Станция «Луна» - Клушанцев П. - ЛУНА ЕЩЁ БЛИЖЕ

1 1 1 1 1 Рейтинг 4.83 [6 Голоса (ов)]

Станция «Луна»


4. ЛУНА ЕЩЁ БЛИЖЕ

А теперь отправимся в астрономическую обсерваторию. Или хотя бы в планетарий. Посмотрим на Луну в хороший, большой телескоп.
Волшебная труба — этот телескоп! Смотришь в него — и кажется, что Луна подошла к нам и стала совсем рядом. Её даже не видно всю целиком. Приходится вертеть ручку телескопа, водить его вверх-вниз, вправо-влево, чтобы осмотреть Луну по частям.
На Луне теперь видно столько всяких мелочей, пятнышек, ямочек, горочек! Глаза разбегаются!
Интересно, многие горы на Луне совсем не похожи на наши, земные.
Они — колечками!
Точно всю Луну истыкали палкой. Или продырявили изнутри шилом.
Самые большие кольцевые горы похожи на цирки без крыш. Внутри ровная круглая «арена», а кругом возвышаются «места для зрителей». Эти горы так и называются — лунные цирки.
У всех крупных гор на Луне есть названия. Им дали имена разных учёных, живших в прежние времена.
Вот перед нами цирк Птолемей. Это один из самых крупных лунных цирков. Поперечник его «арены» больше ста пятидесяти километров. На этой площадке поместился бы весь южный берег Крыма, от Севастополя до Судака.
Кольцевые горы поменьше назвали «кратерами». Они напоминают кратеры земных вулканов, только во много раз больше их.
Кроме крупных цирков и кратеров, на Луне тысячи мелких круглых ямочек. Они похожи на «оспинки» или на выбоинки от ударов дробинок. Некоторые ямки так малы, что напоминают булавочные уколы.
Наш телескоп «приблизил» Луну очень сильно. Мы видим её сейчас так, как будто до неё «всего» несколько сот километров. Как от Ленинграда до Москвы. Это, конечно, тоже порядочное расстояние. И поэтому каждый «булавочный укол» на самом деле там, на Луне, — яма шириной в километр.
А сколько там может быть ямок более мелких, которые отсюда вообще не видны? И равнины вовсе не такие уж гладкие, как кажутся.
Наверное, очень трудно передвигаться по Луне. Вы только вглядитесь, как там всё изрыто!

поверхность Луны

Это дикий, неприветливый, непривычный для нас мрачный мир. Нет в нём ни разведанных тропинок, ни знакомых пейзажей, ни уютных уголков. Всё в нём чужое, жуткое, непонятное.
Мы осторожно вертим ручку телескопа. Еле заметно поворачиваем его.
Медленно плывут перед нами огромные, круглые, полуразрушенные «стадионы», загадочные «воронки» с развороченными краями. На сотни и тысячи километров тянется суровая горная страна.
Как всё это могло получиться? Кто так «исковырял» Луну? Кто «вырыл» эти огромные ямы? Кто вздыбил вокруг них хороводы скал?
Как заглянуть в прошлое этой странной планеты?
Мы вглядываемся в лунные горы и… начинаем читать историю Луны.
Смотрите! Можно различить горы старые и горы молодые. Одни появились раньше, другие позже.
Ну вот, например, кратер Тихо. Он молодой. Борта его целые, острые, ровные. А цирк Магин — старый. Борта его разрушены, как стены древней крепости. На дне и бортах появились новые, молодые кратеры.
А вот Залив Радуги в Море Дождей. Непроходимые, изодранные глубокими ущельями горы вдруг резко обрываются, и начинается ровная, как асфальт, гладь залива. Ведь ясно же, что сперва стояли горы, а потом что-то жидкое затопило низины.
Но что могло затопить?
Воды на Луне нет.
Может быть, это лёд? Если его запорошило сухой пылью, он мог стать одного цвета с береговыми камнями.
Нет. Солнце давно растопило бы лёд.
Может быть, это разлилась какая-нибудь густая каша? Ступишь на неё, и она медленно засосёт тебя с головой, как вязкое болото?
Нет. На лунных равнинах видны трещины, складки, ямы.
Равнины твёрдые!
Но раньше-то таинственное вещество, из которого состоят равнины, наверняка было жидким. Посмотрите на берега «морей». Хотя бы на кратер Гиппал, на кратер Доппельмайер. Ведь эти огромные «сковородки» явно затопила до половины какая-то жижа. Это могла быть только лава.
В недрах планет очень жарко. Иногда в некоторых местах там даже плавятся камни. Превращаются в жидкую огненную кашу — магму. Если ей становится тесно, она через какую-нибудь щель вырывается наружу. Происходит извержение вулкана. А магму, вылившуюся на поверхность планеты, называют лавой.
Вытекая из вулканов, лава сперва течёт, как жидкая каша. Раскалённая, дымящаяся, она затопляет низины. А потом остывает, затвердевает.
Вдруг она ещё горячая? Как же мы ступим на неё?
И почему на Луне вылилось так много лавы? Ведь земные вулканы никогда не затопляют лавой целые страны. А Море Дождей на Луне, например, больше нашего Чёрного моря.

поверхность Луны

Чтобы выпустить наружу столько лавы, надо было вскрыть, разломать планету «вдоль и поперёк». Должны были происходить какие-то страшные катастрофы!

И вы знаете, ребята, похоже, что так и было. Видите, сколько на Луне трещин, морщин, складок? Точно Луну со всей силы мяли. Или с размаху били куда попало. А вокруг некоторых кратеров словно разлетелись звездой брызги от каких-то ударов или взрывов.
Может, был на свете великанище, который швырял в Луну чудовищной величины камни?
Такой великанище — сам космос.
Ведь камни в космосе летают вовсю.

поверхность Луны

Вы слышали про метеориты? Это камушки, камни и камнищи, которые летят в космосе в разные стороны. Они встречают иногда и нашу планету, падают на Землю. Такие «небесные камни» лежат во многих геологических музеях.
Маленький камень вонзится в Луну, как пуля. Он раздробит грунт, расшвыряет осколки. Получится небольшая круглая ямка — луночка.

Крупный камень сделает уже целый кратер: А ведь в космосе встречаются метеориты размером в десятки, даже в сотни километров! Их называют астероидами.
Представьте себе эдакую глыбищу-махинищу! Величаво плывёт она в космосе, плавно поворачивается в лучах Солнца. А на пути — Луна!

бог кидает камни метает метеориты

метеорит падает на Луну

Если бы мы стояли в это время на Луне, вот было бы страшно!
Сперва мы увидели бы только маленькую точку в небе, новую звезду. Но точка растёт! Уже видно, что это угловатый камень! Он всё ближе, ближе… Как самолёт, идущий на посадку.
Вот глыба стала уже огромной… Вот она уже с тучу величиной! И всё идёт, идёт, не сбавляя хода. Точно океанский пароход, ослепший без капитана, мчится прямо на пристань!..
Вот грозная туча-махинища коснулась Луны! Словно ничего не заметив, она лезет дальше, сквозь лунные горы, как танк сквозь солому. Безжалостно сминая и кроша гордые вековые скалы, погружается она в горный хребет, уходит в каменную твердь планеты, как в податливую мягкую глину…
Пыль, брызги, осколки камней полетели в небо и в стороны, как от чудовищного взрыва…

Зияющие трещины побежали по горам и долинам до самого горизонта. Из глубин расколотой планеты хлынул пар. Пыль и дым чёрной тучей накрывают нас. Стало темно.
В дыму блеснуло красное пламя. Дохнуло жаром. Это из трещин выступила лава. Обгоняя друг друга, поползли по лощинам бурливые потоки дымящейся огненной каши, освещая багровыми отблесками обломки скал.
Могучие горы, потеряв опору, клонятся, величественно погружаются в озверевшее огненное варево. Раскалённая, пышущая жаром лава, сокрушая всё на своём пути, идёт и идёт.
Но всему бывает конец. Огненные потоки устали, выдохлись. Вот они уже остановились, осели, потускнели. Лава покрывается тёмной пенкой, потом чёрной корой. Перестаёт дымить.
А когда дым рассеялся, местность не узнать. Уцелевшие горы стоят печальным хороводом вокруг места, где разразилась катастрофа. Среди кольца гор расстилается огромная, мёртвая, каменная равнина. Как замёрзшее горное озеро.
Получился самый настоящий лунный цирк.
И получился он, заметьте, «с одного удара».
Если глыбища-махинища была бы ещё больше, с одного удара возникло бы и целое лунное море. Лавы в недрах Луны хватит.
Могло быть так.
Но могло быть и совсем иначе. Могло быть всё наоборот.
Сказочный великанище мог расковырять Луну изнутри. Люди в древности по-настоящему верили, что под землёй, например, работает огромный, сильный дядька-кузнец. И все землетрясения и извержения вулканов — дело его рук. Имя его было — бог Вулкан.
Конечно, никакого бога Вулкана на самом деле нет. Но землетрясения и извержения не выдумка. Они на Земле бывают, и довольно часто. Могучие силы рвутся из недр земного шара. Почему бы им не рваться и из недр Луны?.
Представьте себе, что огненная магма, бурлящая в недрах Луны, нашла себе выход и образовала вулкан. На поверхность Луны вылились потоки лавы. Они остывают, густеют, твердеют.
Несколько лет вулкан отдыхает, «собирается с силами». Потом новое извержение. Вытолкнув пробку из застывшей лавы, прочистив жерло, выливается на поверхность новая порция огненной каши. Свежий слой лавы ложится поверх старого, застывшего. Вокруг кратера растёт гора.
Так, постепенно, не торопясь, с перерывами, трудится вулкан. Тысячелетиями упорный работяга понемногу «вычерпывает» из-под себя магму и разливает её наверху, вокруг.
Но вулкан не инженер-строитель. Он не соображает, что роет под собой яму. Ведь магма под ним, в глубине, расходуется. Под вулканом как бы «пустеют подвалы». А сам он становится всё грузнее. Потому что застывшей лавы на его склонах становится всё больше.

Понравилась сказка? - Поделись с друзьями!

 

 

 

 

 

Система Orphus