гость из космоса

Тогда лаборант Кузиков познакомился со старшим дрессировщиком. Старший дрессировщик уже пил не пиво, а коньяк.
— Главное в нашей работе что? — спрашивал он Кузикова.
— Что? — спрашивал Кузиков.
— Душевность. Ведь если ты дельфина обидишь, он вообще есть отказывается. На внутреннее питание переходит.
— И что, ничего не ест?
— Ничего.

«Совсем как у нас, — подумал про себя Кузиков. — Это же ведь чистая голодовка протеста».
— А чем его обидеть можно?
— Да чем хочешь. Ударь его. Назови дураком. Подсунь вместо рыбы дохлую крысу.
— Зачем?
— Так, вроде шутки. Неделю потом надо с ним мириться.
— Но за такие вещи надо наказывать!
— Вот и наш главный тоже так говорит.
Главный дрессировщик уже пил не коньяк, а виски.
Он говорил Кузикову так:
— Чужая жизнь, уважаемый гражданин, — потёмки. Ничего мы про неё не знаем. Ведь мы даже не знаем, какими нас видит дельфин.
— Как так?

Таинственный гость из космоса

— Может, он нас вообще не видит.
— Почему?
— Очень просто. Чтобы жить, ему нужно хорошо видеть рыбу. Вот он и видит первым делом треугольную голову и хвост. И хвать её посередине! А у нас — ни треугольной головы, ни хвоста.
— Как же он тогда с вами общается? Ведь как-то он всё-таки вас видит!
— Как-то видит. Может, в виде чучела с глазами или в виде скелета. Главное, гражданин, — дельфинов надо любить. Просто как детей. Тогда всё и получится.
«Вам хорошо, — подумал про себя Кузиков. — Дельфины тёплые и живые. А у нас кто? Какая-то сковородка силиконовая на ножках, холодная и тяжёлая. Попробуй полюби её».
В общем, из командировки он вернулся не сильно обогащённый знаниями.