Сказание о Раме, Сите и летающей обезьяне Ханумане - С. Сахарнов - Рама и Лакшмана отправляются на поиски Ситы

1 1 1 1 1 Рейтинг 4.37 [35 Голоса (ов)]

Сказание о Раме, Сите и летающей обезьяне Ханумане


Рама и Лакшмана отправляются на поиски Ситы

Не в силах произнести ни слова, стояли братья на пороге хижины.
— Время уходит, — сказал наконец Лакшмана. — Скорее в путь!
— Куда? — возразил Рама. — Мы даже не знаем, кто похититель. Давай поищем его следы.
Они обошли хижину, но сумели разглядеть на песке и в траве лишь лёгкие отпечатки женских ног.
— Это шаги Ситы, — сказал Рама. — Я понял: её похитили не люди, здесь был кто-то из злых ракшасов. Только они да светлые боги могут скользить по земле, не задевая её.
— Ты прав, — согласился Лакшмана. — И всё равно кто-нибудь да видел похитителей! Идём.
Набросив на плечи плащи из древесной коры, на которые они, подобно отшельникам, давно уже сменили царские одежды, братья стали обходить окрестности, расспрашивая всех, кто попадался им по пути, о Сите.
— Нет, мы не видели её, — отвечали отшельники, жившие в лесу.
— Мы не видели ничего! — отвечали, пряча глаза, хищные звери.
— Был полдень, и мы спали в тени! — уклончиво говорили птицы.
И только олени, когда братья обращались к ним, ничего не говоря, уносились на юг, да река, печально журча, устремляла туда же свои струи.
— Ты знаешь, не напрасно бегут олени и недаром река меняет своё течение! — сказал Лакшмана, — Последуем за ними!
И действительно, стоило братьям пройти на юг путь, равный половине дня, как они заметили в траве горящие на солнце кусочки золота.
Рама нагнулся и поднял один.
— Странно! — сказал он. — Такими пластинками искусные мастера обивают бока царских кораблей и колесниц. Но как могла эта пластинка попасть сюда, в лесную глушь, где нет ни воды, ни дорог? Что бы это значило?
Они сделали ещё несколько шагов, и куски золота стали попадаться всё чаще. Наконец они увидели капли крови на траве и впереди услышали стон.
С тревогой и испугом бросились туда братья и наткнулись на лежащего в траве Джатаю.
— Что с тобой, благородный ястреб? — спросил Рама, наклоняясь над ним. — Кто так жестоко изранил тебя?
— Торопитесь выслушать, что я скажу, — прошептал умирающий царь птиц. — Недавно здесь промчался в колеснице, обитой золотом, злой демон Равана. Он стоял подобный воплощению зла, а у ног его лежала без чувств прекрасная Сита. Я знал, что Раване не суждено погибнуть от когтей птицы, но не мог не заступиться за женщину и бросился в бой. Равана победил… Спешите на юг. Там на острове Ланка стоит белокаменный город, обнесённый высокой стеной. В нём воздвигнут прекрасный дворец. Туда, должно быть, и понёс ракшас Ситу…
С этими словами король ястребов умер. Печальные, Рама и Лакшмана подняли его тело и, как велят поступать боги с героями, положили его на груду сухих веток. Они воспламенили их, и скоро от погребального костра осталась только куча тлеющих углей.
Затем братья продолжили свой путь. Они шли к океану путём, который указал им благородный Джатаю.

Полёт Раваны с похищенной Ситой

Словно сверкающее облако, неслась по небу колесница, влекомая зелёными конями. Безмолвный возница управлял ею, а позади стоял, выпрямившись во весь рост, двадцатирукий Равана. Он стоял, выставив вперёд одну ногу, а на колене его лежала без чувств прекрасная Сита.обезьяны с копьями
Но вот ветер, отбросив назад её волосы, остудил щёки, Сита открыла глаза, увидела над собой десять лиц ужасного ракшаса и снова лишилась чувств.
Когда она второй раз пришла в себя, колесница мчалась уже над южной Индией. Внизу зеленели вершины прибрежных гор.
«О Рама, — горестно подумала Сита. — Как мне послать тебе весточку? Как помочь в трудных поисках, на которые ты пустишься?»
И она незаметно для ракшаса стала отрывать от своего жёлтого платья лоскут.
На их пути показалась большая гора, покрытая лесом. На вершине её стояли, как показалось сперва Сите, несколько человек.
колесница РаваныГора приблизилась, и царевна поняла, что ошиблась. На вершине стояли не люди, а большие обезьяны. При виде сверкающей колесницы, которая с громом катилась по небу, они с достоинством, не торопясь, отступили в тень деревьев.
«Какие странные существа! — подумала Сита. — Это не простые звери. Что, если в своих странствиях Рама дойдёт до этой горы? Может быть, обезьяны помогут ему?»
И она сперва спрятала лоскут в кулак, а потом, свесив руку за борт колесницы, разжала пальцы.
Как жёлтая птица, вспыхнул в небе, закружился, стал снижаться оторванный кусок шёлка и упал на вершину горы.
Едва колесница промчалась, обезьяны снова вышли из-под деревьев, окружили лоскут и стали его рассматривать.
Существа, которые так удивили Ситу, действительно не были простыми обезьянами. В те далёкие времена на самом юге Индии проживало могучее племя совершенно особенных обезьян, которые мало в чём уступали людям. Правил этим племенем обезьяний царь Сугрива, и ему подчинялись все звери, кроме хищных тигров и могучих добрых слонов.
Однако и обезьянье царство, как всякое царство, посещали раздоры. У Сугривы был злой и завистливый брат Валин. Однажды, улучив момент, когда Сугрива со своими придворными покинул столицу, он перебил его слуг и захватил власть.
Царь обезьян и те из придворных, кто остался ему верен, удалились в глушь леса и стали там жить. Опорой Сугривы, его советником и помощником в эти тяжёлые дни стал Хануман — обезьяна, происхождение которой было овеяно легендами.
И вот теперь, когда обезьяны, стоя на вершине горы, рассматривали кусок жёлтой материи, Хануман сказал:
— Я думаю, что его бросила нам не простая женщина. И бросила не случайно. Во-первых, такие шелка носят только во дворцах. Во-вторых, она не бросила его, если бы не была в большой беде. Значит, это знак.
— Да, — сказал Сугрива. — Ты прав. И ещё мне кажется, что это знак приближения перемен, которых мы так давно ждём!

Сита на Ланке

Между тем колесница Раваны достигла Ланки. Зелёные кони сделали круг над городом и опустились перед дворцом. Его золотые крыши горели на солнце, стены были украшены стягами, играла музыка.
Колесница остановилась. Равана поручил Ситу служанкам — безобразным ракшаси, а вечером, приняв облик прекрасного воина, пришёл в отведённые ей покои.Рама, Сита и летаюяя обезьяна Хануман
— Выслушай меня, Сита! — сказал он. — Однажды — я делаю это часто — в одежде простого смертного я бродил среди людей по улицам твоего родного города. Около дворцовой стены играла с подругами девушка. Её красота поразила меня. Это была ты. И я дал себе слово, что ты станешь моей женой. Теперь ты здесь, в моём доме. Слышишь — гремят ножи и бубны? Это повара готовят праздничный обед, а музыканты разучивают танцы твоей родины. Они будут играть до утра. Служанки ждут твоих приказаний; в сундуках, которые открыли они, — одежды и драгоценности, о которых ещё не мечтала ни одна женщина. Торопись надеть их!
Но Сита, опустив голову, ответила:
— Что значат драгоценности и сотни слуг по сравнению с любовью и долгом? Напрасны твои приготовления, Равана! Я супруга Рамы, и никто не заменит мне его. Ты говоришь, что часто бываешь среди людей. Разве ты не знаешь, что хорошая жена всегда остаётся верной? Или ты никогда не слышал рассказа о Савитри, которая до конца следовала за своим мужем?
И она рассказала такую историю.