Легенды о короле Артуре (английские легенды) - Страница 9

1 1 1 1 1 Рейтинг 3.79 [38 Голоса (ов)]

Узнав, что никто из трусливых корнуоллцев, кроме юного Ламбегуса, не отважился заступиться за королеву Изольду, тот исполнился гнева и презрения. Стремглав помчался он ко двору и, кликнув верного Говернала, пустился по следу сэра Паломида.
Недалеко отъехал он от замка, когда увидел, что на земле лежит Ламбегус, тяжело раненный. Юный друг рассказал о поединке и о бегстве королевы. Тристан отнёс воина к леснику, который перевязал его раны, а сам поспешил в путь.
Прошло немного времени, и Тристан нашёл сэра Адтерпа, также серьёзно раненного. Сэр Тристан поблагодарил сэра Адтерпа за его благородное деяние и вновь оседлал коня. Он поехал дорогой, которую тот ему показал, и вскоре увидел замок и у ворот — Паломида, спавшего крепким сном.
— Поди-ка, Говернал, — приказал сэр Тристан, — разбуди его, и пусть он приготовится биться насмерть. Я требую удовлетворения за оскорбление, нанесённое жене короля Марка.
Изольда следила за поединком Тристана и Паломида со стен замкаОднако будить спящего не пришлось: сэр Паломид вскочил на ноги, словно очнувшись от забытья, и, не говоря ни слова, надел доспехи и вскочил в седло. Затем он наставил на противника копьё и бросился в бой. Но удача была на стороне Тристана. Вначале он сбил сэра Паломида наземь, опрокинув его через круп коня. Кипя яростью, поверженный обнажил меч и ринулся на противника. Но Тристан, соскочив с коня, спокойно ждал атаки.
Заслышав шум битвы и звон оружия, Изольда выбежала на стену замка. Оттуда она затаив дыхание следила за жестоким поединком могучих рыцарей, по силе и храбрости не уступающих друг другу.

Вскоре она заметила, что мало-помалу Тристан берёт верх.

Она опечалилась, подумав, что сарацин, сражающийся так храбро, может погибнуть, не раскаявшись в грехах. Изольда вышла из ворот замка и стала умолять сэра Тристана прекратить поединок.
— Я ваш вечный слуга и сделаю всё, что пожелаете, — отвечал её спаситель, — но то, о чём вы просите, меня опозорит.
— Никогда не стала бы я просить о том, что нанесло бы урон вашей чести, — сказала Изольда. — Но ради меня, прошу, пощадите несчастного, ведь он не крещён, и я не хочу, чтобы он умер язычником.
Сэра Тристана тронуло её великодушное заступничество, и он согласился остановить битву. Прекрасная Изольда благодарила своего спасителя, а затем обернулась к сэру Паломиду:
— За то, что вам оставили жизнь, обязую вас покинуть страну и не возвращаться сюда, пока я здесь живу.
— Я подчинюсь вашему приказу, — печально отвечал Паломид, — хотя и против воли.
Тогда Изольда велела ему поехать ко двору короля Артура. Она решила, что среди благороднейших рыцарей христианского мира сэр Паломид научится доброте и обходительности и поймёт, что сила бесполезна, если не служит благородным делам. Тристан же посадил королеву на коня и со всеми почестями привёз её невредимой к королю Марку. И много было радости по случаю её возвращения.
* * *
Однажды, когда король Артур гостил в замке Лонезеп, он объявил, что у городских стен состоится великий турнир, на котором сам монарх и другие рыцари Круглого стола будут состязаться со всеми, кто захочет бросить им вызов. На турнир приехали рыцари и бароны со всех концов Британии. Приехал и сэр Тристан, сопровождавший прекрасную королеву Изольду, потому что трусливый король Марк не хотел участвовать в турнире и остался в Корнуолле. Сэр Паломид, который уже изрядно пожил при дворе Артура, пришёл приветствовать сэра Тристана, а тот спросил, на чьей стороне ему следует биться на турнире.
— Сэр, — сказал Паломид, — совет мой таков: давайте биться завтра против короля Артура, ведь с ним будет сэр Ланселот и множество других добрых рыцарей из его рода, а чем храбрее враги, тем большую славу мы с вами добудем.
Этими словами Паломид хотел показать, что решил на время отложить давнюю вражду с Тристаном и выступить с ним заодно. Он надеялся заслужить одобрение королевы Изольды.
Наутро оба рыцаря облачились в доспехи зелёного цвета. Сэр Тристан был на белом коне, а сэр Паломид оседлал вороного скакуна. Прекрасная Изольда и три её служанки также надели зелёные наряды. Целый день женщины наблюдали за поединками из окон замка.
С началом состязаний два зелёных рыцаря вместе явились на турнирное поле. Они совершили множество доблестных подвигов, каждый сбросил с коня по двадцать противников. Все гадали, кто эти храбрые чужаки. Но сэр Тристан был, как всегда, обходителен и учтив: он раньше времени покинул поле состязаний, ибо желал, чтобы Паломид в тот день получил награду. А сарацин сражался лучше любого на ристалище, покуда не встретился с самым грозным противником из всех, с кем бился раньше, — с самим сэром Ланселотом Озёрным. Паломид знал, что ему не выстоять против Ланселота, поэтому совсем не по-рыцарски ударил копьём коня своего противника. Скакун споткнулся и сбросил седока наземь. Ланселот тут же вскочил, обнажил меч и ринулся на сарацина, крича:
— Ты нанёс мне великое оскорбление, и я отомщу тебе, так что теперь держись!38
— Милости твоей прошу, благородный рыцарь! — ответил ему Паломид. — Ибо знаю я, что бессилен против тебя в поединке. Я надеялся совершить сегодня подвиги величайшие, каких не совершал ещё в жизни. Поэтому пощади меня, молю, а я клянусь быть твоим верным рыцарем до скончания моих дней.
Благородный сэр Ланселот сжалился над противником и не стал сражаться с ним. Сэр Паломид возрадовался и продолжил биться без устали, не останавливаясь отдохнуть или подкрепиться. Вечером король Артур наградил его, так как все согласились, что сарацин спешил больше рыцарей и продержался дольше, чем любой другой на этом турнире.

Когда поединки первого дня были окончены, Паломид стал искать сэра Тристана. Не найдя его на поле, он решил, будто того свалили с коня или взяли в плен. Однако наутро Тристан вновь явился на ристалище и сражался так отважно и благородно, что затмил вчерашний триумф Паломида. Завистливый сарацин подошёл к одному из раненых рыцарей, лежащему поодаль, и сказал:
— Прошу вас, дайте мне на время ваши доспехи, чтобы я мог биться неузнанным.
— С радостью одолжу их вам, — ответил тот.
И Паломид снял свой зелёный панцирь и надел белый с серебряным щитом.
Затем сарацин поспешил вернуться в гущу сражений и выступил против сэра Тристана. Тот, видя, что сторонники короля Артура остались в меньшинстве, благородно присоединился к ним. И вот, когда зелёный и серебряный рыцари встретились в поединке, сэр Тристан одним мощным ударом копья вышиб противника из седла.
После этого сэр Паломид взобрался в седло и, раздосадованный, уехал прочь и больше не бился на том турнире. Во второй день награда досталась сэру Тристану, а все, кто наблюдал за поединками, сказали, что такой силой и доблестью блистали разве что сэр Ланселот и сам король Артур. А самый главный приз турнира на третий и последний день был вручен сэру Ланселоту, и он принял его под громкое ликование всех бойцов и зрителей без исключения.
Когда турнир закончился, сэр Тристан вместе с королевой Изольдой и её служанками вернулся в Корнуолл и оставался там некоторое время, а затем отправился на поиски новых приключений. Однажды утром он ехал по дороге, не надев доспеха, хотя меч и копьё были при нём. Тут встретился ему сэр Паломид и вызвал на поединок. Тристан принял вызов и помчался на противника, а тот обмер от изумления, увидев, что рыцарь готов сражаться без доспеха с вооружённым до зубов воином. Тристан наносил ему тяжкие удары, а сарацин стоял не шевелясь. Тогда Тристан закричал ему:
— Что, трус, неужто боишься биться со мной?
— Не решаюсь я сражаться с вами, сэр Тристан, — отвечал Паломид, — ведь известно, что правила рыцарства запрещают нападать на воина без доспехов.
— Вижу я, что вы стали столь же благородным рыцарем, сколь и доблестным. Горько мне, что вы по-прежнему язычник, а не христианин.
— Правду сказать, я желаю стать им, — возразил сэр Паломид. — Но знайте: я дал зарок не креститься до определённого момента, и мне осталось провести всего лишь один бой, а после него я тут же приму крещение.
— Сейчас, — сказал Тристан, — вы и проведёте последний недостающий поединок. Я сейчас надену доспехи, и мы сможем сражаться по всем правилам.
Когда Тристан был готов, оба рыцаря во весь опор понеслись навстречу друг другу. Удар сэра Тристана был точнее, и Паломид вылетел из седла, а копьё его переломилось. Сарацин вскочил на ноги и с мечом в руке бросился на Тристана, который тоже спешился и принял бой. Сражались они бешено, нанося друг другу жестокие раны. Часто сэр Паломид падал на колени, но тотчас вставал и бился яростнее прежнего. Дрались они больше двух часов кряду, и в конце концов Тристан был тяжело ранен. Но, распалённый болью, он с такой силой ударил противника в плечо, что рука Паломида повисла плетью, и меч из неё выпал.Священник окрестил Паломида
— Теперь вы в моей власти, — закричал сэр Тристан. — Но, как и вы, я не буду биться с безоружным. Поднимите меч, и продолжим!
— Нет, — ответил сарацин, — я бы с радостью прекратил бой, а с ним и наше соперничество. Великое оскорбление нанес я вам и прекрасной леди Изольде и смиренно прошу прощения у вас обоих. Никогда не встречал я рыцаря столь благородного и великодушного, как вы, за исключением разве что сэра Ланселота Озёрного.
Тогда Тристан возрадовался и искренне простил врагу прежние обиды. И они, как добрые друзья, вместе поехали через лес и набрели на часовню. Живший при ней священник окрестил сэра Паломида, соблюдая все должные обряды, а затем по просьбе Тристана друзья отправились ко двору короля Артура.

Тот принял Тристана с сердечным гостеприимством и просил задержаться в Камелоте. Король обошёл Круглый стол в поисках пустующего места и увидел сиденье, принадлежавшее сэру Мархальту, сражённому Тристаном в честном бою. И вдруг по волшебству на сиденье появились золотые буквы. Надпись гласила: «Это место благородного рыцаря сэра Тристана». Король Артур посвятил Тристана в рыцари Круглого стола и устроил в его честь великий пир, и все рыцари радовались, что к ним присоединился столь славный рыцарь.

Вскоре молва о том, что сэр Тристан пребывает при дворе короля Артура и пользуется его расположением, достигла Корнуолла. Это разозлило короля Марка, и он послал в Камелот шпионов, которые должны были докладывать ему обо всём, что делает его племянник. Вести оказались неутешительными: Тристан превзошёл доблестью всех рыцарей Круглого стола, кроме Ланселота Озёрного.
Обуяла короля Марка чёрная зависть. Собрал он рыцарей и оруженосцев и отправился в Камелот, замышляя погубить сэра Тристана. При дворе Артура короля Марка приняли холодно, так как трусость правителя Корнуолла была всем известна. Один раз его обратил в бегство шут короля Артура, Дагонет. В другой раз сэр Ланселот вызвал короля Марка на бой, но жалкий монарх даже не пытался защищаться, а повалился из седла прямо на землю, лёг и молил о пощаде.40Король Артур, услышав об этом, а также узнав о ненависти, которую завистливый король питает к племяннику, разгневался. Он послал за корнуоллским монархом и принудил его примириться с Тристаном, который во всём вёл себя как верный рыцарь и родственник. Сердце короля Марка было полно чёрной злобы, но он боялся перечить могущественному сюзерену. Он притворно заверил Тристана в своей дружбе и просил рыцаря вернуться в Корнуолл.
Но король Марк возненавидел Тристана пуще прежнего за его благородство. К тому же он понял, что жена его презирает, а Тристана любит и почитает превыше всех мужчин. И вот однажды король Корнуоллский спрятался за занавесью в покоях королевы, которая, как он знал, ждала его племянника. Тот должен был прийти безоружным и играть для прекрасной Изольды на арфе. Когда рыцарь нагнулся к арфе, злой король трусливо напал на него сзади и пронзил мечом. Доблестный рыцарь упал бездыханным к ногам несчастной королевы. Изольда ненадолго пережила Тристана — она стала чахнуть от горя и скончалась спустя несколько дней. Но и негодяй Марк заплатил за предательство: сэр Ланселот, как говорят, убил его, отомстив за смерть друга.

Понравилась сказка? - Поделись с друзьями!

 

 

Система Orphus

 

 

 

 

 

 

 

Система Orphus