Похождение рубля

1 1 1 1 1 Рейтинг 4.50 [4 Голоса (ов)]

Похождение рубля (сказка Сергея Михалкова)


Похождение рубля

Я появился на свет

Похождение рубляЯ - Рубль. Новенький советский бумажный Рубль. Родился я в большом кирпичном доме, где у каждого входа и выхода стоят часовые и куда ПОСТОРОННИМ ВХОД СТРОГО ВОСПРЕЩАЕТСЯ!
Не успел я появиться на свет, как попал в общество собратьев-близнецов, похожих на меня как две капли воды. Мы очутились в одной пачке, туго перехваченной крест-накрест бумажной лентой, на которой было написано: "СТО РУБЛЕЙ". Перед тем как это написать, нас пересчитали и аккуратно сложили вместе, запечатали, чтобы мы не разбежались. Мы лежали, прижавшись друг к другу своими личными номерами, и каждому из нас хотелось поскорее вырваться на свободу, чтобы начать полную разных приключений, интересную жизнь.
Из разговоров, которые велись вокруг нас людьми, я узнал, что сначала меня отправят в какой-то БАНК, что только оттуда я попаду в какую-то КАССУ и что уже в этой таинственной КАССЕ и решится моя участь.
Мы набрались терпения и стали ждать. У каждого из нас своя дорога, своя судьба...


Я начинаю самостоятельную жизнь

В пачке было темно и тесно. Мы уже давно томились в ней и порядком надоели друг другу. Нас только что вынули из какого-то мешка, и теперь мы лежали на дне просторного железного ящика.
"Может быть, это и есть КАССА?" - подумал я про себя.
Я хотел поделиться своей догадкой с соседом, но тут над нашей головой что-то треснуло. Это лопнула бумажная лента. Чьи-то ловкие, тонкие пальцы схватили меня за уголок и вытащили на свет.
- Вот вам на счастье новый Рубль! - произнес приятный женский голос.
- Большое спасибо!
Не успел я сообразить, что со мной происходит, как очутился на гладкой тарелочке.
А через мгновение я уже лежал в глубоком мягком помещении. Я не знал тогда, что это помещение называется карманом и что всю жизнь мне придется переходить из кармана в карман.
Так, не успев даже попрощаться со своими собратьями, я начал самостоятельную жизнь.


Я встречаю земляка

Я попал в карман к столяру. Он работал на мебельной фабрике и делал диван-кровати. Откровенно говоря, мне было приятно: моя жизнь началась с того, что я достался человеку как вознаграждение за его труд.
"Я настоящий трудовой Рубль! - с гордостью думал я. - Интересно, что меня ждет впереди? Что со мной будет дальше? Как меня будут тратить и, главное, на что?.."
Я настолько был занят своими мыслями, что не заметил лежащую рядом со мной в кармане монету. Как потом оказалось, это был Пятачок.
Он прикоснулся ко мне холодным металлическим боком и вежливо извинился.
- Может быть, мы познакомимся? - предложил он. - В темноте я не вижу вашего лица. Что касается меня, то я - Пятачок.
- Будем знакомы! - сказал я. - Я - Рубль!
- А я - Пятачок! - еще раз повторил он. - Но если вы Рубль, то у нас есть нечто общее.
- Что именно? - поинтересовался я.
- Государственный герб! - сказал Пятачок.
- Возможно, - неопределенно ответил я, впервые имея дело с монетой.
- Вы бы могли в этом убедиться, - продолжал Пятачок. - Но я не хотел вас обидеть сравнением с собой. Прежде всего я простой Пятачок, а вы - целый Рубль, да к тому же, видимо, новый, еще не бывший в употреблении. А раз так, то вы еще не имели дела с такими, как я. Но герб у нас с вами общий. И все мы, независимо от нашего достоинства, гордо носим его. Самый старший среди нас Полтинник. А дальше уже идете вы - рубли!.. Одним словом, мы земляки, и это должно нас сближать...
Мы разговорились. Пятачок был по возрасту старше меня и охотно поведал мне историю своей жизни.
Она была скорее печальной, чем радостной.
Он много раз был бит в "расшибалочке" - в никудышной уличной игре, которую любят мальчишки. Один раз его чуть было не положили на трамвайный рельс, чтобы посмотреть, во что он превратится после того, как по нему пройдут колеса. Чудом ему удалось не стать калекой.
- А теперь я не вылезаю из метро! - закончил Пятачок свой грустный рассказ. - Большинство людей, которым я попадаю в руки, приберегают меня для того, чтобы я оплатил проезд под землей. Впрочем, однажды...
Пятачок не успел закончить фразу. Вернее, я не успел ее дослушать. В карман опустилась рука, нащупала одного из нас и потащила наверх. "Одним из нас" оказался я.
- До встречи, дружище! - успел я только крикнуть в глубину кармана.


Я узнаю себе цену

Прямо из теплого, уютного кармана рабочей куртки я попал куда-то, где все дышало сыростью и свежей землей. Как я потом догадался, это был цветочный киоск.
- Рублишко-то новенький! - сказал женский голос и добавил: - Если вы, гражданин, хотите купить цветы, то не скупитесь!
- А я и не скуплюсь! - отвечал мужской голос. - Я выбираю... Дайте мне, пожалуйста, эти гвоздики и получите с меня рубль!
Я мельком успел увидеть в большом ведре охапку красивых красных цветов. В то же мгновение меня бросили в ящик стола.
Мне было не по себе.
"Я трудовой Рубль, а никакой не "рублишко"! - уговаривал я сам себя. - Как она посмела меня так назвать!"
Понемногу я успокоился.
"В конце концов, - пришел я к выводу, - уже хорошо, что Человек, который меня заработал, хотел доставить радость другим и купил цветы. Меня начали тратить!"
- И ты здесь? - неожиданно обратился ко мне кто-то из глубины ящика.
Я вгляделся в темноту и, к своему большому удивлению, увидел одного из моих собратьев-близнецов. Я сразу узнал его. У него был другой личный номер, но та же серия, что и у меня, - мы были из одной пачки!
- Не удивляйся! - продолжал мой собрат. - Меня тоже истратили на цветы. Это добрая примета. Сегодня Восьмое марта. Сегодня все покупают цветы. На один рубль здесь дают три гвоздики. Вот наша с тобой цена!
Я не мог сразу сообразить, много ли это или мало, наша ли это цена или цена цветов.
Во всяком случае, для начала я узнал, что на меня можно купить три прекрасных цветка.
Тут послышалось:
- Дайте мне, гражданочка, три рубля и получите рубль сдачи!
Не поняв еще, что это значит, я перекочевал из ящика в дамскую сумочку.
Надо мной звонко щелкнул замок. Я снова очутился в полной темноте.
Зажатый между пудреницей и паспортом, я чуть не потерял сознание от одуряющего запаха духов.


Нечаянное знакомство

Похождение рубля Однажды со мной приключилось чрезвычайное происшествие. Шофер такси отсчитал меня очередному пассажиру. Мой новый хозяин повертел меня в руках, внимательно со всех сторон рассмотрел и аккуратно запрятал в толстый бумажник. Здесь приятно пахло кожей и табаком, но деньги, окружавшие меня, не имели со мной ничего общего. И они не были похожи на те, с которыми мне приходилось общаться до сих пор. Все они были другого размера и цвета, и на них были совсем другие картинки.
Я сразу заметил, что незнакомцы с неохотой потеснились, чтобы дать мне место.
- Если я не ошибаюсь, мы имеем дело с советским Рублем? - громко произнес один из незнакомцев.
- Вы угадали, - сдержанно сказал я.
- В таком случае разрешите представиться! - продолжал незнакомец. - Все мы тут - американские доллары! Затесалось среди нас несколько французских франков, но они не в счет!
- Очень приятно познакомиться! - официально ответил я. Мне почему-то не понравился заносчивый тон Доллара и его явно пренебрежительное отношение к французскому Франку.
- Мы совершенно случайно попали в Москву, - продолжал Доллар тем же развязным тоном. - Надеюсь, что нас ни на что не истратят. Нам бы не хотелось тут задерживаться...
- А почему? - поинтересовался я.
- Любим шататься по свету! - хвастливо вмешался в разговор второй Доллар. - Я, например, был недавно в одной жаркой стране.
- Что вы там делали? Как вы там оказались? - задал я сразу два вопроса.
- Нас было несколько десятков тысяч, - охотно ответил второй Доллар. - Нас привезли для того, чтобы выплатить жалованье американским солдатам. Лично я достался летчику, и в первый же день мы полетели с ним на бомбежку. Мы вдребезги разбомбили школу, мост и несколько домов. Потом мой хозяин оставил меня в баре... А потом я очутился опять в Америке, но на этот раз в руках у одного черного. Бедняга не успел меня истратить. Его убили во время облавы. Видите это небольшое пятнышко возле портрета президента Вашингтона? Оно уже почти выцвело, но еще заметно.
При этих словах Доллар повернулся ко мне боком, чтобы мне было лучше видно. Я с ужасом посмотрел на буроватое пятнышко возле портрета пожилого человека с умным и добрым лицом.
Мне было жаль и бедного негра, и почему-то президента Вашингтона, изображенного на Долларе...
Может быть, мне надо было ему что-то ответить? Или рассказать что-нибудь? Ну хотя бы про то, что лично я никогда никому не доставался в награду за убийство, за разрушенную школу...
Но я промолчал. Я не хотел продолжать разговор. Мне и так было все ясно. Французские франки тоже молчали.
Бумажник раскрылся, и на меня купили деревянную матрешку...


Я остаюсь дома

В магазине сувениров было людно и шумно.
Покупатели рассматривали, выбирали и покупали: янтарные бусы и запонки, деревянные лакированные ковши и ложки, куклы-матрешки и костяные оленьи упряжки, черные чайные подносы, расписанные яркими цветами, тяжелые кувшины и кружки из керамики...
"Кому достанусь я теперь? - гадал я, лежа в одном из отделений кассы. - Неужели мне опять суждено попасть в общество каких-нибудь "знатных иностранцев"? Кажется, их здесь полно..."
Новый кассовый аппарат приятно позванивал.
Кто-то протянул кассирше пять рублей, и она вместе с чеком выдала меня покупателю. Тот небрежно опустил меня в карман плаща, получил покупку, вышел из магазина, сел в такси и поехал прямо в аэропорт.
Из разговора пассажира с шофером я узнал, что пассажир - известный советский футболист и что он через два часа вылетает за границу для участия в матче на первенство Европы.
"Сейчас мы расстанемся - меня отдадут за проезд!" - решил я, когда водитель остановил машину. Но не тут-то было!
- Сколько с меня? - спросил футболист.
- Ничего не надо! - неожиданно ответил шофер. - Я так загадал, чтобы вы домой с кубком вернулись. Счастливого вам полета! Ни пуха ни пера!..
"Что теперь со мной будет?" - не на шутку разволновался я.
Сквозь легкую ткань плаща до меня доносился волнующий шум - рев моторов с летного поля, жужжание автокаров, объявления по радио, прощальные возгласы отлетающих и провожающих.
"Что со мной будет? Вот сейчас объявят посадку, мой футболист поднимется по трапу в кабину самолета, найдет свое кресло, снимет плащ, свернет его и положит на полку или повесит на вешалку. И никто не догадается, что в правом кармане этого плаща летит в Европу бумажный советский Рубль!"
Но я никуда не улетел. Я остался дома. В газетном киоске. Вместо меня за границу полетел свежий номер журнала "Здоровье". Ну, и на здоровье! Вы думаете, я был огорчен? Ничуть! Что бы я делал за границей? Лежал бы в кармане плаща?

Понравилась сказка? - Поделись с друзьями!

 

 

 

 

 

Система Orphus