Сиреночка - Страница 2

1 1 1 1 1 Рейтинг 4.20 [5 Голоса (ов)]

Сиреночка (сказка Александра Дюма)


Четвертая сестра не стала заплывать так далеко. То ли она не очень любила приключения, то ли просто ее желания были скромнее. Сидя на одинокой скале, она смотрела на проплывавшие корабли, издали похожие на чаек. Небо ей показалось похожим на огромный стеклянный колокол. Вместо компании весело кричавших детей она увидела стаю китов, пускавших фонтаны воды. Все это произвело на нее неизгладимое впечатление.
Подошла очередь пятой сестры. Ее день рождения пришелся на зиму и ей удалось увидеть то, чего не видели другие. Море было зеленым, как гигантский изумруд. Повсюду плавали колоссальные льдины и даже ледяные скалы, похожие на алмазные колокольни. Усевшись на один из этих плавающих островов, она наблюдала за бурей, ломавшей огромные льдины, как слюду. Корабли качались на волнах, как невесомые пробки, и даже самые величественные из них должны были спустить паруса перед лицом грозной стихии.
Когда пятнадцать лет исполнилось старшей из сестер, и она первая сплавала на поверхность моря, все бросились к ней с расспросами и, сгорая от любопытства, слушали ее рассказы. Теперь, когда уже пять царевен достигли пятнадцатилетнего возраста и получили право делать все, что заблагорассудится, интерес к земным делам у них поостыл, и все они утверждали, что на дне моря красивее всего.
Что на это можно сказать, дорогие дети? Только то, что дома всегда лучше…
Часто по ночам пятеро старших сестер брались за руки, и вереницей поднимались наверх. Если на море был шторм, а мимо проплывал гонимый бурей корабль, царевны принимались петь своими нежными голосами, призывая моряков спуститься на дно, где их ждут всевозможные чудеса.
Матросы слушали долетавшее сквозь туман и дождь мелодичное пение, но, едва завидев белые руки, лебединые шеи и блестевшие, словно золото, хвосты морских царевен, чем попало затыкали уши и принимались кричать:
— Сирены! Сирены! Прочь отсюда! Скорее! Скорее!
И уплывали настолько быстро, насколько позволяли волны и ветер.
Всякий раз, когда старшие сестры направлялись к поверхности моря, маленькая принцесса оставалась в коралловом дворце с янтарными окнами одна. С завистью она смотрела им вслед и чуть не плакала. Но у детей моря нет слез, и потому страдают они сильнее нас.
— Ох, — вздыхала она, — если бы мне было пятнадцать лет, я бы с радостью променяла наше сырое царство на верхний мир, на землю и живущих там людей.
Наконец, исполнилось пятнадцать лет и ей.
— А! Вот и ты стала девушкой! — воскликнула старая царица. — Иди-ка сюда! Дай я тебя наряжу, как твоих сестер, когда они отправлялись наверх.
И она украсила голову царевны венком из лилий, каждый цветок которых представлял собой разрезанную надвое жемчужину. Затем бабушка прикрепила к хвосту Сиреночки восемь больших устриц, чтобы все в море знали о ее высоком происхождении.
Принцесса жаловалась, что булавки больно колются, на что старая царица отвечала:
— Чтобы быть красивой, надо страдать.
Маленькая царевна с радостью сняла бы с себя все эти украшения и заменила бы тяжелую корону несколькими пурпурными цветками, так шедшими ей. Но в морском царстве слова бабушки были законом.
— В добрый путь! — сказала она внучке.
И та, легкая, как пузырек воздуха, устремилась наверх.

II
Когда светлая головка юной сирены показалась над поверхностью воды, море было гладким, словно зеркало; солнце только что скрылось за горизонтом, на западе горела пурпурная заря, а небосвод и облака сверкали золотыми и розовыми красками. Море было пустынно, и лишь одинокая яхта легко скользила по волнам, гордо подняв паруса.
Над краем лазурного неба поднималась подобная пламенеющему васильку Венера. Стоял штиль, и на прекрасном лике моря не было ни морщинки.
Ничто не нарушало тишины грандиозного пространства; только на яхте звучали пение и музыка. Когда наступила ночь, корабль вспыхнул разноцветными огнями, и над ним затрепетали пестрые флаги.
Маленькая сирена подплыла к яхте и заглянула внутрь. В каюте сидели благородные дамы и господа, облаченные в великолепные наряды. Но красивей всех был юный принц. У него были большие черные глаза и волосы, ниспадающие на плечи. В тот день ему исполнилось шестнадцать лет, и свой день рождения он праздновал на яхте. Матросы, которым выдали по двойной порции рома, плясали на палубе. Когда юный принц поднялся к ним, раздалось сто крат повторенное «Ура!», и «римские свечи» взметнули в небо свои искрящиеся хвосты.
Испугавшись, морская царевна спряталась было под воду, но тут же вынырнула. При виде фейерверка ей показалось, что звезды упали с неба и стали плавать вокруг нее. Еще никогда ей не доводилось видеть ничего подобного. В чистом прозрачном море отражались разноцветные солнца. И корабль, оказавшийся в центре ослепительного света, был виден, как днем.
Очаровательный принц подавал всем руку. Музыканты наполняли ночь гармонией звуков.
Время шло, а Сиреночка все не могла оторвать взора от юного принца и его яхты. Наконец, в два часа ночи фонари погасли, а ракеты перестали взлетать.
Покачиваясь на волнах, морская дева продолжала наблюдать за тем, что происходило внутри корабля.
Неожиданно поднялся ветер. Паруса корабля надулись, и он поплыл. Вскоре бриз так окреп, что капитан приказал убрать большие паруса. Едва успели матросы выполнить эту команду, как раздался раскат грома и грозно поднялись волны. Начался шторм.
Красавец-корабль, как повелитель морей, взлетал на водяные горы и сразу же нырял в пучину, чтобы вслед за тем оказаться на следующем валу. Водяные брызги окутывали его, как туман. Маленькой царевне это показалось очень занятным. Но моряки думали иначе. Корабль трещал, его корпус стонал, словно понимая опасность происходящего. Вот уж смерч, как тростинку, переломил грот-мачту, и она рухнула с жутким грохотом.
Обнаружилась течь, и вопли ужаса сменили недавние крики радости и веселья.
Только теперь Сиреночка поняла, что корабль в опасности и что ей самой следовало бы остерегаться падающих в воду балок и досок.
Тьма стояла кромешная, и только молнии позволяли морской царевне что-то разглядеть. Они вспыхивали одна за другой. В их блеске Сиреночка вдруг заметила принца, стоявшего на полуюте своего корабля. Внезапно яхта разломилась и исчезла в бушующей пучине вместе с юношей.
Сперва маленькая царевна подумала, что юный принц, попав в воду, спустится во дворец ее отца. Но почти тотчас же она сообразила, что люди не могут жить в воде, и принц неминуемо погибнет! Сиреночка вся задрожала от мысли, что тот, кого она только что видела веселым и жизнерадостным превратится в безжизненный труп.
— Нет! Я не хочу, чтобы он погиб! — громко закричала она.
И, не обращая внимания на обломки корабля, которые легко могли раздавить ее, подплыла к тому месту, где в последний раз видела юного принца. Морская дева нырнула раз, затем другой и наконец при очередной вспышке молнии заметила юношу. Выбившись из сил и закрыв глаза, он быстро погружался в пучину. Сиреночка подхватила принца, подняла его голову над водой и поплыла к ближайшему острову.
Тем временем буря утихла. Край неба начал постепенно розоветь, обещая скорое появление солнца. При первых лучах утренней зари море успокоилось окончательно.
Сиреночка продолжала держать юношу на руках. Она нежно сдвинула с его лба мокрую прядь волос и притронулась к нему губами. Но, несмотря на девичий поцелуй, принц в сознание не пришел…
Показался остров, к которому направлялась маленькая царевна. Среди высоких деревьев белели дома. Меж них выделялось одно здание, похожее на дворец. Сиреночка подплыла к берегу и, вытащив принца, положила его в тени прекрасной пальмы на покрытую цветами лужайку.Сиреночка и принц без сознания
Заметив стайку девушек в венках из цветов и в мантиях из алого шелка, она бросилась в море и, отплыв немного, притаилась за скалой.
Одна девушка, по-видимому, самая главная среди них, собирая цветы, отделилась от подружек и пошла прямо на принца, не видя его. И вдруг она заметила юношу! Девушка хотела было бежать, но страх в ее сердце сменился жалостью. Она осторожно приблизилась к принцу и увидела, что тот лежит без чувств. Она встала козле него на колени и попыталась привести его в сознание.
Молодой принц приоткрыл глаза и взглянул на девушку. Затем его веки опустились, словно на этот взгляд он потратил последние силы. Он снова разомкнул их, но опять лишь на несколько мгновений.
Видя свою беспомощность, девушка ушла, и вскоре появились несколько мужчин, посланных ею. Они подняли принца и отнесли его в высокое здание, оказавшееся ни чем иным, как дворцом, из которого накануне он отправился на морскую прогулку.
Все это сильно огорчило Сиреночку, и она поспешила в отцовский дворец.
Маленькая царевна и раньше была тихой и мечтательной, теперь же стала еще и печальной. Сестры, удивленные ее грустью и задумчивостью, пытались узнать, что же такое увидела она там, наверху. Сиреночка молчала, но почти каждую ночь плавала к тому месту, где оставила принца…
Она увидела, как цветы превратились в плоды; как плоды созрели и были собраны; как снег, покрывший горы зимой, растаял в мае. Но никогда больше она не видела принца. Единственным ее утешением было пойти в сад и обнять напоминавшую его прекрасную белую статую. Заниматься цветами она перестала, и те, оставшись без присмотра, захватили все аллеи, обвили своими побегами стволы и ветви деревьев. Такой ухоженный прежде, сад превратился в непролазный лес, пройти сквозь который можно было лишь по одной-единственной тропинке, приводившей к мраморной скульптуре.
Наконец, не выдержав, Сиреночка открылась одной из сестер. Тут же ее тайна стала известна остальным сестрицам. Но больше о секрете никто не узнал, за исключением пяти или шести сирен из свиты царевен, а те рассказали о тайне Сиреночки только своим самым-самым близким подругам.
Как оказалось, одна из них знала даже больше, чем маленькая царевна. Так, ей было известно, что красивый юноша был сыном короля, владевшего тем самым островом, на который его отнесла Сиреночка. Она тоже наблюдала за праздником на яхте, и показала подругам, где находится остров.
— Давай сплаваем туда! — предложили Сиреночке сестры-царевны.
Та согласилась и, взявшись за руки, морские девы поплыли.
Вскоре они увидели остров и, найдя небольшую очаровательную бухту, окруженную панданусами, мимозами и магнолиями, проделали в зарослях смотровые отверстия и стали любоваться дворцом.
Весь дворец был сделан из желтого блестящего камня. Его широкие мраморные лестницы вели в сад, разбитый у самого моря. Над крышей сверкали золотые купола. Среди колонн, окружавших здание, сирены увидели мраморные изваяния, схожие с тем, что украшало сад маленькой царевны. Сделаны они были столь искусно, что казались живыми. Сквозь прозрачные стекла огромных окон были видны великолепные залы, украшенные шелковыми занавесями и коврами, на которых изображены были красивые люди.
В центре самого большого зала бил фонтан. Его струи ударялись в куполообразный стеклянный потолок, пронизываемый лучами солнечного света. Отражаясь в воде, они образовывали радугу, концы которой терялись в стеблях удивительных растений, росших посреди бассейна.
После этого Сиреночка еще не раз поднималась ночью на поверхность моря, стараясь подплывать как можно ближе к берегу.
Однажды она так осмелела, что, заплыла в канал, проходивший под большим мраморным балконом дворца. К своей великой радости, на балконе она увидела юного принца, в одиночестве любовавшегося залитым лунным сиянием морем.
В другой вечер она увидела его в прекрасной гондоле, освещенной разноцветными фонарями. С лодки доносилась музыка. Сиреночка поплыла рядом, прячась за серебристыми парусами. Заметив ее, принц решил, что это был лебедь, решивший поплавать в море.
Однажды ночью она подплыла к рыбакам, ловившим рыбу на свет факелов. Сиреночка прислушалась к их разговорам, и услыхала о принце много хорошего. Тогда морская дева очень обрадовалась тому, что в ту роковую ночь спасла ему жизнь. Она стала вспоминать, как голова его лежала у нее на груди и с какой любовью она обнимала его. «Увы! — подумала Сиреночка. — Принц всего этого не знает и не может мечтать обо мне, как я о нем».
Маленькая царевна все сильнее любила землю и тех, кто жил на ней. Мир людей казался ей прекрасней и больше ее собственного. На своих кораблях люди плавали по океану почти так же быстро, как она. Но они могли еще и то, что было ей совершенно недоступно! Пешком или верхом — или даже в карете! — люди преодолевали горы, поднимались под облака, проходили сквозь лесные чащи и пересекали бескрайние поля, уходя за край земли.
Дорогие дети, Сиреночке очень хотелось видеть и знать то, что видим и знаем мы с вами. Она то и дело приставала к сестрам с расспросами. Но те — увы! — знали немногим больше ее.
Тогда маленькая царевна обратилась к старой царице, хорошо знакомой с верхним миром и даже знавшей, как называются страны, существующие над морем.
— Скажи, бабушка, если человек не утонул, он будет жить вечно?Сиреночка
— Нет, детка, — отвечала та, — люди умирают точно так же, как и мы, только намного раньше. Мы живем триста лет, а когда умираем, наши тела растворяются в пене и поднимаются на поверхность океана. Поэтому у нас нет могил, и мы не можем лежать среди наших близких. У нас нет бессмертной души, и мы не обретаем новой жизни после смерти. Мы подобны тростнику, не способному зазеленеть, когда его сломают. А люди обладают дарованной им Создателем душой, которая покидает возвращаемое земле бренное тело и живет вечно. Сквозь прозрачный воздух она поднимается к сверкающим звездам, как мы всплываем на поверхность воды. Там душа попадает в великолепный и неведомый живым сад, и пребывает там в вечном блаженстве, находясь возле Бога.
— Почему такой бессмертной души нет у нас? — грустно спросила Сиреночка. — Чтобы стать человеком даже всего на один-единственный день и после смерти попасть на небо, я готова отдать все триста лет своей жизни!
— Даже и не думай об этом, глупышка! — воскликнула старая царица. — Нам здесь намного лучше, чем людям там, наверху!
— Значит, — меланхолически продолжала принцесса, обращаясь скорее к себе, чем к бабушке, — я умру и в виде пены стану плавать по морю. Значит, я никогда больше не услышу плеска волн и не увижу ни своих прекрасных цветов, ни солнца, золотого на заре и пурпурного на закате. Господи, что я должна сделать, чтобы получить от Тебя бессмертную душу, которую Ты даруешь каждому человеку?
— Есть только один способ получить вечное блаженство, — ответила старая царица.
— Какой? — оживилась Сиреночка.
— Для этого надо, чтобы тебя полюбил человек, чтобы ты стала значить для него больше, чем сестра, мать и отец, чтобы все его помыслы и вся его любовь были отданы тебе, чтобы священник положил его правую руку на твою, чтобы вы обменялись клятвой верности и чтобы его душа перешла в твое тело.
— Но тогда тот человек останется без души! Старая царица улыбнулась:
— Дитя мое, душа беспредельна так же, как и бессмертие. Имеющий душу может поделиться ею с другим, и от этого ее не убудет… Но не мучь себя напрасной мечтой! Это не будет никогда. То, что здесь, на дне моря, прекрасно — я имею в виду твой чудный хвост — на земле покажется уродством… Несчастные люди — далеко не мудрецы! — предпочитают этому сверкающему чешуей хвосту свои жалкие подпорки, именуемые ногами.
Но Сиреночка лишь вздохнула и, несмотря на похвалы, расточаемые ее хвосту, грустно взглянула на него.
— Ну перестань, перестань! — сказала бабушка, не знавшая истинной причины внучкиной тоски. — Чем триста лет грустить, давай лучше смеяться, плавать и прыгать! Уверяю тебя, что три сотни лет — это век немалый! Некоторым он даже кажется слишком долгим. Что же касается души, то коли Бог людей отказал нам в ней, так и будем обходиться без нее! А кончина принесет нам прекрасный сон… А пока… пойдем-ка сегодня вечером на бал!
И в самом деле, в тот вечер давался бал.