Ренатино не летает по воскресеньям - Рашел Р. - Страница 4

1 1 1 1 1 Рейтинг 4.20 [5 Голоса (ов)]

Ренатино не летает по воскресеньям (повесть)


— Нет! — воскликнул Ренатино.
— Нет! — заплакали Андреа и семь воробьишек.
— Нет! — закричал лесоруб. — Не надо. Лучше я его срублю.
— Вот как, срубите? — усмехнулся Карло Альберто Луиджи. — Ведь вы уже начали рубить. Что же вы остановились?
И… Тьювикк!

лесоруб дровосек горящий топор ударило молнией

Андреа вскрикнула от ужаса — её отец исчез в языках пламени.
Не пугайтесь.
Карло Альберто Луиджи пошутил. Лесоруб остался цел и невредим. Но топорище превратилось в головешку. Чёрную, дымящуюся головешку.

Над парком громом прокатился гулкий смех повелителя молний и мгновенно смолк.
— Бедный мой топорик! — всхлипывал лесоруб. Ведь топор был ему нужен так же, как велосипедисту крепкие ноги или певцу голос.
Напрасно Андреа пыталась утешить своего несчастного отца.
У воробьишек от огорчения даже клювики вытянулись.
— Ты просто бессердечный! — закричал Ренатино.
Тут уж Карло Альберто Луиджи рассердился не на шутку. Значит, этому Ренатино его проделки не нравятся?
Хорошо же!
Сейчас он им покажет, как перечить повелителю молний!

чучело горит огонь на поле дым

Тыовикк! — яростно сверкнул он и ринулся на Красный Дуб.
Но не долетел.
— Эй ты, ржавый осколок! — донёсся до него чей-то крик. — Ты, видно, стращать нас вздумал?
Карло Альберто Луиджи до того удивился, что застыл в небе.

— Ну и наглец! Откуда это он кричит?! Кажется, с пшеничного поля. Какой у него странный голос. Точно у пугала, да к тому же не умеющего толком говорить.
И верно, это кричало пугало в клетчатом пиджаке.
Наш старый знакомый Чип.

— Меня обзывать осколком? — взревел Карло Альберто Луиджи. — Погоди. Сейчас я с тобой рассчитаюсь! — И — тыовикк! — бросился на Чипа.
Но на полпути передумал. Смельчаки были ему по душе.
Он только сжёг Чипу пиджак и продавленный цилиндр.

Тут все увидели, что страшное пугало Чип — это всего лишь две сбитые крест-накрест жалкие деревяшки посреди пшеничного поля.
И тогда даже Карло Альберто Луиджи устыдился своей жестокости и умчался далеко-далеко вместе со всеми тучами.
Нежданно-негаданно дождь перестал и снова ярко засветило солнце.
— Странная в этом году стоит погода! — удивлялись горожане.

Разве они могли знать, что погода тут ни при чём!
В то ужасное утро, вернее, уже в полдень на наших друзей обрушились новые беды.
— Я сделаю из него топорище! — обрадовался лесоруб, разглядывая одну из деревяшек Чипа.

Но Чип был не согласен.

фонтан нефти бьет из под земли лесоруб в грязи

— Прошу вас, два! Ну хоть два топорища! — умолял он.
— Так и быть, два! — торжественно пообещал лесоруб.
И своими крепкими руками выдернул Чипа из земли.
И тут случилось невероятное.

Из ямы забил фонтан нефти. Фонтан высотой в двести метров мгновенно взметнулся к небу. Секунда-другая, и всё вокруг потемнело, точно на город вдруг опустилась ночь.
А нефть заливала всё подряд: пшеничное поле, улицы городка, парк…
— Ну и погодка! Опять дождь пошёл, — недоумевали люди.

Но вы-то, конечно, уже знаете, что это была нефть.
Не прошло и минуты, как всё в городе стало чёрным-пречёрным: улицы, дома, люди. А все жители городка радостно улыбались и хлопали в ладоши.
Только Ренатино не радовался и не веселился. Но кто мог догадаться, почему он один во всём городе опечалился?

К лесорубу подбежали корреспонденты радио и телевидения.
— Я по-прежнему буду рубить деревья, — сказал лесоруб, который в мгновение ока сделался нефтяным королём. — Но деревья должны быть высокими, с пышной листвой, достойными топора из чистого золота. Ведь теперь я буду валить деревья только золотым топором. Моя дочь выйдет замуж за принца. И я каждый день, утром и вечером, буду есть горячий суп!

Корреспонденты принялись лихорадочно снимать для газет нового миллионера. Все его поздравляли. А Андреа тихонько плакала в углу. И Ренатино тяжко вздыхал, примостившись на ветке Дуба.
Какое грустное утро четверга! Вернее, грустный полдень!
А впереди наших друзей ждали ещё более печальные дни.

лесоруб обогатился богач корреспонденты вокруг

Ренатино по-прежнему каждое утро ровно без четверти восемь улетал из дому на своих тринадцати красных шариках. Но теперь он отправлялся на работу без всякой охоты. Так, по обязанности. Конечно, он следил за семью непоседливыми воробьишками, но его сказки были грустными, и все до одной оканчивались очень плохо.
Но воробьишки не сердились. Сидели тихонько на ветвях, и даже шутить над белкой им не хотелось. Они уже обо всём догадались.
Часто к Дубу прилетал Гракк, показывал Ренатино, как быстро у него отрастают перья.

ренатино у гнезда на дереве

Только и ему не удавалось развеселить Ренатино. Целыми днями он смотрел на нефтяные вышки. А их на пшеничном поле становилось всё больше и больше: сначала одна, потом три и, наконец, пятнадцать. Каждая новая вышка — ещё один миллион, а каждый новый миллион всё больше разделял Ренатино и дочку лесоруба. Ведь теперь старый лесоруб стал первым в городе богачом. А Ренатино как был, так и остался бедняком.