Метла и металлический шарик - М. Нортон - ПЕРВАЯ ПОПЫТКА

1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 [2 Голоса (ов)]

Метла и металлический шарик (сказка)


Глава 4. ПЕРВАЯ ПОПЫТКА

День тянулся бесконечно долго, но вот, наконец, и долгожданный вечер. К тому времени, когда Полу пора было ложиться спать, дети изнемогали от ожидания и нетерпения.
— Послушай-ка, Пол, — сказала вдруг Кэри брату, чистившему зубы, — ты не вздумай крутить шарик в одиночку. Ты просто лежи пока тихонько и жди нас с Чарлзом.
Не вынимая щетки изо рта, Пол посмотрел на сестру.
— Если ты вздумаешь улететь на кровати один, — продолжала девочка, а что-то вдруг испортится, то тебя даже некому будет спасти. Ты можешь навсегда остаться в прошлом или где-нибудь еще.
Пол сплюнул, стараясь попасть на решетку стока в раковине. Посмотрел на сток и потом, прицелившись, плюнул еще раз. Он был обижен: с тех пор, как, вернувшись от мисс Прайс, он прикрутил шарик на место, Чарлз и Кэри ни на минуту не спускали с него глаз. В конце концов, это была его кровать и его шарик. Они могли бы позволить ему сделать первую попытку, ну, скажем, долететь до дальнего конца сада и обратно. Он и не собирался отправляться без них куда-нибудь далеко, ему только хотелось проверить, действует заклятие или нет.
— Представляешь, Пол, — стращала Кэри, — Элизабет поднимается к тебе в спальню с ужином, а кровать исчезла. Мы должны быть очень осторожны. Мы ведь ОБЕЩАЛИ мисс Прайс Мы не можем себе позволить летать на кровати при всем честном народе.
Пол прополоскал рот и по привычке проглотил воду.
— Ты понял, Пол? Мы должны дождаться, пока все лягут спать. Иди-ка сюда, я расчешу тебе волосы, пока они влажные.
Брат и сестра последовали за Полом в спальню. Они втроем улеглись на кровать и уставились на заколдованный шарик. С виду он ничем не отличался от трех других.
— Спорим, что он не действует, — прошептал Чарлз. — Спорим на что угодно.
— Тс-с, — шикнула Кэри, заслышав шаги Элизабет, которая несла им ужин.
— Смотрите, не разлейте на постель, — предупредила служанка, отдышавшись. — Мисс Кэри, будьте добры, отнесите поднос вниз сами, у меня сегодня свободный вечер.
— У вас сегодня свободный вечер? — переспросила девочка и улыбнулась.
— Ничего смешного, — заметив это, проворчала Элизабет. — Я вполне его заслужила. И без баловства, вашей тете сегодня нездоровится. Она уже легла.
— Легла? — снова переспросила Кэри, но на этот раз ей удалось сдержать улыбку. Элизабет подозрительно посмотрела на девочку.
— Никаких шалостей, — предупредила она еще раз на всякий случай. — Вы сегодня весь день сами на себя не похожи, но я-то знаю, что в тихом омуте черти водятся.
Дети слышали, как служанка вздыхала, спускаясь по лестнице, как завернула за угол. Тогда они скинули тапки и пустились в пляс. Бесшумно, не дыша, они кружились, приседали, делали самые удивительные па, пока, задыхаясь, не повалились втроем на кровать Пола.
— Ну, куда же мы отправимся? — прошептала Кэри, глаза ее блестели от нетерпения.
— Давайте махнем на острова Южных морей! — предложил Чарлз.
Пол откусил кусок хлеба. Щеки его надулись, он медленно жевал. Малыш казался самым спокойным.
— На Скалистые горы! — сказала Кэри.
— На Южный полюс! — перебил ре Чарлз.
— К Пирамидам!
— На Тибет!
— На Луну!
— А ты куда бы хотел полететь, а, Пол? — вдруг спохватилась Кэри. Счастье сделало ее бескорыстной.
Пол проглотил все, что было во рту.
— Я бы предпочел отправиться в Музей Естествознания.
— О, Пол, — удивилась Кэри.
— Да туда и так в любой день можно сходить.
— Я хочу посмотреть Большую Блоху в Музее Естествознания, — повторил Пол. Он вспомнил, как, когда он простудился, Кэри и Чарлз ходили туда без него вместе с дядей.
— Да она была ненастоящая. Придумай-ка что-нибудь получше. Ты первый выбираешь, это же твоя кровать.
— Я хочу отправиться в Лондон, — настаивал Пол.
— Но в Лондон ты можешь попасть в любой день, — напомнил брату Чарлз.
— Я хочу слетать в Лондон и повидать мою маму.
— Почему это «твою маму», она и наша мама тоже.
— Я хочу ее увидеть, — упорствовал Пол.
— Ну, мы, конечно, тоже хотим ее увидеть, — согласилась Кэри. — Но, пожалуй, она будет несколько удивлена.
— Я хочу увидеть мою мамочку, — прошептал Пол, и губы его задрожали, а на глазах заблестели слезы. Кэри с тревогой взглянула на младшего брата.
— Пол, — снова попыталась объяснить она братишке, — когда у тебя появляется волшебная вещь вроде этого шарика, не следует тратить ее силу на желания вроде «повидать мамочку или сходить в музей» или что-нибудь в этом роде, надо загадывать что-нибудь необыкновенное. Понимаешь? Ну, попробуй еще раз.
Лицо Пола побагровело, и слезы градом полились по щекам.
— Я хочу увидеть мою маму или Большую Блоху, — малыш с трудом сдерживал рыдания. Он сжал губы и тяжело дышал.
— Боже! — в отчаянии воскликнула Кэри. Она уставилась на носки своих ботинок.
— Пусть делает что хочет, — набравшись терпения, сказал Чарлз. — Потом мы сможем слетать куда захотим.
— Неужели ты не понимаешь, — начала было Кэри. — Впрочем, ладно. Залезай на кровать, Чарлз. — К девочке снова вернулся азарт. — Хорошенько держись за прутья. Пожалуй, лучше завернуться в одеяло. Ну, Пол, теперь осторожно поверни шарик. Обожди, я высморкаю тебе нос. Ну, теперь готово?
Пол, повернувшись к изголовью и стенке, привстал на коленях и взялся за шарик:
— Что мне говорить?
— Просто назови мамин адрес. Скажи: «Я хочу оказаться на площади Маркхэм, 38», и поверни шарик.
— Я хочу… — начал Пол хрипло. Он откашлялся, — …оказаться на площади Маркхэм…
— 38.
— 38.
Ничего не произошло. Наступило тягостное мгновение, и тут Кэри сообразила и добавила:
— Юго-Запад, 3.
— Юго-Запад, 3,- повторил Пол.
Это было ужасно. Со страшным свистом все замелькало у них перед глазами, словно в ускоренном кино. Мимо в беспорядке пролетали какие-то поля, улицы, деревья, дома. Кровать качало словно корабль в шторм. Дети изо всех сил вцепились в металлические прутья. Постельное белье обмоталось вокруг Кэри и Чарлза, ослепляя их и мешая им дышать. Затем — бамп, клэнг! — они стали спускаться.
Вот и прибыли!
Оправившись от шока и отдышавшись, Кэри начала медленно стягивать одеяло с головы. Рот девочки был забит пухом: пуховое одеяло обмотало Чарлза вокруг пояса, концы его свешивались сквозь металлические прутья. Пол так и остался стоять на подушке. Лицо его пылало, а волосы торчали в разные стороны.
— Уф! — пробормотал Чарлз немного погодя. Мальчик огляделся. Они действительно приземлились на площади Маркхэм. Кровать аккуратно опустилась на тротуар, слегка съехав на обочину. А вот и черная парадная дверь дома 38, выложенное плиткой крыльцо и металлические перила. Чарлз понимал всю невыгодность их положения. Они сидели на самой обыкновенной кровати посреди самой обыкновенной улицы, а Пол уже нажал кнопку звонка у парадной двери. Босиком, в одной пижаме, с растрепанными волосами, малыш стоял перед дверью, за которой была их мама. И все это посреди бела дня, точнее, в теплых сумерках, впрочем, это было все равно что средь бела дня.
Чарлзу хотелось, чтобы дверь скорее отворилась. Он по натуре был очень застенчив.
По другой стороне площади проехал красный автобус, и улица снова опустела.
— Позвони еще раз, — крикнул он нетерпеливо. Пол еще раз нажал кнопку звонка.
Дети слышали звонок, раздавшийся за дверью: деликатный печальный пустой звук. Темные окна безучастно глазели на детей.
— Никого нет дома, — заключила Кэри, подождав минуту-другую. Девочка выпутала ноги. — Наверное, мама ушла в гости, — объяснила она, вставая. — Что ж, придется подождать. Давайте пока кровать застелем.
Они принялись стелить постель, натягивали одеяла, расправляли простыни, взбивали подушки. Чарлз дивился беззаботности Кэри и Пола. Неужели они не понимают, как нелепо стелить постель посреди лондонской улицы? Он заглянул в палисадник.
— А не попробовать ли нам заднюю дверь? — предложил он в надежде как-нибудь избавиться от кровати. Уйти он не мог, ведь у него не было ботинок.
Дети спустились по ступеням в палисадник. Они подергали заднюю дверь, но она была заперта, заглянули в кухонное окно. В сушилке лежали чашка и блюдце, кухня выглядела непривычно чистой и необитаемой. Окно было плотно закрыто. Вздумай они даже разбить стекло, это бы им не помогло, ведь окно было специально зарешечено от воров.
— Нам остается только сидеть на кровати и ждать, — вздохнула Кэри.
— Только не на кровати, — взмолился Чарлз. — Давайте останемся здесь, где нас никто не видит.
Дети уселись на нижней ступеньке, напротив мусорного бачка. В палисаднике пахло чайным листом, ступеньки были холодными.
— Я бы не назвал это приключением, — проворчал Чарлз.
— Я тоже, — поддакнула Кэри. — Это все Пола идея. Темнело. Взглянув вверх, дети увидели, что улицу медленно окутывает туман.
С улицы до них доносились голоса прохожих. Их шаги неизменно затихали у дома 38. Дети поражались, насколько одинаково рассуждали взрослые. Почти все они с удивлением восклицали: «Забавно! Кровать!» или «Кровать! Забавно!» До детей то и дело долетало: «Кровать! Кровать, кровать, кровать!» и шаги. Однажды Чарлз расхрабрился и, когда шаги на улице на миг затихли, передразнил вслух: «Забавно! Кровать!» Почти совсем стемнело. Вдруг неясный силуэт перегнулся через ограду.
— Какие-то дети, — пробормотал чей-то голос, словно обращаясь к своему спутнику. Когда шаги затихли вдали, Чарлз бросил им вдогонку:
— И кровать.
— Прекрати, Чарлз. Это грубо. Ты на нас беду накличешь. Совсем стемнело. Ночной мрак смешивался с туманом.
— Речной туман, — заметил Чарлз. — По-моему, мама вообще уехала на выходные.
Пол прикорнул на плече у сестры. И тут девочку осенило:
— Ясно! — воскликнула она. — Забирайтесь-ка все обратно на кровать. Темно, да еще туман — никто нас не заметит.
Дети снова поднялись по ступенькам и пересекли тротуар. Как замечательно было вновь залезть под одеяло! Небо серело меж темных крыш. Звезды исчезли.
— Я бы не назвал это приключением, — проворчал Чарлз.
— Согласна, — отозвалась Кэри, — йо это только первая попытка. На ошибках учатся.
Между ними, свернувшись калачиком, мирно спал Пол.
Кэри, наверное, немного задремала, но внезапно очнулась. Поначалу, открыв глаза, она лежала неподвижно. Кромешная темнота, что-то придавило ей ногу. Где она? Наконец девочка вспомнила.
— Пожалуйста, — в испуге крикнула она. Туман сгущался. Девочка ничего не могла разглядеть.
Вот снова кто-то нажал ей на ногу. «Черт меня подери…»
— Пожалуйста, — нетерпеливо перебила кого-то Кэри, — пожалуйста, оставьте в покое мою ногу.
Вспыхнул свет, пугающий мерцающий кружок. Луч бил прямо в глаза.
Хриплый голос повторил: «Черт меня подери, ребятишки!»
Тяжесть на ноге исчезла, и Кэри, жмурясь от яркого света, быстренько подобрала под себя ноги. Девочка ничего не могла разглядеть в темноте, но, сама не зная как, догадалась, что за лучом света стоит полицейский. Она легко себе его представила: высокий крепкий и скрипучий.
Полицейский выключил фонарик.
— Ребятишки! — повторил он удивленно. И добавил сурово: — Не дело, чтобы кровати вот так стояли посреди улицы. Это нарушение общественного порядка. Вот и я об нее споткнулся, о кровать эту. Улица не место для кроватей! Где ваша мама?
— Я не знаю, — прошептала Кэри.
— Отвечай-ка погромче! — приказал полицейский. — Как тебя зовут?
— Кэри Вильсон.
Снова вспыхнул фонарик, и появился блокнот. Полицейский опять сел. Кровать скрипнула, но на этот раз Кэри предусмотрительно убрала ноги.
— Адрес?
— Что? — сонно переспросила Кэри.
Внезапно Кэри представила себе лицо тети Беатрисы, сжатые губы, воспаленные глаза. Она подумала, как расстроится мама. Письмо, полицейские, жалобы, штрафы, тюрьма.
— Послушайте, — проговорила Кэри. — Мне очень-очень жаль, что из-за нас вы ушибли ногу, извините. Если вы немного подвинетесь, мы быстренько уберем кровать с дороги, и она никому не будет мешать. Мы прямо сейчас ее уберем, честное слово.
— Кровать-то металлическая, — хмыкнул полицейский, — небось тяжеленькая.
— Мы справимся, — поспешно заверила его Кэри. — Мы ее сюда поставили. Мы умеем с ней управляться.
— Куда это вы собираетесь двигать кровать в такой туман?
— Если вы только на минуточку привстанете, — сказала Кэри, — мы вам покажем.
— Ну-ну, не так быстро, мисс, — возразил полицейский. — Никуда я не подвинусь. Отвечайте-ка, откуда вы взяли эту кровать?
Кэри заколебалась. Не миновать им беды. Она снова вспомнила о тете Беатрисе. И о мисс Прайс — о, мисс Прайс, ну и вляпались, стоит ей обмолвиться о мисс Прайс — и конец всему, но И на вранье далеко не уедешь.
— Ну, — пробормотала Кэри, торопливо ища выхода.
— Мы ее из комнаты взяли, — вставил неожиданно Пол.
— Ага, — мрачно проговорил полицейский. Он старался скрыть недоумение за легкой иронией. — Ну а где же находится эта ваша комната?
— Рядом с комнатой Кэри, — объяснил Пол. — В конце коридора.
Полицейский снова включил фонарик и внимательно оглядел Пола. Кэри и Чарлз прежде не обращали внимания на внешность младшего брата, но теперь они заметили, что он — вылитый ангелочек. Можно было смело приделать ему на спину пару крылышек, они бы не показались излишеством. Да, пожалуй, Полу и нимб бы подошел.
Полицейский погасил фонарик.
— Бедный постреленок, — пробормотал он, — таскают его по Лондону по ночам.
Этого Кэри уже не снесла.
— Вот еще, — возмутилась она, — да он сам виноват. Это все его затея.
— Ну-ну, хватит, — осадил ее полицейский. — Я только хочу знать, где вы взяли эту кровать? Точнее, в какой части Лондона?
— Она вовсе не из Лондона, — заявил Чарлз.
— Тогда откуда же она взялась? — прорычал полицейский.
— Из Бедфордшира, — призналась Кэри.
Полицейский привстал. Кэри слышала, как он задыхается от гнева.
— Шутить изволите!
— Совсем нет, — пролепетала девочка.
— Вы что, хотите меня убедить, что тащили эту кровать из самого Бедфордшира?
— Ну да, — созналась Кэри.
Полицейский вздохнул. Девочка поняла, что он пытается взять себя в руки.
— Значит, вы ее на поезде везли?
— Нет, — прошептала Кэри.
— Тогда как же, позвольте полюбопытствовать?
— Ну, — замялась девочка, она снова вспомнила о мисс Прайс. — Знаете, мы не можем вам рассказать.
— Или вы объясните мне, как перевезли эту кровать из Бедфордшира, или я вас отправлю в участок. Впрочем, туда я вас в любом случае отведу, — добавил он.
— Хорошо, — сказала Кэри, чувствуя, как на глаза навертываются слезы. — Я вам расскажу. Если хотите знать, мы перенесли ее при помощи волшебства.
Воцарилось молчание. Ужасное молчание. Кэри показалось, что полицейский вот-вот ее ударит дубинкой, но, когда он наконец заговорил, голос у него был очень спокойный.
— Ах, вот, значит, оно как? По волшебству? А теперь я вам что-то скажу. Вы слышали что-нибудь о законе? Ну, закон справедлив, с другой стороны — закон добр. Но только с законом нельзя шутки шутить. А теперь, вы трое, вылезайте-ка из кровати и марш за мной в участок!
С упавшим сердцем Кэри спустила ноги из-под одеяла.
— А у меня ботинок нет, — пожаловался Чарлз.
Но никто ему не ответил. Полицейский молчал, словно не замечая их.
— У Пола тоже нет, — заметила Кэри и добавила: — Так что вам придется его нести.