Кошачья Леди - Страница 3

1 1 1 1 1 Рейтинг 3.50 [6 Голоса (ов)]

Кошачья Леди (сказка Дика Кинга-Смита)



ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

Время шло и взаимная приязнь между Кошачьей Леди и юной сиротой-помощницей становилась всё крепче.
Мисс Мьюриэл, как теперь обращалась к ней Мэри, в каком-то смысле заменила ей мать, хотя разница в возрасте между ними и была слишком велика.
Так же и для бездетной мисс Понсонби эта трудолюбивая, ласковая девочка, любящая кошек, стала настоящим благословением. Тем более что кошачье население в поместье Понсонби росло и росло. Потомство Маргарет Мэйтланд и Эдит Уилсон составило ещё полдюжины котят, так что общее число кошек достигло теперь тридцати шести.
Мэри видела, что мисс Мьюриэл довольна прибавлением, но не могла только понять, почему Кошачья Леди подносит к лицу каждого нового котёнка, заглядывает ему в глаза, а потом разочарованно произносит: «Вот жалость какая, ты самая обыкновенная кошка».
«Ещё одна кошка, — думала Мэри, — а мне — ещё больше работы». Она знала от людей, что, пока полковник и леди Понсонби были живы, они держали, кухарку, экономку и трёх горничных и при этом, разумеется, в доме не было такой уймы животных.
«Если бы мне только удалось уговорить мисс Мьюриэл, — думала Мэри, — избавиться хотя бы от нескольких. Вся мебель покрыта кошачьей шерстью, в сырую погоду пол во всех помещениях пестрит следами грязных лап, повсюду стоят их подносики, которые надо чистить, а часто котята и вовсе не пользуются ими. Что бы такое придумать, чтоб мисс Мьюриэл рассталась хотя бы с частью кошек?»
И словно в ответ на её вопрос в комнату, которую убирала Мэри, вошёл кот. Она сразу догадалась, что это именно кот — чёрный, с большой круглой мордой, и он принялся громко мяукать, требуя еды.
— Вымогатель! — громко сказала Мэри, а про себя подумала: «А что, если я скажу мисс Мьюриэл, мол, если она не избавится от большей части кошек, я уйду? Конечно, я никуда не уйду, не могла бы я её подвести, она так была добра ко мне. Но вдруг это сработает? Мы бы тогда заперли некоторые комнаты и уборки стало бы меньше. Будем надеяться — мне удастся уговорить её».
Однако случилось так, что удача улыбнулась Мэри. Пока она набиралась храбрости, чтобы подступиться с уговорами к хозяйке, та и сама уже стала ощущать, что, пожалуй, кошек в поместье Понсонби слишком много. «И дело не в расходах на корм, — говорила она себе, — они не так уж велики, и не в лишней работе — теперь милая Мэри готовит им пищу, моет миски и убирает за ними. Дело, наверное, в Вики. Она для меня имеет такое большое значение… И немудрено, ведь она королева… А из-за неё я уделяю внимания остальным меньше, чем раньше. Ну, исключая, конечно, папу и маму, родных и подруг. Но что касается остальных… Пожалуй, я бы обошлась без них.
И одеяло из кошек стало чересчур громоздким. Мне хватило бы на постели только Её Величества».
И тут произошло событие, которое решило дело — и для Мэри, и для Мьюриэл.
Последнее время у Кошачьей Леди вызывала беспокойство её покойная мать, вернее сказать, кошка Флоренс черепаховой расцветки, в которую перевоплотилась леди Понсонби, — она толстела с каждым днём.
— Ах, мама, — сказала однажды мисс Понсонби, войдя в главную спальню с Вики на руках, — придётся кормить тебя поменьше. Взглянуть только на твой животик!
Что она и сделала, и, приглядевшись внимательнее, ахнула от ужаса — ей всё стало ясно.
— Ох, мама! — воскликнула она. — Да ты беременна!
Флоренс томно потянулась, лёжа на громадной постели, а Персиваль с гордостью замурлыкал.
— В твоём-то возрасте! — добавила мисс Понсонби.
Но тут же сообразила, что, хотя её матери, будь она жива, было бы за девяносто, кошка, в которую она переселилась, совсем ещё молода. Более того, когда у Персиваля с Флоренс появятся на свет котята (то есть, иначе говоря, у мамы с папой), они будут её младшими братьями и сёстрами!
Она поспешила вниз, в кухню.
— Мэри! Мэри! — закричала она. — У неё будут котята!
— У кого, мисс Мьюриэл?
Кошачья Леди чуть не ответила: «У моей мамы», но вовремя спохватилась.
— У моей Флоренс! — ответила она: — Я думала, она просто растолстела, но сейчас поняла, что с ней!
«Ещё котята, — подумала Мэри. — Как будто остальных кошек мало. Может, сейчас как раз будет кстати предложить уменьшить их число?»
— А не пришла ли пора избавиться от некоторой части ваших кошек, мисс Мьюриэл? — спросила она.
— Избавиться?
— Да. Подыскать им хороших хозяев.
— Но каким образом?
— Я бы могла поместить объявление в местной газете.
Несколько дней спустя читатели «Даммерсет кроникл» прочли следующую заметку:
ПРЕДЛАГАЮТСЯ КОТЯТА И ВЗРОСЛЫЕ КОШКИ.
ОТДАДИМ БЕСПЛАТНО В ХОРОШИЕ ДОМА
Обращаться к Мэри Натт.
Поместье Понсонби, Дампт-он-Маддикорум, Даммерсет.
— Вам ничего делать не придётся, мисс Мьюриэл, — успокаивала хозяйку Мэри. — Даю вам слово — уж я сама позабочусь, чтоб они попали в хорошие руки.
В ближайшие несколько недель по главной аллее поместья Понсонби без конца приходили, подъезжали на велосипедах или на машинах люди. У одних уже имелась кошка, но им захотелось ещё одну. У других кошка потерялась, и они хотели взять новую вместо неё. Третьи никогда не держали кошек, но их пленило слово «бесплатно». А многие просто хотели воспользоваться случаем и побывать у Кошачьей Леди в её доме.
Спрос был так велик, что скоро Мэри пришлось отказывать людям. Она приколола на входной двери объявление, которое гласило:
ИЗВИНИТЕ, БОЛЬШЕ КОШЕК НЕТ
— Которых взяли, мисс Мьюриэл, все попали в хорошие дома, уверяю вас, — сказала она хозяйке, которая сидела в кресле в гостиной с Королевой Соединённого Королевства на коленях и читала книгу под названием «Уход за кошками».
— Ты молодчина, милая Мэри, — отозвалась мисс Понсонби. — Но всё-таки я буду по ним скучать.
«Хочу надеяться, — подумала она, — у моей Флоренс (то есть у мамы) родится много котят».
И словно чтобы возместить потери, на следующий же день Флоренс произвела на свет котят на чудесном шёлковом покрывале на огромной кровати в спальне покойных родителей Кошачьей Леди.
— Мама! — ахнула Мьюриэл Понсонби, когда, наклонившись, увидела двух новорождённых котят. Один был в мать — черепаховой расцветки, а другой — белый, как отец, сидящий рядом и мурлыкающий от гордости.
Кошачья Леди была единственным ребёнком в семье, и сейчас она подумала: «У меня есть братик и сестричка».
— Ах, папа, — сказала она вслух, — как мы их назовём?
Но Персиваль, естественно, ответил только «мью».
— Посоветуюсь с Мэри, — решила мисс Понсонби и пошла вслед за Вики, которой всегда нравилось идти впереди, вниз, в кухню.
«Если бы только Мэри знала, — думала мисс Понсонби, объявляя девочке добрую весть, — что эти два котёнка — детки моих мамы и папы и теперь у меня есть брат и сестра, которых у меня не было в детстве».
— Пойди наверх, взгляни на них, — сказала она, а потом, когда они стояли и рассматривали котят, добавила: — Как мы их назовём? Придумай ты, Мэри Натт.
Мэри рассмеялась.
— Натт. Слово это ведь означает орех. А если назвать их какими-нибудь орехами?
— Отличная идея, — одобрила Кошачья Леди. — Давай вспомним… Грецкие орехи, арахисовые…
— Каштаны и буковые орешки, земляные орехи… — подхватила Мэри.
— Кокосовый орех и лесной орех, иначе говоря, хейзел… — продолжала Кошачья Леди.
— Вот. Хейзел, — сказала Мэри. — Симпатичное имя для кошечки, как вам кажется?
— Да, да! — подтвердила Кошачья Леди. — А котика как назовём?
— Коко, мисс Мьюриэл. Сокращённое от кокоса.
— Мне нравится! — вскричала мисс Понсонби.
«Моя сестра Хейзел и мой брат Коко, — подумала она. — Вот здорово! Какое счастье, что я верю в переселение душ. Хорошо бы, Мэри тоже верила. Возьмём её отца (Артур, так, кажется, его звали). А что, если теперь он мальчик, или лошадь, или собака, а может, кто-то помельче — скажем, мышь. Нет, не надо, мы ши живут недолго. Артур умер бы уже от старости, или ещё хуже, его съела бы кошка. Вообразить только: вдруг дорогой папочка съел бы Артура Натта! Но Мэри стало бы легче, если бы она знала, что по крайней мере я верю, что её отец не умер навсегда. Тело его, возможно, и похоронено где-то на поле боя в Южной Африке, но его личность, дух, душа, назовите как хотите, переселилась в другое тело. Может, всё-таки попытаться объяснить ей это?»
— Мэри, дорогая, скажи, тебе очень тяжело разговаривать о твоих родителях?
— Тяжело? — переспросила Мэри. — Да, конечно, и всегда будет. Но они умерли, ушли навсегда. И надо с этим примириться.
— Ушли? — сказала Кошачья Леди. — И куда?
— Думаю, на небо. Они были хорошие люди.
— А тебе не приходило в голову, — продолжала расспрашивать Кошачья Леди, — что они переселились в кого-нибудь другого?
— Как это?
— А так, что они родились заново в другом теле, в другом облике.
— О нет, в это я вряд ли смогу поверить, — запротестовала Мэри.
— А я верю, — произнесла Кошачья Леди.
Мэри Натт посмотрела на хозяйку, старую зеленоглазую женщину, на её затянутые назад волосы. «Она сильно постарела за то время, что я здесь живу, — подумала Мэри. — Согнулась, на ногах держится нетвёрдо. Но голова-то у неё вроде ясная. Раньше была, во всяком случае. Но переселение душ!..»
— Вы хотите сказать, — спросила она, — что верите, будто в предыдущей жизни были кем-то другим?
— Да, кем-то и не обязательно человеческим существом.
— Вы могли быть и животным?
— В общем, да. Или могу стать каким-то животным, когда сердце у меня перестанет биться. Я не жду, чтобы ты поверила в это, Мэри, но мне казалось, тебе может послужить утешением моё твёрдое убеждение, что твои мама и отец ведут сейчас какую-то иную жизнь. Как происходит сейчас с моими мамой и папой.
— Вашими?
— В этот момент они отдыхают в своей прежней спальне на своей большой кровати, а мои брат и сестра играют на полу.
— Не понимаю, — пробормотала Мэри.
— Персиваль и Флоренс. Это мои родители.
— Их так звали?
— Да, именно так. Тело их может быть другим, но у меня и тени сомнения нет, кем они были до того, как стали кошками. Так же как нет сомнений насчёт Вики. Она родилась в двадцать минут пятого к вечеру 22 января 1901 года, в ту самую минуту, когда душа её оставила своё прежнее тело.
— И чьё это было тело?
— Вики, как я её непочтительно зову, на самом деле Виктория, Королева Соединённого Королевства и Императрица Индии.
Мисс Понсонби взяла на руки дородную рыжую кошку и принялась её благоговейно гладить.
— Теперь ты знаешь, Мэри, — заключила она. — Теперешняя Вики — покойная великая королева Виктория.
«А я-то считала, что с головой у неё всё в порядке, — подумала Мэри. — Да она просто чокнутая».

Понравилась сказка? - Поделись с друзьями!

 

Система Orphus

 

 

 

 

 

 

 

Система Orphus