Самураи (Рыцари Дальнего Востока) - Тарновский В. - Страница 9

1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 [1 Голос]

Самураи (Рыцари Дальнего Востока)


 

Где и как жили самураи?

Как мы уже говорили, самураи были изначально сельскими жителями — главами семейств, правившими своими имениями. Они брались за оружие, лишь когда их призывал господин. Спустя столетия, после установления нового режима под началом Иэясу Токугавы, условия резко изменились. Япония стала единым военизированным государством, которое подчинялось воле сегуна и бакуфу. Быстро росли города: в условиях социальной нестабильности князья стремились укреплять свои резиденции, возводя замки. Так, даймё Ота в 1457 г. основал замок Эдо, положив начало будущему Токио. Города такого типа назывались призамковыми, так как они возникали вокруг княжеских укрепленных пунктов.
Теперь из 400 тысяч самураев в деревнях осело всего несколько тысяч. Гораздо больше представителей военного сословия переселилось в города: те, что состояли в свите сегуна, жили в столице страны Эдо, подавляющее же большинство самураев служило у местных даймё в столицах провинций.
Итак, некогда сельские жители превратились в горожан. Перемены отразились и на облике городов. В центре их, олицетворяя собой власть, высился замок-крепость владетельного князя. Кроме самого даймё и его семьи там жили его самые близкие слуги — министры, советники и т. д., самураи, занимавшие другие важные должности, — конюшие, оружейники, зодчие, специалисты по фортификации, управляющие, смотрители и многие другие. И, конечно же, в крепости были военные: офицеры и солдаты, что денно и нощно несли сторожевую или полицейскую службу, а также дежурный отряд, находившийся в постоянной готовности на случай войн или мятежей, — в целом несколько сотен человек.
Замки строили просторными — ведь места должно было хватить всем этим людям и их семьям. Кроме дворца даймё, с его нагромождением крыш и фронтонов, в кольце стен крепости находилось несколько площадей и улиц с домами самураев, оружейными складами, хозяйственными постройками и конюшнями.
Если жилья не хватало на всех, а такое случалось, оставшиеся без крыши над головой воины вместе со своими семьями селились у подножия крепостных стен.
Их дома образовывали словно бы внешнее кольцо города, вокруг которого — на подобающем расстоянии — теснились домишки остальных горожан.

крепость

крепость

Заложенный в 1583 г. замок в Осаке — одна из самых мощных крепостей Японии. Цоколь (он сохранился) был сложен из мощных валунов. С внешней стороны крепость опоясывал глубокий и широкий ров с земляным валом, за которым высились каменные стены с бойницами. Однако замок казался легким и светлым благодаря стройной белой сторожевой башне. Из-за обилия золотых украшений на фронтонах ярусов крепость называли «золотым замком». На этой фотографии видны заполненный водой ров, внутренние крепостные стены, а также живописная главная башня, где размещались покои даймё.

крепость

Вид с главной башни замка Химздзи (1600; префектура Хего). У подножия стены крепости расположились дома самураев; чуть поодаль раскинулся город с домами ремесленников и купцов.


Какова была роль женщин в обществе самураев?

В 1672 г., во времена сёгуната Токугава (1603–1867), в Японии появилась книга под названием «Онна Дайгаку», то есть «Великое наставление для женщин». Это фундаментальное сочинение, которое приписывали очень уважаемому ученому Ёкикэну Каибаре (1630–1714), запечатлело складывавшийся столетиями идеальный образ японской женщины.
Вот несколько характерных фраз из книги:
«У женщины нет надлежащего повелителя. Значит, на своего супруга ей надобно смотреть как на своего господина и служить ему со всем уважением и почтительностью».
«Великий, вечный долг жены есть послушание».
«Жена всегда должна быть при деле, ей положено строго следить за своим образом жизни. Утром ей надобно пораньше вставать, а вечером попозже удаляться на покой».
«Жена пусть занята будет, подобно обычным служкам, пусть никогда не перестает она хлопотать обо всем сама. Ей положено шить одежду своему свекру и своей свекрови, готовить им еду, всегда следовать повелениям своего мужа. Ей положено складывать его одежду и вычищать его покрывало, растить его детей, мыть, что грязное, и вообще пребывать в средоточии домашних забот».
«Если жена поступает так, то ее супружество будет лишь благостным и долгим, а дом ее станет вместилищем мира и покоя».
Короче говоря, жене самурая полагалось быть покорной, сдержанной, самоотверженной, верной своему долгу, беспрекословно повинующейся мужу.
Многим из нас такая жизнь показалась бы скучной и тяжелой. Но сами жены самураев так не считали. Да, их мир был ограничен домом и семьей. Но здесь они пользовались уважением и доверием.
Кроме того, следует помнить, что жена самурая обычно происходила из самурайской семьи, а это значит, что всей своей жизнью в родительском доме она наилучшим образом уже была подготовлена к роли матери и жены и считала эту роль единственно возможной.

Жена самурая обороняется от вторгшегося к ней вооруженного врага с помощью короткого дротика.

Жена самурая обороняется от вторгшегося к ней вооруженного врага с помощью короткого дротика.

Впрочем, воспитание девочки не ограничивалось развитием у нее лишь добродетелей, воспетых в «Онна Дайгаку». Напротив, будущую жену самурая вместе с ее братьями сызмальства учили обращаться с оружием. Ведь в случае необходимости она должна была суметь сама с оружием в руках защитить свой дом и семью. Потому с раннего возраста ее начинали приобщать к искусству сражения прямым копьем — яри, алебардой — нагинатой, коротким дротиком — ути-нэ и коротким кинжалом — каикэном, который японские женщины с детства всегда носили при себе.
Бесстрашие и презрение к смерти прививали с детства не только будущим самураям, но и их будущим женам.
Насколько они входили в плоть и кровь японки, говорит такой факт. Если ей угрожало насилие или какое-либо другое унижение и нужно было защитить свою честь, то, нисколько не медля, одним решительным ударом кинжала в шею она убивала себя.

Если жена самурая вынуждена была покончить с собой, то кинжалом (каикэном) она прокалывала себе сонную артерию.

Если жена самурая вынуждена была покончить с собой, то кинжалом (каикэном) она прокалывала себе сонную артерию.


Что значило для самураев самоубийство?

В 1333 г. первая эпоха власти самураев, камакурский сёгунат, окончилась трагически.
Когда мятежники ворвались в город и дома заполыхали огнем, теснимые защитники Камакуры отступили на кладбище храма Тосё. Там, чтобы избежать унизительного пленения, сёгун, его домочадцы и 800 верных ему людей обнажили свои кинжалы и один за другим убили себя, вспоров себе живот.
Это массовое самоубийство, безусловно, свидетельствует о глубокой перемене, происшедшей в мировоззрении самураев после их полутора векового господства. К числу традиционных самурайских добродетелей — верности, храбрости, скромности и прямодушию — добавилось нечто новое, зловещее: мрачное отрицание жизни и стремление к смерти. Это выражалось в совершенном равнодушии к жизни и в убежденности, что по сравнению с личным достоинством и славой воина смерть, что «легче пуха», есть великое благо.

Чтобы после поражения избежать позорного плена, многие высокопоставленные самураи предпочитали совершить на поле битвы сэппуку, вспарывая себе живот.

Чтобы после поражения избежать позорного плена, многие высокопоставленные самураи предпочитали совершить на поле битвы сэппуку, вспарывая себе живот.

Это отношение к жизни и смерти в конце концов было столь непреложно запечатлено в кодексе бусидо, что одному из идеологов самурайства удалось свести новую мораль к знаменитой, много раз цитировавшейся формуле: «Бусидо — путь воина — означает смерть. Когда для выбора имеются два пути, выбирай тот, который ведет к смерти». Как эта заповедь претворялась в жизнь? Иногда самоубийство превращалось для самурая в почетную обязанность.
Мы уже знаем о драматических событиях, происшедших в Камакуре: оказаться после поражения в плену считалось несмываемым позором, поэтому после каждой битвы многие побежденные самураи, прежде всего высокопоставленные, совершали самоубийство.
Самураи убивали себя, не только чтобы избежать позора. Была и другая причина.
Вспомните, что главной добродетелью самурая моральный кодекс бусидо считал верность воина своему господину (см. стр. 20). Многие самураи, особенно преданные своему даймё, полагали, что долг велит им беспрекословно следовать за ним и на смерть. Поэтому часто, как только погибал или умирал самурай высокого ранга, некоторые из самых преданных ему приближенных добровольно уходили из жизни. Японию буквально захлестнула волна самоубийств. Это было похоже на настоящую эпидемию. Она достигла такого размаха, что правительство сегуна, бакуфу, запретило самоубийства.
Третья распространенная причина самоубийства была также связана с понятием долга. Случалось, что самурай оказывался перед сложнейшей моральной дилеммой, становясь жертвой двух противоречивших друг другу требований долга. С одной стороны, кодекс бусидо запрещал самураю открыто возражать своему господину. Но, с другой стороны, если его господин совершал что-либо несправедливое или бесчестное, он не мог закрывать на это глаза. Как обязан был самурай поступить в этой безвыходной ситуации? Нравственный конфликт он решал, демонстративно лишая себя жизни. Это было убедительным доводом. Ведь самоубийство, совершенное в знак протеста, наглядно разоблачало неблаговидные поступки господина самурая, что нередко побуждало того изменить свое поведение.
Наконец, самурай, совершив самоубийство, мог избежать казни. Разумеется, смерть под топором палача была для него невыносимым позором. Поэтому воины, приговоренные к смерти, имели право сами лишить себя жизни во время своеобразной торжественной церемонии.
Считалось, что такая смерть — на глазах у высокопоставленных свидетелей — полностью искупает вину и сохраняет незапятнанной честь самурая, что было для него важнее всего.

Понравилась сказка? - Поделись с друзьями!

 

 

 

 

 

Система Orphus