Дед Мороз и лето - Ливанов В. - Страница 11

1 1 1 1 1 Рейтинг 4.59 [22 Голоса (ов)]

Дед Мороз и лето (рассказы)


Любовь Голубого Кита

Голубой Кит

Влюбился Голубой Кит в Прозрачную Медузу. А любовь Голубого Кита такая же большая, как он сам. Даже немного больше. Ему бы поделить с Медузой эту любовь, признаться ей во всём. Но Кит не признаётся. Робеет. Носится Голубой Кит по волнам, места себе не находит. Встречается Киту Осьминог.
— Послушай, Осьминог, — говорит Кит. — Я полюбил Прозрачную Медузу. Она такая нежная, беззащитная…
— Заткни фонтан! — отвечает Киту Осьминог очень грубо. — Знаю я твою Медузу. Скользкая особа.
Опять носится Кит по волнам, не находит себе утешения. Плывёт ему навстречу Черепаха.
— Черепаха! — кричит Кит. — Послушай, Черепаха! Я полюбил Прозрачную Медузу…
— Медузу? — спрашивает Черепаха. — А панцирь у неё есть?
— Нет, — отвечает Кит, — у неё нет никакого панциря.
— Как нет панциря? — спрашивает Черепаха. — А куда же она втягивает голову и лапы в случае опасности?
— У неё нет ни головы, ни лап, — отвечает Кит.
— Ни головы, ни лап?! — говорит Черепаха. — И панциря нет? Вот так уродина! Не понимаю, что ты в ней нашёл.
Нырнул Голубой Кит и с горя опустился на дно. Лёг на дне и бьёт хвостом по песку. Вдруг, откуда ни возьмись, Морская Звезда.
— Послушай, Морская Звезда, — говорит Кит. — Я полюбил Медузу…

— Не мути воду, — говорит Морская Звезда, — все знают, что ты влюблён в меня. Но я уже твёрдо решила стать женой Кораллового Рифа. Я знаю, что слишком хороша для него. Но…
Не стал Голубой Кит выслушивать её болтовню и скорее вынырнул на поверхность. Глотнул свежего воздуха и видит: плывёт к нему Гладкая Акула.

медуза

— Послушай, Акула, — говорит Кит. — Я полюбил Медузу и боюсь ей признаться в своих чувствах. Робею.
— А что, — спрашивает Акула, — эта Медуза очень грозна с виду?
— Что ты? — говорит Кит. — Я её всю насквозь вижу. Она такая нежная, беззащитная.

акула

Оживилась Гладкая Акула:
— Беззащитная, говоришь? Нежная, говоришь?.. Знаешь что, Голубой Кит, раз ты боишься ей признаться в своих чувствах, я берусь сделать это от твоего имени. Где мне найти Медузу?
— Ах, спасибо тебе! — обрадовался Кит. — Медуза всегда качается на волнах прибоя вблизи песчаного берега. Ты легко найдёшь её там.
— Жди меня здесь, — сказала Акула и поплыла к песчаному берегу. Она разыскала Прозрачную Медузу, которая качалась на волнах прибоя, проглотила её и была такова.
Бедный Голубой Кит! Он не знал, что акулам нельзя доверять свои чувства. Или забыл?
Грустная история…

Честное слово Жирафа

обезьяна в зоопарке

жираф в зоопарке

В одном зоопарке жил Жираф. А надо вам знать, что в своих родных лесах жирафы чувствуют себя совсем иначе, чем в зоопарках. А наш Жираф жил в зоопарке, но чувствовал себя почти совсем как в родном лесу. Не совсем, но почти. Жирафы вообще животные редкие и поразительные. И наш Жираф тоже был такой — редкий и поразительный. В зоопарке было много разных животных, но разве кто-нибудь из них мог равняться с Жирафом? Никогда в жизни! Жираф есть Жираф — и этим всё сказано.
Правда, сами по себе другие животные были вполне нормальные и некоторые даже хищные. Но ничего такого редкого и поразительного, как в жирафах, в них не было. Недаром же все дети и даже некоторые взрослые часами простаивали перед клеткой с Жирафом. Конечно же, им было на что посмотреть. «Жираф есть Жираф!» — говорили они. И этим всё сказано.
А у киоска, где продавались шоколадные конфеты и свежие бублики, всегда шумела длинная очередь: все были уверены, что Жираф больше всего на свете любит шоколадные конфеты и свежие бублики. И Жираф целыми днями глотал конфеты и жевал бублики, воображая себе, что он ест почки и листья мимоз.
А надо вам знать, что почки и листья мимоз жирафы любят больше всего на свете. А ведь наш Жираф ничем не отличался от других жирафов, редких и поразительных.
Да, это был настоящий Жираф, и даже пронырливые воробьи, которые вечно перелетают из клетки в клетку и клюют что попало во всех кормушках, дорожили его мнением.
И вдруг Жираф заболел.
Целый день не появлялся он перед публикой, а когда публика разошлась, к Жирафу вошёл директор зоопарка с врачом-ветеринаром. Врач долго осматривал больного Жирафа, а потом сказал директору зоопарка:
— Жираф действительно болен и, наверно, скоро умрёт.
После этого врач-ветеринар ушёл мыть руки душистым мылом, а директор остался.
И тогда Жираф заговорил. А надо вам знать, что жирафы начинают говорить только тогда, когда не могут молчать. И наш Жираф сказал:
— Я хочу в Африку. Я болен, я, наверное, скоро умру, и я хочу в Африку.
Директору стало очень жаль Жирафа. Но директор есть директор.
— Может быть, ты хочешь шоколадную конфету или свежий бублик? — спросил директор.
На ресницах Жирафа повисла большая круглая слеза.
— Я хочу в Африку, — сказал Жираф. — Я погуляю по родным лесам, повидаюсь со старыми друзьями и обязательно вернусь в зоопарк. Честное слово! — сказал Жираф.
А надо вам знать, что если Жираф даёт честное слово, он его обязательно сдержит. И директор это знал.
Поэтому директор отпер клетку, и они с Жирафом пошли по опустевшим дорожкам зоопарка и вышли на улицу.
— Помни, что ты дал честное слово, — сказал директор и отсчитал Жирафу денег на дорогу.
— Спасибо, — сказал Жираф.

жираф

Он пошёл в кассу, купил себе билет, сел в самолёт и полетел в Африку. И никто в самолёте не заподозрил, что летит вместе с настоящим Жирафом, такой тот был усталый, серьёзный и задумчивый. Только все, глядя на него, невольно думали: «Интересно, почему так поразительно задумчив этот пассажир, на редкость похожий на жирафа?» И всем хотелось ему помочь. Но так как Жираф в дороге ни у кого не просил помощи, о нём скоро забыли. Зато в Африке старые друзья Жирафа, которые лечили его в родных лесах почками и листьями мимоз, хорошо помнят, как он говорил им о том, что обязательно должен зачем-то куда-то вернуться, потому что он где-то дал кому-то честное слово.

жирафы

И Жираф выздоровел. Но этого мало: он сдержал слово.
Даже говорят, что не так давно он опять просился в Африку… ненадолго.