Я познаю мир. Поведение животных - Зорина З. Полетаева И. - Страница 24

1 1 1 1 1 Рейтинг 2.67 [3 Голоса (ов)]

Я познаю мир. Поведение животных



Вики — домашний деспот

В отличие от Гуа еще одна знаменитая обезьяна — шимпанзе по кличке Вики, приемная дочь американских психологов супругов Кэти и Кейта Хейс — прожила с людьми значительно дольше всех своих предшественников — около восьми лет. Это была замечательная обезьяна, вполне достойная своих самоотверженных воспитателей, но характер у нее был совершенно несносным.Я познаю мир. Поведение животных
Супруги Хейс были привязаны к этой обезьяне искренне и глубоко. Она жила вместе с «родителями», питалась за общим столом. Вместе с ними она «праздновала» Рождество и день своего рождения. На семейные торжества обычно приглашали ее приятелей-детей, которые приносили ей множество подарков. Для обезьяны это были действительно праздники, хотя вела она себя при этом весьма своеобразно. Однажды она усердно помогала накрывать на стол, встречать гостей, принимать подарки, но когда гостей позвали к столу, оказалось, что виновница торжества, и никогда-то не отличавшаяся особым благонравием, сидит на столе и методично разбрасывает угощения, которые она только что помогала туда ставить.
Вики росла быстро, и становилось все тяжелее носить ее на руках. «Пусти ее на пол, — предлагал Кейт своей супруге, — она может прекрасно ходить и сама. Будь только решительной». Но как только Кэти Хейс делала попытку так поступить, обезьяна тут же протягивала к ней свои черные волосатые руки, издавая пронзительные крики, и та немедленно сдавалась.
Супруги Хейс так баловали свою воспитанницу, потакая ей во всем, что вскоре она стала настоящим вредителем, перед которым ничто не оставалось в безопасности. Если сначала она строила пирамиды из книжек, то потом начала «конструировать» их из нагромождения ламп, картин, рваных занавесок и т. п.; стала бросать старые тряпки в пищу.Я познаю мир. Поведение животных
Когда Вики было 9 месяцев, к ней привели для игры мальчика того же возраста. Увидев обезьяну, он обратился к ней с криком: «Бэби, бэби». В ответ на это Вики оскалилась и ударила ребенка. Когда мальчик попробовал дотронуться до головы обезьяны, она даже поцарапала его. Мальчик взял ее мяч и хотел было поиграть с ним — Вики тут же оттолкнула его. Ребенок взял ее куклу, но это было уже слишком — обезьяна со злостью вырвала куклу из его рук, издавая при этом громкие звуки. Затем Вики собрала все свои игрушки в одну кучу и уселась на них. Когда мальчик заплакал, она с силой потянула его за волосы и попробовала укусить, а через некоторое время снова уселась на игрушках.
Вики все хуже подчинялась, а однажды даже укусила воспитательницу! Кэти Хейс ответила ей тем же: схватила обезьяну за руку и укусила ее так сильно, как только могла. В ответ обезьяна принялась рвать занавески и бить чашки.
Обезьяна каждый день придумывала какие-нибудь новые каверзы, и если бы ее не успокаивали поминутно, она только и делала бы, что бегала вокруг и залезала куда-нибудь повыше, не занимаясь больше ничем.
Обезьяна любила почти те же игрушки, что и дети, — кубики, мячи, мохнатых зверушек. При всей своей непоседливости она любила собирать «по росту» детали деревянных пирамидок или яркие кольца. Больше всего она любила игрушки, которые можно тянуть за шнур. Позднее она полюбила книжки с картинками.
Полуторагодовалый ребенок начинает подражать поступкам взрослых, окружающих его. Примерно в этом же возрасте и Вики начала «обезьянничать». Она помогала собирать и мыть посуду, стала пудрить себе лицо, пользоваться губной помадой. Каждое утро она выбегала из дома за газетой. Сидя в кресле, обезьяна разворачивала газету и, держа ее на вытянутых вперед руках, как бы «читала». Рассматривая некоторые рисунки, она улыбалась.
Иными словами Вики, как и ее предшественники Иони и Гуа, во многом была похожа на ребенка. Однако не менее важными были и различия, которые все больше проявлялись с возрастом. Как и большинство детей, Вики находилась в постоянном движении, но намного превосходила в этом отношении любого из них.
Было замечено, что, перенося какие-либо игрушки, она одинаково быстро бегала как на двух, так и на четырех конечностях. Она могла вспрыгнуть на высоту, трижды превышающую ее рост, причем постоянно выискивала, куда бы ей забраться. С этим тяготением Вики к высоте воспитатели должны были примириться, вмешиваясь только в случаях какой-либо опасности.
Вскоре Вики сделалась совсем неуправляемой. Она часто убегала к соседям, где ее сердечно принимали, но когда ее пробовали увести оттуда, она залезала на высокое дерево и отказывалась спускаться вниз.
Чтобы заставить ее слезть, пробовали разные средства: запугивание, притворство воспитательницы, которая делала вид, будто одна уходит домой, будто у нее в руке что-то интересное и т. п. Но Вики нельзя было провести с помощью таких примитивных приемов. Попытка разжалобить ее притворным плачем Кэти тоже не имела особого успеха. Правда, на какое-то время она спускалась вниз и обнимала воспитательницу, но затем тотчас же снова взбиралась на дерево.
В конце концов «родители» Вики решили, что их дом и усадьбу нужно окружить проволокой, через которую проходил бы слабый электрический ток.
Когда Вики выпустили из дома, она тут же дотронулась до проволоки и, получив удар тока, отошла от нее. Целый день она вела себя спокойно, не пробуя убегать. Однако на следующий день предприняла настоящую атаку на проволочный забор, бросая в него все, что попадало под руку, и топая ногами, но ничто не помогало.
Тогда Вики сделала настоящее открытие. Она вытянула перед собой руки, как бы приготовившись к прыжку в воду, высунула их за сетку и внезапно быстрым и ловким прыжком преодолела забор. В дальнейшем обезьяна многократно пользовалась этим способом. Иногда в момент прыжка она касалась ногами электропровода, однако никогда не подвергалась воздействию тока, ибо не была заземлена в момент контакта с проволокой.
После этого забор сделали более частым, чтобы обезьяна не могла протиснуться. Однако Вики тоже не дремала и в свою очередь начала обследовать забор. Она заметила, что в одном месте он касается низкой крыши жилого дома, и что в этом месте не было электрического провода.
Подойдя к этому месту она собрала все свои силы и, встав как можно выше, великолепным прыжком приземлилась за загородкой.
Отыскание способа перебраться через забор стало основной заботой этой обезьяны и заставляло ее проявлять недюжинную сообразительность.
До этого все предыдущие попытки преодоления препятствия включали восемь различных способов. Но Вики уже знала, что поддерживающие проволоку столбики не опасны. Хватаясь руками и опираясь ногами, обезьяна ловко взбиралась на один из столбиков, причем всегда так, чтобы не касаться проволоки, а потом с верхушки столбика прыгала на землю. Это был уже девятый способ преодоления препятствия.
Кейт окружил усадьбу еще большим количеством витков проволоки и, кроме того, провел соединительный провод вокруг каждого столбика. Казалось бы, теперь не оставалось никаких лазеек. Однако минуту спустя после окончания работы Кейт, проверяя, везде ли проволока находится под напряжением, с удивлением обнаружил, что тока нет. Оказалось, что обезьяна и тут сообразила, что сделать. Она разомкнула цепь, просто вырвав кусок провода. Пришлось признать, что это был 10-й способ преодоления препятствий.
Несмотря на дурной характер, Вики, как и Иони, была очень умным существом и, наблюдая за ней, ученые многое узнали о психике обезьян.
Вот только один пример из множества проведенных с ней опытов.
Воспользовавшись интересом обезьяны к разглядыванию картинок, перед ней кладут пачку фотографий. Сначала Вики просто перебирает их, потом начинает раскладывать на две кучки и, как выяснилось, совсем не наобум. Когда «родители», проводившие этот эксперимент, обнаружили, что в одну сторону Вики откладывала изображения людей, а в другую животных, самым интересным было то, что фотографии других шимпанзе она отбрасывала туда, где уже лежали кошки и поросята, но собственную фотографию она положила в другую сторону, как раз поверх портрета леди Рузвельт — жены американского президента.
Это было одним из первых доказательств того, что обезьяны мысленно как бы «раскладывают по полочкам» всё, что их окружает.


Можно ли научить обезьяну говорить?

И чем больше наблюдали ученые за Вики и другими «домашними» шимпанзе, тем больше обнаруживалось признаков сходства в их поведении с поведением ребенка. Временами воспитателям казалось, что их смышленый воспитанник вот-вот заговорит. А поскольку этого не случалось, ученые издавна пытались научить их произносить хотя бы несколько слов. Одним из первых таких учеников был молодой орангутан, который с огромным трудом усвоил два слова — «папа» и «кап» (чашка по-английски). Эти слова он произносил вполне к месту. И даже во время болезни, в жару, когда ему хотелось пить, он повторял нужное слово.
Не больших успехов в обучении обезьян языку добились и другие ученые от своих воспитанников: ни Иони, ни Вики так и не заговорили. Впрочем, в отношении Иони это неудивительно — его воспитатели такую задачу и не ставили. Они ничему не учили его специально, за ним только наблюдали и тестировали, а вот с Вики занимались много и упорно. Тем не менее, в ее обиход вошли только слова — «мама», «папа», «кап», которые, впрочем, она употребляла очень активно и по смыслу.
«Речь» Вики сняли на кинопленку и, просматривая ее уже после смерти обезьяны, ученые обратили внимание на то, что поведение ее очень выразительно, и о том, что она хочет сказать, всегда можно догадаться по ее жестикуляции. При этом многим ученым приходила в голову мысль о том, что строение голосового аппарата просто не позволяет обезьянам произносить звуки так, как это делают люди. Поэтому решили попробовать научить обезьян языку жестов.


Из жизни «говорящих» обезьян

Первой и самой знаменитой обезьяной, заговорившей «человеческим» языком, хотя и с помощью жестов, была шимпанзе Уошо. Когда американские ученые Алан и Беатрис Гарднеры начали с ней заниматься, ей было всего 10 месяцев. А к 4 годам она знала уже более 130 слов.
Так же, как Иони и Вики, Уошо жила в совершенно «человеческих» условиях. У нее был собственный небольшой домик на территории научного центра, обставленный и оборудованный всем необходимым — мебелью, кухней, туалетом.
Прошло несколько лет, и Уошо научилась пить из чашки и есть из тарелки ложкой и вилкой. Она также научилась накрывать на стол и убирать с него, и даже мыть тарелки примерно так, как это делает ребенок. Уошо спала в постели и умела сама одеваться, раздеваться и открывать холодильник.
Уошо понимала, что нужно пользоваться туалетом, а в тех случаях, когда ей не удавалось найти местечко в кустах во время прогулки, она выглядела очень сконфуженной. В этом отношении она вполне догнала свою предшественницу Вики. Пока Вики была маленькой, ее награждали конфетой за каждое своевременное посещение туалета. Иногда она брала эту награду сама из стоявшей на буфете вазы. О том, как серьезно относилась обезьяна к своим «обязанностям», свидетельствует такой факт. Как и у всякого ребенка, у Вики тоже случались неприятности. Однажды она решила взять свой приз еще до того, как посетила туалет, но не рассчитала и не успела до него добежать. И хотя рядом никого не было (вернее, она не видела, что за ней наблюдают), она положила конфету на место, понимая, что награды ей не положено.Я познаю мир. Поведение животных
У Уошо были обычные детские игрушки, особенно она любила кукол, целовала их, кормила, даже купала. Она почти с первых дней очень интересовалась книжками с картинками и журналами, очень любила орудовать молотком или отверткой. С ней постоянно находились инструкторы — люди общавшиеся между собой с помощью жестов на том языке, которым пользуются глухонемые. При Уошо никто не говорил вслух.
Обезьяна очень быстро усвоила названия предметов своего обихода и тех действий, которые она с ними совершала, и даже сама придумывала некоторые знаки.
Обученная правилам хорошего тона, Уошо перед едой надевала нагрудник и обозначала его своим собственным жестом — очерчивала пальцем круг на груди. И для своей любимой игры — в прятки — она тоже сама придумала «слово»: несколько раз закрывала руками глаза.
Благодаря Уошо люди узнали, что обезьяны могут шутить. Как-то, сидя на плечах у тренера, Уошо пустила лужицу (ведь она была еще совсем маленькой), а в ответ на его неудовольствие сделала жест «смешно», предлагая считать это шуткой. Но не всегда Уошо была так благодушна. Однажды во время уборки территории ее посадили в клетку, и через некоторое время работавший неподалеку человек увидел, что недовольная обезьяна делает какие-то знаки. Оказалось, что она буквально бомбардировала не понимавшего знаков человека фразой: «Грязный Джек, дай пить». Этим же словом — «грязный» — она награждала ненавистный поводок, который ей надевали перед прогулкой, а также собак.
В самом начале работы обезьяну пытались научить знаку «нет». Трудность состояла не в том, чтобы заставить ее сделать соответствующий жест, а в том, чтобы объяснить, когда его надо употреблять. Дело продвигалось крайне туго, но ученые не слишком и удивлялись — в тот период они еще не очень-то верили, что обезьяны вообще способны научиться говорить. Но однажды, когда Уошо плохо себя вела, ей пригрозили, что ее выгонят на улицу, где как раз громко лаяла собака. Вот тут-то и оказалось, что шимпанзе могут усвоить и даже такое абстрактное «слово» — Уошо усиленно зажестикулировала: «Нет, нет, нет!»Я познаю мир. Поведение животных
В другой раз она проявила находчивость и сообразила, что «сказать» в совершенно неожиданной ситуации во время прогулки на машине. Откуда-то выскочила большая собака и понеслась за машиной с заливистым лаем. Взволнованная обезьяна высунулась из машины и несколько раз повторила «Собака, уходи!» и при этом показывала, куда именно той надо уходить.
Такая боязнь собак была совершенно не свойственна другим шимпанзе, которых учили «говорить» после Уошо. Шимпанзе Люси, например, охотно возилась со щенком. Когда тот поранил лапу, его несколько дней к ней не пускали. Люси явно скучала и несколько раз жестами напоминала, что щенку больно. Когда он снова появился, она первым делом осмотрела его лапу. Интересно отметить, что эта же обезьяна Люси, увидев в окно, как ее любимая воспитательница садится в машину с чемоданами, просигналила: «Элен — уезжать, Люси — плакать».
Как можно видеть на этих примерах, шимпанзе употребляют свои «слова» не только для обозначения предметов и действий, которые совершаются на их глазах, но и для рассказа о своих воспоминаниях и мыслях.
Были и другие обезьяны которые «разговаривали» ничуть не хуже. Запас слов у них был разный, но чемпионом был самец гориллы Коко — он выучил целых 400 слов-жестов. Характерным для всех обезьян было то, что как только они усваивали 10–15 знаков, тут же начинали их комбинировать — строить из них предложения. Конечно, это были совсем простые цепочки из 2–4 слов: «Дай пить!», «Открой — ключ — сладкий» (достать фрукты из холодильника) или «Пожалуйста — Уошо — фрукт — сладкий». Иногда одно слово повторялось несколько раз («Трикси — щекотать Уошо — скорее — скорее»).
Но самое удивительное заключалось в том, что обезьяны понимали значение порядка слов в предложениях и сами его соблюдали. Например, приглашая своего воспитателя Роджера Футса поиграть, Люси усердно жестикулировала «Роджер — щекотать — Люси» и ждала, когда тот выполнит ее просьбу.
Чтобы проверить, насколько осмысленно обезьяна подает знаки именно в таком порядке, Футе однажды сам предложил ей «Люси — щекотать — Роджер». Люси минуту казалась удивленной и раздумывала, но быстро поняла в чем дело, и с азартом кинулась возиться.

Понравилась сказка? - Поделись с друзьями!