Сказка о славном могучем богатыре Еруслане Лазаревиче - Страница 5

1 1 1 1 1 Рейтинг 3.00 [7 Голоса (ов)]

Сказка о славном могучем богатыре Еруслане Лазаревиче (русская сказка)


- Где же твой драгоценный камень?
- Сейчас достану!
С теми словами бросился змей в море и в скором времени воротился, принёс и отдал богатырю драгоценный камень неслыханной красоты.
Принял Еруслан Лазаревич подарок и прямо со своего коня перемахнул змею на спину. Еруслан Лазаревич и змей
- Вези к Вахрамею во дворец и сам ему скажи, что никогда больше не будешь нападать на людей!
Ничего морскому змею не оставалось делать, как только повиноваться. И повёз он богатыря в стольный город, а Орош Вещий вслед побежал.
В городе и во дворце начался великий переполох, когда увидели, как чужестранный богатырь приехал на морском чудовище. И царь Вахрамей, и весь народ стали просить, уговаривать:
- Еруслан Лазаревич, не оставляй проклятого змея в живых. Сколько из-за него, злодея, люди слёз пролили. Сейчас-то он смирный, а когда ты уедешь, опять за старое примется. Знаем мы его!
Богатырь перечить не стал, соскочил со змея и отсёк у него голову. На двенадцати подводах вывезли горожане змея из города и закопали в глубоком овраге.
Убрали чёрные флаги, что возвещали о беде-невзгоде, и весь народ повеселел. А Вахрамей задал пир на весь мир. Созвал гостей со всех волостей. Рядом с собой, на самое почётное место, посадил Еруслана Лазаревича принялся его потчевать.
- Ешь, пей, гость дорогой! Уж не знаю, чем отблагодарить тебя.
В ту пору из своих покоев вышла к гостям красавица царевна. Взглянул на неё богатырь да так и обмер - до того была прекрасна Марфа Вахрамеевна. «Отродясь не видывал краше,- подумал он,- век бы на неё глядел, любовался».
И у Марфы Вахрамеевны сердце ёкнуло. Чинно она гостям поклонилась, ещё раз глянула на Еруслана Лазаревича и глаза опустила - хорош, пригож!
Пированье-столованье окончилось. Поблагодарили гости за хлеб, за соль, распрощались и разошлись, разъехались. Тогда Еруслан Лазаревич и повёл речь:
- Приехал я к вам, царь-государь, по доброму делу, по сватовству. Если бы ты благословил, а Марфа Вахрамеевна пошла за меня замуж, так лучшей судьбы-доли мне и не надобно!
- Любезный Еруслан Лазаревич, если дочь согласна, так и я рад с тобой породниться. Теперь за тобой дело, Марфа Вахрамеевна,- повернулся он к дочери.- Скажи, люб ли тебе жених?
Зарумянилась девица-красавица, потупила очи ясные и потом промолвила:
- Я твоя и воля твоя, батюшка царь-государь! А коли благословишь, так я согласна.
- Вот и хорошо! - весело сказал царь Вахрамей.- Аи, по сердцу, по душе мне зять сыскался.
Марфа ВахрамееваВ царском житье ни пива варить, ни вина курить - всего вдоволь. В скором времени свадьбу сыграли, пир отпировали. И стал Еруслан Лазаревич жить-поживать со своей молодой женой Марфой Вахрамеевной у тестя.
День за днём, неделя за неделей - так незаметно почти целый год прошёл.
Как-то раз говорит Еруслан Лазаревич Марфе Вахрамеевне:
- Надо съездить проведать родителей, да и тебя показать отцу с матерью.
- Ох, рада бы я радёхонька поехать твоих родителей повидать и с тобой не разлучаться, да ведь сам видишь, нельзя мне теперь в дальнюю дорогу ехать, а путь туда не близкий, не лёгкий. Навести их в этот раз один, только скорее возвращайся. А на тот год уже всей семьёй поедем. И помни: как поедешь мимо Девьего царства, станут тебя звать погостить, смотри не заезжай. Если заедешь, околдует тебя Царь-девица.
- Ну что ты! Зачем мне в Девье царство заезжать?
Потом подал ей золотой перстень с тем драгоценным камнем, что от морского змея получил:
- Если сын у нас родится, отдай ему, когда он в возраст придёт. И пусть ни днём ни ночью перстня этого с руки не снимает.
Затем собрался, снарядился и отправился в путь-дорогу.
Едет Еруслан Лазаревич да едет. День про¬шёл и другой прошёл. На третий день видит - раскинулся перед ним сад, глазом не охва¬тишь. В том саду великолепный дворец стоит, золотой крышей на солнышке горит. Окна во дворце хрустальные, наличники замысловатой резьбой изукрашены.
Только поравнялся с садом, как вырыскнул кто-то на коне из ворот. Вгляделся Еруслан Лазаревич и увидел: скачет к нему поленица (Поленица - богатырка) удалая, на коне сидит как влитая. Глаза у поленицы соколиные, брови чёрного соболя, личико белое, румяное, из-под шлема спадают косы русые до пояса. Заговорила - словно реченька зажурчала:
- Ведь я тебя, добрый молодец, из окошечка увидала. Чего ради едешь мимо, к нам не заворачиваешь попить-поесть, коня накормить, побеседовать?
- Спасибо, Царь-девица, недосуг мне. Еду отца с матерью навестить, - отвечал Еруслан Лазаревич.
Сам глядит на поленицу - глаз оторвать не может.
- Что за недосуг! - молвила Царь-девица. - Не торопись ехать, торопись коня кормить, скорее приедешь куда надо.
И улыбнулась, будто летним ласковым солнышком обогрела.
Сразу позабыл богатырь про женин наказ, повернул коня и стремя в стремя поехал с Царь-девицей в чудесный сад.
В Девьем государстве девицы-красавицы - одна другой краше, а прекраснее всех сама Царь-девица, удалая поленица.
Еруслану Лазаревичу тотчас жаркую баню натопили. Намылся он, напарился. Стала Царь-девица угощать его винами заморскими, медами светлыми, всяких кушаньев на стол наставила. Напоила, накормила, начала на лютне играть да своим тонким, нежным голосом подпевать. Еруслан Лазаревич Девье царство
Слушает добрый молодец не наслушается, глядит на Царь-девицу не наглядится. Потом набежало во дворец множество девиц и почали песни петь и хороводы водить.
В песнях, плясках да забавах год прошёл и другой прошёл. А Еруслану Лазаревичу думается: «Ох, долго загостился! На часок заехал, а прожил два дня». Стал было Царь-девицу благодарить:
- Пора мне ехать!
А она принялась уговаривать, ласковыми словами улещать:
- Свет Еруслан Лазаревич! Не покидай меня, не езди, останься!
- Нет, надо мне родителей повидать!
- Успеешь с отцом, с матерью свидеться! Побудь хоть недельку, утешь меня!
Поддался добрый молодец на уговоры да на ласку. Резвые ноги будто к месту приросли. Остался в Девьем царстве. Ему кажется - неделя прошла, ан восьмой год на исходе.
Вскоре после того, как уехал Еруслан Лазаревич, Марфа Вахрамеевна родила сына. Дали ему имя Еруслан Ерусланович. Родился Еруслан Ерусланович крепким да сильным и с самых первых дней стал так быстро расти и матереть, что на втором году казался двенадцатилетним подростком. А когда ему исполнилось семь лет, стал он могучим богатырём. Не находилось ему в поединках во всём государстве равного по силе и сноровке. Всех побеждал.
Однажды спрашивает Еруслан Ерусланович у матери:
- Скажи, сударыня матушка, где мой батюшка Еруслан Лазаревич? Говорили, будто уехал он в Картаусово королевство к дедушке с бабушкой. Не приключилось ли в пути-дороге с ним чего? Благослови, я поеду батюшку разыскивать.
Заплакала Марфа Вахрамеевна:
- Ну куда ты поедешь, как опричь своего царства нигде не бывал, ничего не видал? Отец уехал и не иначе как попал в Девье царство. Околдовали, зачаровали там его, и нет оттуда возврату. А ты и вовсе погибнешь!
Не вникает в это Еруслан Ерусланович, знай стоит на своём.
- Всё равно поеду, батюшку Еруслана Лазаревича разыщу и привезу домой.
Видит Марфа Вахрамеевна - не уговорить ей сына, и сказала:
- Ну, будь по-твоему, поезжай, только возьми вот этот перстень и не снимай его с руки ни днём, ни ночью.
И надела на палец Еруслану Еруслановичу золотой перстень с драгоценным камнем, подарком морского змея.
Король Вахрамей тоже долго отговаривал внука, а под конец рукой махнул:
- Поезжай!
Скорым-скоро Еруслан Ерусланович снарядился и стал прощаться. Царь Вахрамей, Марфа Вахрамеевна и все нянюшки, мамушки, сенные девушки вышли его провожать. Видали, как на коня садился, да не видели, как укатился. Только пыль столбом завилась за добрым молодцем.
Ехал он долго ли, коротко ли - вёрсты тогда были немереные, и на третий день поутру раскинулся перед ним громадный чудесный сад, а в саду дворец с золочёной крышей и хрустальными окнами. «Это и есть Девье царство», - подумал молодой богатырь. Подъехал к воротам и вскричал громким голосом:
- Посылайте поединщика, а не то ворота порушу!
Услышала Царь-девица и спрашивает:
- Кто такой в ворота ломится, поединщика требует?
- Приехал какой-то чужестранный витязь, совсем ещё, видать, молодой, - отвечает богатырь, что стоит стражником у ворот.
- Поезжай без промедления да хорошенько проучи его, невежу! - приказала Царь-девица.
Богатырь из ворот выехал и закричал:
- Кто ты такой, молодой невежа? В ворота ломишься да ещё и поединщика требуешь!
- Вот когда съедемся, узнаешь, какой я есть невежа! - крикнул в ответ молодой наездник.
Съехались, и Еруслан Ерусланович лёгким ударом с первого раза вышиб богатыря из седла.
- Смерти тебя предавать не стану! Ступай скажи Царь-девице: пусть пришлёт поединщика. Не к лицу мне с таким, как ты, си¬лами мериться!
Побитый богатырь воротился, рассказал про могучего витязя. Царь-девица пошла будить Еруслана Лазаревича:
- Встань, пробудись, мил сердечный друг! Приехал какой-то чужестранный младой богатырь и требует поединщика. Жалко будить тебя, да делать нечего. Ведь только на тебя и вся надежда!
Еруслан Лазаревич поднялся, надел боевые доспехи, оседлал Ороша Вещего и выехал в чистое поле, в широкое раздолье. Еруслан Лазаревич Встреча с сыном
Съехались они и так сильно сшиблись, что кони сели на задние ноги, а богатыри ни который ни которого не ранили. Повернули коней, разъехались и стали снова съезжаться.
«По виду совсем ещё юноша, а никому не уступит силой да боевой сноровкой»,- подумал Еруслан Лазаревич.
Когда съехались во второй раз, опять сшиблись мечами, Еруслан Лазаревич ударил с - такой силой, что поединщик не удержался в седле и упал с коня на сыру землю. А Орош Вещий сразу ступил ему на грудь. Глянул Еруслан Лазаревич на богатыря и заметил - что-то блеснуло у юноши на руке. Еще взглянул, узнал свой перстень, и пало ему на ум: «Уж не сын ли мой?» Спрашивает:
- Скажи, какого ты роду-племени, как тебя по имени зовут, величают по отчеству?
- Если бы мой конь ступил тебе на грудь, я не стал бы спрашивать, выпытывать у тебя ни роду, ни племени, ни про отца, ни про мать, а отрубил бы напрочь голову!
- Не хочу я твою молодую жизнь губить, - проговорил Еруслан Лазаревич. - Только скажи, кто твои родители и как тебя зовут?
- Моя мать - Марфа Вахрамеевна, а отец - славный, могучий богатырь Еруслан Лазаревич. Меня зовут Еруслан Ерусланович.
Еруслан Лазаревич тотчас с коня на землю соскочил, поднял молодого витязя, крепко обнял его и говорит:
- Вот как мы встретились, мой сын дорогой! А сколько тебе лет?
- Мне исполнилось семь лет, восьмой пошёл. Захотелось тебя разыскать. И вот как привелось встретиться.
«Как же так? - подумал Еруслан Лазаревич.- Гостил я в Девьем царстве всего одну неделю с небольшим, а сыну теперь уж восьмой год пошёл».
Потом сказал:
- Поедем поскорее, сын дорогой, в Вахрамеево царство.
Сели на коней и поехали домой. Много было радости, когда Марфа Вахрамеевна и царь Вахрамей встретили богатырей.
Устроил царь Вахрамей пир на весь мир. А когда отпировали, он сказал:
- Слушай, Еруслан Лазаревич, зять мой любезный, стал я стар, совсем одолели меня недуги да немощи. Становись на престол и правь царством, а я на покое буду век доживать!
- Так-то оно так,- отвечал Еруслан Ла¬заревич, - по белу свету я наездился, с копьём долгомерным да с мечом-кладенцом натешился и царством править согласен. Только есть у меня забота: про отца с матерью ничего не знаю. Повидаться охота, а от царских дел недосуг туда ехать.
- О том тужить-горевать нечего, - Вахрамей говорит,- есть у тебя теперь замена. Еруслан Ерусланович съездит в Картаусово королевство, поклон отвезёт да в гости их к нам пригласит.
И вот заступил на престол Еруслан Лазаревич, а Еруслан Ерусланович уехал в Картаусово королевство.
Много ли, мало ли времени прошло, воротился Еруслан Ерусланович домой, а с ним приехали и родители Еруслана Лазаревича.
На радости завели пир на весь мир. Я на том пиру был, мёд да пиво пил, обо всём этом узнал, да и рассказал.


- КОНЕЦ -

Русская народная сказка в картинках. Иллюстрации.

Понравилась сказка? - Поделись с друзьями!

 

 

Роман

 

 

 

Система Orphus