Легенды о короле Артуре (английские легенды) - Страница 12

1 1 1 1 1 Рейтинг 3.74 [43 Голоса (ов)]

Так и ехали путешественники дальше, пока не встретили рыцаря, одетого в зелёные доспехи.
— Леди, не брат ли мой Чёрный рыцарь сопровождает вас? — обратился незнакомец к даме.
— Нет, сэр, — ответила девушка, — это всего лишь кухонный мужик, который подло расправился с вашим благородным братом.
— Ах ты, негодяй! — закричал Зелёный рыцарь. — Я отомщу за смерть храбрейшего из рыцарей и убью тебя.
— Я не боюсь тебя, — ответил Бомейн. — И докажу, что убил Чёрного рыцаря в честном бою!
Ничего не сказал на это Зелёный рыцарь, а кинулся в атаку. Два отважных воина сшиблись с громовым грохотом. Сперва бились они верхом, на копьях, затем в пешем бою, на мечах. Бомейнов щит раскололся пополам, но он изловчился и нанёс Зелёному рыцарю такой страшный удар, что тот упал на колени. Бомейн толкнул соперника, и тот растянулся ничком на земле. Рыцарь кухни мигом перерезал завязки его шлема и занёс меч, чтобы отсечь врагу голову.
— Пощади меня, — взмолился Зелёный рыцарь, — клянусь, я и ещё тридцать моих рыцарей будем до конца жизни подчиняться тебе и выполнять твои приказы!
— Посулами не вымолишь ты пощады. Разве что дама попросит за тебя, — ответил Бомейн.
Сначала дева презрительно отказалась просить о милости «кухонного мужика». Но, осознав, что Бомейн не шутит, скривилась и выдавила из себя:
— Не убивай соперника, а то пожалеешь!Бомейн с Лионеттой подъехали к лагерю Синего рыцаря
Бомейн тотчас помог недругу встать с земли. Зелёный рыцарь передал ему свой меч и поклялся, что немедля отправится вместе с тридцатью рыцарями к королю Артуру и объявит себя пленником рыцаря Кухни.
Бомейн же с девушкой вновь тронулись в путь и к полудню подъехали к широкому лугу, расцвеченному множеством шатров, из которых самым большим был синий. Рядом с ним мирно стоял боевой конь в синей сбруе.

— Поворачивай назад и беги, пока не поздно, — увещевала девица Бомейна, отчасти жалея его, отчасти же гневаясь. — Это Синий рыцарь, он невероятно силён, да ещё пятьсот рыцарей служат ему.

— И всё же я померяюсь с ним силой, — решил её спутник. — Раз он благороден, то вряд ли все пятьсот набросятся на меня разом, а если будут выезжать один на один, то я их не боюсь.
— Хвастун! — воскликнула девушка. — Но даже если ты одолеешь Синего рыцаря, во много раз сильнее его Красный рыцарь, что осаждает замок моей сестры.
— Я сделаю всё, что могу, — был ответ, — и никто, будь он мужик или рыцарь, не сможет сделать больше.
Дева удивлённо посмотрела на юного рыцаря и сказала:
— Хотела бы я знать, какого ты рода. Должна в тебе течь благородная кровь, ведь ты кротко отвечаешь на мою брань, а учтивость дана лишь высокородным.
Бомейн рассмеялся:
— Кого могут разозлить девичьи капризы, тот не истинный рыцарь. А кто я да откуда — неважно. Мужик или дворянин, а вам я служу, как благородный воин.
— Это правда, — признала леди, которой наконец стало стыдно, — и я от всего сердца прошу у тебя прощения.
Беседуя так, они въехали на луг, и Синий рыцарь выслал к путникам слугу, чтобы узнать, с миром они пришли или с войной.
— Если твой господин не пропустит нас, тогда с войной, — такой ответ дал Бомейн.
Могучий Синий рыцарь облачился в доспехи, сел на коня и поехал навстречу дерзкому путнику. Бомейн тоже послал коня вперёд. При первом же столкновении их копья разлетелись в мелкие щепки, а оба коня от страшного удара упали замертво. Рыцари же разом вытащили ноги из стремян и продолжили биться на мечах. Рубились они яростно и долго, но на исходе второго часа Синий рыцарь был ранен в бок и не мог сражаться с прежней силой, поэтому Бомейн сумел повалить его наземь. Не в силах подняться, Синий рыцарь сдался и стал молить о пощаде, а девица, которая наблюдала за поединком, закричала Бомейну:
— Прекрасный рыцарь, пощади его по доброте своей!
— С радостью сделаю это, — ответил Бомейн, — ведь дрался он честно и не заслуживает смерти.
— Теперь я вижу, — сказал Синий рыцарь, — что ты — тот самый могучий воин, что одолел моих братьев, Чёрного и Зелёного рыцарей. Я вместе с пятью сотнями моих всадников обещаю служить тебе и во всём подчиняться.50
На том они примирились. Бомейн и дама по просьбе Синего рыцаря остались переночевать в разбитых шатрах. На этот раз девушка пригласила Бомейна поужинать вместе с ней за одним столом.

На прощание Синий рыцарь предостерёг Бомейна:
— На верную гибель идёшь ты. Говорят, что у Красного рыцаря сила семи мужей. Это свирепый воин, не ведающий милосердия. А дама, которую он держит в осаде, — Лионесса, одна из прекраснейших и благороднейших дев в мире. Твоя спутница, должно быть, сестра её, Лионетта. Красный рыцарь так долго держит осаду замка Лионессы, надеясь, что на выручку к даме прибудет король Артур или сэр Ланселот Озёрный. Он ненавидит всех рыцарей Круглого стола, но особенно люто — этих двоих. И если ты не уступишь в битве Красному рыцарю, то сильнее тебя не будет рыцаря на всём свете.
— Я могу лишь сражаться достойно, — ответил Бомейн. — В рыцари меня посвятил сам сэр Ланселот, и, надеюсь, ему не будет за меня стыдно.
На том рыцарь Кухни простился с Синим рыцарем, который поклялся вместе со своими людьми отправиться к королю Артуру и рассказать ему о подвигах, совершённых Бомейном.
Спутница Бомейна подтвердила, что зовут её Лионетта, и наконец признала рыцаря Кухни храбрейшим воином, который достоин сопровождать её. Разговаривать с ним она стала любезно, и у Бомейна словно выросли крылья: он чувствовал, что любого врага одолеет ради леди Лионетты и её сестры.
За любезной беседой путники и не заметили, как выехали на равнину, в центре которой высился замок. Он был окружён шатрами и палатками, между которыми сновали люди. Подобравшись поближе, путешественники увидели, что на ветвях деревьев вокруг замка висит множество мёртвых тел. Всё это были добрые рыцари, числом почти сорок человек, на шеях у них висели щиты, а на поясе — мечи.Рыцарь Кухни дунул в рог, вызывая Красного рыцаря на поединок
— Что означает это постыдное зрелище? — тихо спросил сэр Бомейн.
— Сэр, — ответила Лионетта, — не дайте совершённому здесь ужасному злодеянию сломить ваш дух. Все эти рыцари приехали сюда, чтобы спасти мою сестру, даму Лионессу. А когда Красный рыцарь победил их, то подверг позорной смерти без милосердия и жалости. Он и вас так же повесит, если только вам не повезёт его одолеть.
Посреди лагеря Красного рыцаря росло дерево сикомора, на ветвях которого висел громадный рог из слоновьего бивня. Любой странствующий рыцарь мог подуть в рог, вызывая Красного рыцаря на бой. Но только Бомейн собрался подъехать к рогу, как Лионетта удержала его:
— Подожди до полудня, лишь до этого времени свирепый воин обладает силой семи мужей.
Но Бомейн отказался ждать, приблизился к сикоморе и дунул в рог так сильно, что люди выбежали из палаток и высунулись из окон замка.

Красный рыцарь тотчас вооружился. Всё облачение его — доспех, копьё и щит — было кроваво-красного цвета. Оседлав огненнорыжего жеребца, он выехал к небольшому пустырю под стенами замка, чтобы осаждённые видели поединок и дрожали от страха.

Оказавшись на месте битвы, Бомейн поглядел вверх на стену замка и там, у окна, увидел самую прекрасную даму, какую только встречал в жизни. Она взглянула на него и улыбнулась, и с того момента он полюбил её и поклялся спасти или умереть.
— Перестань разглядывать даму, — гневно вскричал Красный рыцарь, — советую тебе смотреть на меня и готовиться к битве!
Бомейн спокойно подал коня назад. Отъехав друг от друга на изрядное расстояние, рыцари наставили копья и понеслись навстречу во весь опор. Каждый ударил противника в самую середину щита с такой ужасной силой, что копья разлетелись на сотню кусочков, конские подпруги лопнули, а сами рыцари повалились наземь. Оба долго лежали не двигаясь, так что наблюдавшие за схваткой подумали, что противники сломали шеи. Однако в конце концов воины освободились от стремян и, обнажив мечи, бросились друг на друга. Они так яростно рубили и кромсали друг друга, что от щитов и доспехов откалывались большие куски. Миновал полдень, а они всё сражались и наконец так обессилели, что опустили руки и стояли, хватая ртом воздух. Но, отдышавшись, продолжили поединок — наносили и отражали удары из последних сил. Красный рыцарь оказался не только искусным, но и хитрым противником, но Бомейн разгадывал его каверзные манёвры, хотя кровью платил за науку.
Наконец уже на закате рыцари согласились передохнуть и сели на пригорке, а пажи распустили им завязки на шлемах.52
Бомейн поднял глаза на замок и вновь увидел у окна леди Лионессу, которая смотрела на него с такой нежностью и сочувствием, что к рыцарю Кухни вернулись силы. Он тут же призвал Красного рыцаря возобновить поединок.

На сей раз они сражались пешими на мечах, но столь же яростно, как и прежде. И вот Красный рыцарь исхитрился и ранил Бомейна в руку, так что тот упал и выронил меч. С торжествующим криком воин в красных доспехах бросился на поверженного врага, уверенный, что победил. Но тут леди Лионетта воскликнула:
— Моя добрая сестра смотрит на вас и плачет! Угасла её последняя надежда на спасенье, теперь она окажется во власти жестокого убийцы!
И Бомейн нечеловеческим усилием откатился от меча врага, вскочил на ноги, схватил оружие и ударил так сильно, что Красный рыцарь, корчась, повалился на землю. Бомейн мигом отстегнул ему шлем, чтобы срубить голову. Но тут Красный рыцарь запросил пощады.
Однако сэр Бомейн, помня о жестоком убийстве сорока доблестных рыцарей, не хотел щадить его. Красный рыцарь поведал, что некая дама вынудила его поклясться, что он станет непримиримым врагом рыцарей короля Артура, а всех, кого одолеет в бою, он будет предавать позорной смерти. И Бомейн в конце концов внял его мольбам и оставил в живых, но с условием, что Красный рыцарь попросит прощения у леди Лионессы, а затем вместе со всеми своими людьми отправится ко двору короля Артура и сдастся на его милость. Красный рыцарь поспешил выполнить всё это, а прибыв к королю, рассказал ему историю геройских подвигов Бомейна от начала до конца.
Тем временем Бомейн отдыхал в шатре Красного рыцаря, а леди Лионетта врачевала его раны. Но на одиннадцатый день он встал и, сев на коня, поехал к замку повидать даму, которую любил. Но, к его удивлению, мост через ров был поднят. Рыцарь кричал, но никто не вышел из ворот. Спустя некоторое время в окне показался сэр Грингамор, брат Лионессы и Лионетты.
— Пока вы не назовёте своё имя и не расскажете, какого вы рода, я не позволю сестре видеться с вами, — сказал он.
Бомейн рассердился и воскликнул:
— Разве недостаточно того, что я спас даму от притеснителя? Не открою вам своего имени, потому что, будь я даже крестьянин, я совершил подвиги, достойные славного рыцаря. Как к рыцарю должны вы ко мне относиться!
И тут на равнине показалась кавалькада: все рыцари Круглого стола спешили к замку леди Лионессы. Первым же ехал сэр Гахерис, который, поравнявшись с Бомейном, воскликнул: «Брат!»
Завидев из окна компанию достойных рыцарей, сэр Грингамор поспешил выйти к ним и пригласил их в замок. Сэр Гахерис объяснил ему, указывая на Бомейна:
— Это Гарет, мой младший брат, сын короля Оркнейского и племянник самого короля Артура. Он обвёл вокруг пальца весь королевский двор. Гарет всегда любил приключения и хитроумные розыгрыши. Я сам его не узнал при дворе, потому что не видел его с самого детства, но сэр Ланселот, который посвятил его в рыцари, открыл нам тайну. Когда множество побеждённых рыцарей рассказали нам о его доблести, сэр Ланселот счёл своим долгом поведать Артуру о подвигах его племянника.
Сэр Грингамор поспешил принести сэру Гарету извинения за неучтивость и проводил его в покои леди Лионессы, которая обрадовалась, увидев своего благородного освободителя. И все ликовали, а когда сэр Гарет вернулся ко двору Артура, леди Лионесса сопровождала его. Там они обвенчались с большой пышностью, и на свадьбе присутствовали сам король Артур, королева Гвиневера и все благородные рыцари Круглого стола. К тому времени сэр Гарет присоединился к их ордену. Лионетта же вышла замуж за сэра Гахериса, и эта пара жила так же счастливо, как сэр Гарет со своей женой, ибо, хотя леди Лионетта была остра на язык, сердце у неё было доброе, а муж её любил так же сильно, как сэр Гарет — её сестру.

Понравилась сказка? - Поделись с друзьями!

 

 

Система Orphus

 

 

 

 

 

 

 

Система Orphus