Я познаю мир. Поведение животных - Зорина З. Полетаева И. - Страница 25

1 1 1 1 1 Рейтинг 2.67 [3 Голоса (ов)]

Я познаю мир. Поведение животных



Шимпанзе за компьютером

Ученые придумали и другие «языки» для общения с обезьянами. Например, для шимпанзе Ланы в начале 70-х годов американские ученые соорудили специальную компьютерную систему. Чтобы получить нужный ей предмет, Лана нажимала на клавишу с соответствующим значком и получала то, что просила. Если фраза была построена неправильно, ей ничего не доставалось, но можно было «стереть» ошибку и нажать правильную клавишу. Иногда ночью, когда Лане становилось одиноко, она просила: «Машина, пощекочи, пожалуйста, Лану».Я познаю мир. Поведение животных
После Ланы ученые обучали еще нескольких обезьян с помощью компьютера, все время совершенствуя методику. Два шимпанзе — Шерман и Остин, которых учили вместе, настолько освоились с компьютером, что буквально ни шагу ступить, ни куска проглотить без него не могли. Все предметы, которые они брали в руки, они предварительно «называли», нажимая соответствующую клавишу. Они настолько к этому привыкли, что если случайно нажимали не ту клавишу, то ничего и не брали, сами себя наказывая за ошибку.
Шимпанзе на воле частенько ссорятся из-за пищи, обманывают или эксплуатируют друг друга. «Говорящие» шимпанзе не составляли исключения, причем использовали при этом жесты-слова. Они тоже были не прочь поживиться за счет другого. Остин, когда ему хотелось получить лакомство, подталкивал к клавиатуре Шермана, тот нажимал нужную клавишу, и только после этого они брали себе по кусочку апельсина.


Слушаю и отвечаю

Со всеми обезьянами экспериментаторы разговаривали на особых языках, и почти не уделяли внимания тому, как они понимают человеческую речь. Конечно, было известно, что обезьяны, как и собаки, кошки и любые домашние животные, понимают не только обращенные к ним команды, которым их специально обучают, но имеют более широкий запас слов. Особенно отличался этим шимпанзе Элли. Его учили языку жестов, а слова он ловил буквально на лету, по собственной инициативе и без всякого подкрепления. А после небольшой подготовки Элли стал даже «переводчиком» — ему говорили слово, а он показывал, каким жестом обозначается соответствующий предмет, хотя специально его этому не учили.
Но самым «слушающим» шимпанзе был и до сих пор остается Кэнзи. Надо сказать, что он относится к другому виду, чем все обезьяны, о которых мы до сих пор говорили. Ведь шимпанзе бывают разными и относятся к двум, хотя и близким, видам. Самые распространенные шимпанзе так и называются — обыкновенными. Их обычно содержат в зоопарках, да и большинство наблюдений обычно проводят за ними. Именно обыкновенных шимпанзе изучала Дж. Гудолл в Танзании.
В середине XX века в Конго обнаружили второй вид шимпанзе — бонобо. Его называют еще карликовым, или пигмеем, потому что он по размеру значительно меньше обыкновенного. Именно с детенышем шимпанзе бонобо по кличке Кэнзи проводили эксперименты, в которых пытались выяснить, могут ли обезьяны без специального обучения понимать, о чем при них говорят люди. Как и другие «говорящие» обезьяны, он жил в собственном доме, который был надлежащим образом оборудован. В доме было два холодильника и микроволновая печь, которыми он прекрасно умел пользоваться. В каждой комнате лежали разнообразные игрушки.
Пока Кэнзи был совсем маленьким, он много общался с другими шимпанзе, которые тоже жили в тот период в лаборатории. Одна из самок (ее звали Матата) начала его опекать и стала его приемной матерью. Она играла с ним, перебирала ему шерсть, утешала и защищала, совершенно так же, как поступают с сиротами дикие шимпанзе. Но кроме этой приемной матери-обезьяны у Кэнзи была еще одна — воспитательница, которая проводила с ним много времени.
В отличие от других «говорящих» обезьян, Кэнзи сначала ничему не учили специально. Но в его присутствии люди постоянно разговаривали обо всем, что происходило вокруг, стараясь употреблять простые фразы и четко произносить их.
Он рос в таких же условиях, как и дети, которые в семье с самого младенчества слышат речь взрослых. Кроме того, он присутствовал на уроках, где Матата пыталась освоить компьютер.
Матата была не очень способной ученицей. Ее приемный сын оказался куда толковее. Хотя ему ничего не показывали специально — он просто крутился рядом с Мататой во время ее занятий, — в два года он сообразил, что определенным значкам на экране соответствуют определенные команды и предметы. И прекрасно пользовался этим.
В тот же период Кэнзи стал понимать некоторые из произносимых при нем слов. А к пяти годам он уже понимал целые фразы!
Он прекрасно осознавал значение порядка слов в предложении: когда ему говорили «отнеси игрушку в кухню» или «принеси из кухни сок», он всегда правильно исполнял поручение. Каждый раз к нему обращались с какой-нибудь совершенно новой фразой, и он практически не ошибался, хотя таких экзаменов ему пришлось выдержать больше 600!


«Разговор» дельфинов

Морские млекопитающие тоже не безмолвны. Сейчас выяснилось, что звуки издают все киты, но самыми «разговорчивыми» оказались дельфины. Они пользуются звуковыми сигналами самой разнообразной частоты. Издаваемые ими ультразвуки служат главным образом для эхолокации. В языке дельфинов очень важны свисты (инфразвуки), которые используются в разных ситуациях, выражая целую гамму чувств. Они очень разнообразны по своим характеристикам — у каждого дельфина свой. Поэтому по характеру свиста дельфины в группе узнают друг друга.
Помимо этого у дельфинов есть звуки, которые мы слышим без специальных приспособлений. Они тоже довольно разнообразны. Это лай, визг, щебетание, вой, щелканье, хрюканье… Биологический смысл многих сигналов пока не выяснен, но отдельные звуки удалось расшифровать. Например, хлопанье челюстями — это сигнал угрозы, громкий визг — сильная боль, тявканье — ожидание пищи, лай — «разговор» самцов и самок в брачный период.
Дельфины хорошо подражают посторонним звукам, а знаменитый дельфин Эльвар мог даже произносить и некоторые человеческие слова. Иногда их сравнивают с попугаями, но это преувеличение, и научить дельфина говорить пока еще не удавалось никому.
На основании работы с дельфинами некоторые ученые пришли к выводу, что их можно научить осмысленной человеческой речи.
Итак, можно сделать твердый вывод: некоторые животные могут понимать человека, и происходит это в одном из трех случаев:
— животные понимают слова, которые усваивают благодаря дрессировке. Это те команды, в ответ на которые нужно выполнять определенные действия («лежать», «место», «ко мне» и т. п.);
— животные способны воспринимать и верно истолковывать едва заметные сигналы, совершенно неуловимые для человека, которые позволяют им понимать некоторые действия, настроения и намерения человека;
— животные понимают некоторое количество слов, которые они усваивают самостоятельно, если находятся в постоянном контакте с людьми;
— и, наконец, самые умные из животных — человекообразные обезьяны — могут «поговорить» на человеческом языке, пусть самом примитивном!


Игры животных
Я познаю мир. Поведение животных
Таинство «игры»

Что такое «игра»? Ученые до сих пор затрудняются точно ответить на этот вопрос, хотя все прекрасно понимают, что имеется в виду, когда говорят, что котенок, щенок или ребенок играет. Пожалуй, главная особенность игры состоит в том, что она похожа на «серьезную» деятельность, но в то же время коренным образом от нее отличается.Я познаю мир. Поведение животных
Животные играют, когда они сыты, находятся в комфорте и безопасности, т. е. когда у них нет необходимости ни в какой жизненно важной активности: ни в добыче пищи, ни в спасении от хищников, ни в переходе на новые места кормежки или отдыха.
Игра — дело добровольное, животное нельзя заставить играть. Похоже, она «доставляет удовольствие» ее участникам, и хотя такое представление трудно доказать специальными опытами, с ним соглашаются многие ученые.
Животные играют не меньше, а может быть, и больше, чем люди. Почти любое молодое животное значительную часть времени просто резвится. Их игры зачастую кажутся бесцельными — это как бы движение ради самого движения — бег, прыжки, потасовки. Тут перемешаны фрагменты разных форм поведения.
Движения, которые совершают в играх молодые животные, обычно не отличаются от тех инстинктивных стереотипных движений, которые совершают взрослые животные при охоте, драках, при подготовке к размножению. Однако в играх такие инстинктивные движения очень часто остаются незавершенными. Часто можно наблюдать, как жеребенок бросается скакать галопом, а затем внезапно останавливается и таким же галопом возвращается назад.
Посмотрим, как К. Лоренц описывает и анализирует хорошо всем знакомые кошачьи игры.
«Котенок играет со своей традиционной игрушкой — клубком шерсти.Я познаю мир. Поведение животных
Он неизменно начинает с того, что трогает его лапкой — сначала осторожно и вопросительно, вытянув ее и загнув подушечку внутрь, затем выпускает когти, подтягивает клубок к себе и тут же отталкивает или отпрыгивает назад и припадает к полу. Весь подобравшись, он напряженно поднимает голову, вперяет сверкающий взгляд в игрушку и так внезапно опускает голову, что кажется, будто он неминуемо должен удариться подбородком об пол. Задние ноги выполняют своеобразные чередующиеся движения: он то переступает ими, то скребет, словно отыскивая твердую опору для прыжка. Внезапно он описывает в воздухе широкую дугу и падает на игрушку, выставив вперед сведенные вместе передние лапы.
Если игра достигла определенной кульминации, он даже может начать кусаться. Котенок снова толкает клубок, который теперь закатывается под буфет, в щель, слишком узкую, чтобы можно было пролезть за ним туда. Изящным „отработанным“ движением он подсовывает под буфет одну лапу и выуживает свою игрушку наружу. Те, кому доводилось хоть раз видеть, как кошка ловит мышь, немедленно замечают, что наш котенок, которого мы разлучили с матерью чуть ли не слепым, проделывает все специфические движения, помогающие кошке в охоте на мышей.
Если мы теперь усовершенствуем игрушку, привязав к ней нитку и подвесив, котенок продемонстрирует совсем иную систему охотничьих движений. Он высоко подпрыгивает и схватывает „жертву“ обеими лапами, сводя их широким захватывающим движением. Во время этого прыжка лапы кажутся неестественно большими, так как когти выпущены, пальцы растопырены, а пятые, рудиментарные, пальцы отогнуты под прямым углом к лапе. Это хватательное движение, которое котята с восторгом проделывают в игре, абсолютно точно, до мельчайших деталей, совпадает с тем движением, которым пользуются кошки, схватывая взлетающую с земли птицу.
Биологический смысл еще одного движения, часто наблюдающегося в игре, менее очевиден, так как практически кошки пользуются им очень редко. Котенок стремительным, направленным вверх ударом вывернутой подушечки с выпущенными когтями подцепляет игрушку снизу, перебрасывает ее себе за плечо, так что она описывает крутую дугу, и стремительно прыгает за ней. Часто котенок следит за полетом игрушки глазами, делает высокий прыжок и приземляется там же, где падает она. В жизни такие движения используются при ловле рыбы.
Но еще более интересны и красивы движения котят, играющих либо друг с другом, либо с матерью. Биологический их смысл не так легко объяснить, как смысл охотничьих движений, поскольку, когда кошки играют вместе, инстинктивные движения, практическое применение которых имеет весьма широкий диапазон, проделываются с одним и тем же объектом в прихотливом смешении».

Понравилась сказка? - Поделись с друзьями!