По щучьему веленью (2)

1 1 1 1 1 Рейтинг 4.45 [20 Голоса (ов)]

По щучьему веленью


Емаля на печиЖил-был старик. У него было три сына: двое умных, третий — дурачок Емеля.
Те братья работают, а Емеля целый день лежит на печ­ке, знать ничего не хочет.
Один раз братья уехали на базар, а бабы, невестки, да­вай посылать его:
— Сходи, Емеля, за водой. А он им с печки:
— Неохота...
Емеля вытащил щуку из проруби— Сходи, Емеля, а то братья с базара воротятся, гос­тинцев тебе не привезут.
— Ну ладно.
Слез Емеля с печки, обулся, оделся, взял вёдра да то­пор и пошёл на речку.
Прорубил лёд, зачерпнул вёдра и поставил их, а сам глядит в прорубь. И увидел Емеля в проруби щуку. Излов­чился и ухватил щуку в руку:
— Вот уха будет сладка!
Вдруг щука говорит ему человечьим голосом:
— Емеля, отпусти меня в воду, я тебе пригожусь. А Емеля смеётся:
— На что ты мне пригодишься? Нет, понесу тебя домой, велю невесткам уху сварить. Будет уха сладка.
емеля ведра сами в дом пошлиЩука взмолилась опять:
— Емеля, Емеля, отпусти меня в воду, я тебе сделаю всё, что ни пожелаешь.
— Ладно, только покажи сначала, что не обманываешь меня, тогда отпущу.
Щука его спрашивает:
— Емеля, Емеля, скажи — чего ты сейчас хочешь?
— Хочу, чтобы вёдра сами пошли домой и вода бы не расплескалась...
Щука ему говорит:
—  Запомни мои слова: когда что тебе захочется — ска­жи только: «По щучьему веленью, по моему хотенью».
Емеля и говорит:
— По щучьему веленью, по моему хотенью — ступайте, вёдра, сами домой...
Только сказал — вёдра сами и пошли в гору. Емеля пус­тил щуку в прорубь, а сам пошёл за вёдрами.
Идут вёдра по деревне, народ дивится, а Емеля идёт  сзади, посмеивается... Зашли вёдра в избу и сами стали на лавку, а Емеля полез на печь. Прошло много ли, мало ли времени — невестки говорят ему:
— Емеля, что ты лежишь? Пошёл бы дров нарубил.
— Неохота...

емеля лежит на печи

— Не нарубишь дров, братья с базара воротятся, гос­тинцев тебе не привезут.
Емеле неохота слезать с печи. Вспомнил он про щуку и потихоньку говорит:
— По щучьему веленью, по моему хотенью — поди, то­пор, наколи дров, а дрова — сами в избу ступайте и в печь кладитесь...
Топор выскочил из-под лавки — и на двор, и давай дрова колоть, а дрова сами в избу идут и в печь лезут.
Много ли, мало ли времени прошло — невестки опять говорят:
— Емеля, дров у нас больше нет. Съезди в лес, наруби. А он им с печки:
— Да вы-то на что?
— Как мы на что?.. Разве наше дело в лес за дровами ездить?
— Мне неохота...
— Ну, не будет тебе подарков.
Делать нечего. Слез Емеля с печи, обулся, оделся. Взял верёвку и топор, вышел на двор и сел в сани:
— Бабы, отворяйте ворота! Невестки ему говорят:
— Что ж ты, дурень, сел в сани, а лошадь не запряг?
Емеля едет на печи по улице— Не надо мне лошади.
Невестки отворили ворота, а Емеля говорит потихоньку:
— По щучьему веленью, по моему хотенью — ступайте, сани, в лес...
Сани сами и поехали в ворота, да так быстро — на ло­шади не догнать. А в лес-то пришлось ехать через город, и тут он много народу помял, подавил. Народ кричит: «Дер­жи его! Лови его!» А он знай сани погоняет. Приехал в лес:
— По щучьему веленью, по моему хотенью — топор, на­руби дровишек посуше, а вы, дровишки, сами валитесь в сани, сами вяжитесь...
Топор начал рубить, колоть сухие дерева, а дровишки сами в сани валятся и верёвкой вяжутся. Потом Емеля ве­лел топору вырубить себе дубинку — такую, чтобы насилу поднять. Сел на воз:
— По щучьему веленью, по моему хотенью — поезжай­те, сани, домой...
Сани помчались домой. Опять проезжает Емеля по тому городу, где давеча помял, подавил много народу, а там его уж дожидаются. Ухватили Емелю и тащат с возу, ругают и бьют.
Видит он, что плохо дело, и потихоньку:
— По щучьему веленью, по моему хотенью — ну-ка, ду­бинка, обломай им бока...
Дубинка выскочила — и давай колотить. Народ кинулся прочь, а Емеля приехал домой и залез на печь.

Понравилась сказка? - Поделись с друзьями!

 

 

 

 

 

 

Система Orphus