Знаменитые собаки - Страница 7

1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 [3 Голоса (ов)]

Знаменитые собаки


IV
Боевые и полковые собаки

КароОкончив войну с дикими зверями, люди (к стыду их) стали употреблять собак и в войнах между собой. У древних персов, римлян и греков были целые стаи боевых собак. Они оберегали крепости и оказывали на поле битвы чудеса храбрости и неустрашимости. Думают, что тибетские бульдоги, которые служат теперь как сторожевые собаки в селениях Тибета, в прежнее время дрессировались для войны народами Средней Азии. Кимеры и тевтоны также выводили на бой целые стаи страшных догов. Ирландские и шотландские псы производили страшные опустошения в войнах Великобритании. Испанцы употребляли боевых собак в новооткрытой Америке против туземных жителей, индейцев. Французы при завоевании Алжира тоже употребляли военных собак, но это, можно сказать, была поздняя страница из истории собственно боевых собак. В настоящее время уже нигде не держат собак для таких целей, хотя при полках всегда можно видеть этих животных, но это уже так называемые полковые собаки.
Домашняя собака, живущая под одной кровлей с семейством своего хозяина, любит его и всех домашних. Полковая собака тоже привязывается к многочисленному семейству, называемому полком. Вместо каких-нибудь десяти человек собака любит их тысячу и того больше. К полкам или ротам пристают главным образом собаки бездомные, лишившиеся своего хозяина или вовсе не имевшие его. Бродяжничая и добывая себе пропитание, собака легко портится; но раз она пристала к полку, то немедленно же покидает все свои дурные привычки, даже иногда изменяет и свой наружный вид.
В мирное время эти собаки ведут себя смирно, чинно, но в военное время, особенно за границей, ими овладевает дух враждебности и воинственности. Собака упивается запахом пороха и приходит в безумный восторг при первых выстрелах из ружей или пушек. Война так возбуждает, что даже «под овечьей шкурой пуделя может забиться львиное сердце!..»

Безерилло

БезериллоХристофор Колумб, а за ним и другие покорители Америки имели с собой «боевых собак», которые наводили страх на несчастных индейцев. Две из этих собак — Безерилло и Лиончелло — особенно прославились своими кровавыми подвигами. Лиончелло («маленький лев») — сын Безерилло. Эта собака, как и ее отец, погибла со славой на поле битвы. Лиончелло умер от ран в битве с индейцами. Безерилло был поражен отравленной стрелой во время схватки с караибами. Безерилло («маленький бык») получил такую кличку за свой огромный рост и необыкновенную силу. Он принадлежал Диего Салсуару, был бурого цвета, с черной мордой. Безерилло отличался как умом, так и храбростью и проницательностью. Он бросался в ряды индейцев, хватал одного из них за руку, и если пленный покорно позволял вести себя, то собака не причиняла ему никакого вреда; если же дикарь сопротивлялся, то она тотчас же душила его.
Но не всегда Безерилло поступал жестоко с дикарями, потому что умел отличать враждебных индейцев от покоренных и невиновных. Капитан Иа-годе-Сенадза вздумал однажды позабавиться над бедной индианкой, отдав ее на жертву Безерилло. Для этого он отправил бедную женщину с письмом к Салсуару (хозяину собаки), рассчитывая, что Безерилло, охранявший его дом, накинется на посланную и разорвет ее в клочки. И действительно, собака встретила индианку с угрожающим видом, но индианка обратилась к ней с умоляющими жестами, показала письмо, стараясь объяснить, что ее послали к губернатору, просила свирепого стража пропустить ее.
Собака, по-видимому, поняла ее и как бы с целью уверить несчастную женщину в ее безопасности стала лизать ей руки и проводила ее до дверей своего господина, к великому удивлению зрителей и разочарованию Сенадзе.
Эта история показывает, что, как бы человек ни старался выучить собак истреблять людей, он никогда не достигнет того, чтобы это животное сделалось таким же испорченным существом, как он сам.


Зотер

Древние греки считали своих боевых собак лучшими защитниками крепостей, а потому и содержали их как гарнизонную стражу. Во время коринфской войны (394–387 гг. до Р. Х.) крепость города Коринфа со стороны моря оберегалась 50 сильными молоссами (догами), расставленными как часовые на известном расстоянии друг от друга.
Полагаясь на бдительность собак, воины в один из праздничных дней предались пьянству. Далеко за полночь раздавались еще песни солдат, а затем все стихло. Пировавшие стали расходиться по домам. Но многие их них свалились с ног на улице и тут же заснули. Пользуясь темнотой ночи, неприятель тихо подплыл к стенам крепости и выжидал только того момента, когда в городе все стихнет, чтоб сделать неожиданное нападение на крепость. Враги так и поступили, но вместо солдат они очутились лицом к лицу с сильными собаками, которые тотчас же вступили в бой, храбро и ожесточенно защищая свои посты. Многие из атакующих были ими уже растерзаны, однако собаки не могли устоять пред многочисленным неприятелем. Сорок девять собак лежали убитыми на поле битвы. Тут недоставало только одного дога, Зотера. Эта собака, храбро дравшаяся до сих пор, вдруг тихонько и осторожно удаляется с поля битвы, правильно рассудив, что одной ей не побороть неприятеля, а потому надо искать помощи в людях. Зотер спешит в город, с громким и учащенным лаем бежит по улицам его, бросается на спящих и тормошит их; одних дергает за одежду, другие кусает, требуя подняться и взяться поскорей за оружие. Наконец Зотер добился того, что опьяневшие проснулись. Поняв всю опасность своего положения, солдаты в ужасе воскликнули: «К оружию! К оружию! Враг ворвался в крепость!» Всюду в городе были зажжены огни. Общая тревога! Мигом вооружились воины, мигом достигли крепости, сбросили атакующих и погнали их к морю. Побежденные побежали как попало, бросаясь вплавь, чтоб достигнуть кораблей, и тонули. Коринф был спасен.
Зотер оказал великую услугу. Общее народное собрание постановило изготовить ошейник с надписью: «Защитник и спаситель Коринфа» и повесить его на шею собаке. В крепости же соорудили большую мраморную колонну, на которой были изображены 49 павших собак и Зотер, бьющий тревогу и призывающий к оружию!Безерилло
Тампон

ТампонУ одного из кавалерийских солдат французской армии была редкая собака Тампон, пудель. Он был любим всем полком. Все офицеры, даже полковник, ласкали его при встрече. Тампон заслуживал такую любовь не только добротой сердца, но еще, и гораздо более, замечательными забавными штуками, которым научился у своего хозяина. Впрочем, весь полк принимал участие в этом обучении. «Тампон, что делает твой хозяин на ученье?» — и собака начинала зевать во всю пасть. «Тампон, когда идут против неприятеля, то что делают?» — говорят ему, если хотят продолжать разговор. Пудель бросался стрелой, хватал первое, что ему попадалось, и разрывал на части. «А что дальше делает неприятель?» — при этом вопросе собака изменяла вид: опускала хвост и уши и с жалким выражением ползком забиралась в угол. Когда скажут, что она больна, собака умела поднимать лапу, прихрамывать, брать билет на поступление в госпиталь и ложиться со стоном.
И множество других штук выделывала эта собака.
Вы понимаете, что при таком обучении Тампон не мог не считаться за чудо! Поэтому все приезжие просили всегда показать им эту собаку. Один англичанин предлагал за нее тысячу франков, но такое предложение было отвергнуто с презрением.


Моффино

Запомните это имя, пользующееся известностью. Моффино жил в Милане. В 1812 г. он последовал за своим хозяином, служившим в главной армии Евгения Богарне во время безумной и бедственной кампании в Россию. При переходе через Березину два неразлучные товарища были разъединены. Одна льдина унесла хозяина, другая увлекла несчастного пуделя, который в сумятице этой трагической переправы затерялся и пропал.
Солдат вернулся на родину один, оплакивая свою бедную собаку.
Спустя год в Милане слуги того дома, из которого Моффино отправился на войну, увидали однажды какое-то животное, исхудалое, грязное, отвратительное, которое ползало и стонало.
Само собой разумеется, что несчастное животное было грубо и безжалостно прогнано, несмотря на его отчаянный вой. Вот каково сердце человека! В эту самую минуту бывший солдат возвращался домой и несчастная собака, увидав его, подползает к нему, лижет его ноги с подавленными, но невыразимо мучительными стонами.
Солдат в свою очередь отталкивает гадкое создание, которое, казалось, хотело умереть у его ног, и — кто знает? — еще один удар, и он покончил бы с ним, быть может, навсегда, но тут его поражает внезапная мысль… «Нет, это невозможно, — говорит он себе. — А между тем этот значок…» Он наклоняется, рассматривает… «Моффино!» — произносит он наудачу. В ответ ему раздался лай!.. Это был крик сердца, вопль невыразимой любви! Кто скажет, до чего доходит животное в эти минуты почти человеческой страсти?
Это был он, Моффино! Он вернулся один с Березины; он в течение года пренебрегал всеми опасностями, страданиями, побоями, преследованиями и, умирая от утомления, голода и тоски, прошел половину Европы…
Вот что говорил его лай, вот что выражали его глаза. Но этого было слишком! Он упал на землю без чувств, без движения. Растроганный хозяин его поспешил к нему на помощь и своими заботами ободрил его и вернул к жизни. Удивительное животное!Тампон
Мустафа

МустафаВ военной истории мы читаем, что при Фонтенуа (деревня в Бельгии) была одержана блистательная победа французами (11 мая 1745 г.) над соединенными силами англичан, голландцев и австрийцев. Тут произошло горячее дело; в несколько минут были уничтожены целые батальоны. Мы не станем перечислять всех героев Фонтенуа, да это было бы и невозможно, потому что тогда пришлось бы назвать имена всех офицеров и солдат с той и с другой стороны. Назовем только одного героя этого дня — Мустафу. Это была большая борзая датской породы. Принадлежала она артиллерийскому солдату из Дублина. Привыкши со дня рождения к лагерной жизни, Мустафа любил бой барабана, звуки труб, шум пушечной пальбы, запах пороха и бряцанье оружия; а может быть, и предсмертный крик побежденных…
Хозяин собаки, стоя у пушки во время сражения при Фонтенуа, был убит наповал разорвавшейся гранатой; тем же выстрелом были убиты и другие его товарищи. Мустафа, видя своего хозяина распростертым на земле и в крови, испустил страшный вой.
В эту минуту собака увидела отряд французов, приближающийся скорым шагом, чтоб захватить орудия, направленные на них с небольшого холмика. Одно из этих орудий была пушка, принадлежавшая хозяину Мустафы. В минуту смерти артиллерист намеревался дать залп, но упал мертвый, выпустив из рук дымящийся фитиль. Вот что сделала собака, желая отомстить за смерть хозяина: Мустафа схватил горящий фитиль и разрядил пушку, которая и обдала неприятеля картечью. Семьдесят французов были убиты на месте, прочие обратились в бегство.
После совершения такого поистине смелого поступка собака возвратилась к трупу своего хозяина и предалась горю. Она плакала и выла, лизала лицо и руки убитого воина. В таком состоянии она пробыла 22 часа без пищи и питья.
Товарищам ее хозяина досталось много труда, чтоб удалить собаку от трупа и увести ее с собой.
Храбрый Мустафа был приведен в Лондон и представлен королю Георгу II. По указу его была назначена пенсия на содержание отставного четвероногого героя.


Сольферино

Когда по возвращении из Италии французские войска совершили торжественное вступление в Париж, то рядом с последним взводом зуавов гордо выступала твердым шагом средней величины собака с умным выражением в глазах. На шее у нее был ошейник с бубенчиками, а на спине вьючное седло, точно такое, какое было на лошаках, переносивших в африканских кампаниях погребцы французских офицеров. Два таких погребца висели по бокам Сольферино.
Что ж это была за собака? И какова ее история? Почему она получила такую кличку? Когда в 1859 г. происходил бой в том селении, где жили хозяева собаки, то австрийцы, занявшие это селение, были вытеснены французами. Пули сыпались градом, ядра прыгали, разрушая все, встречавшееся им на пути, и в довершение бедствия австрийцы, отступая, поджигали дома, в которых не могли удержаться.
В самом разгаре опасности будущий Сольферино, которому предстояло выдержать впоследствии бесстрашно огонь на поле битвы, не зная, куда деваться, укрылся в ряды зуавов, где был в совершенной безопасности. После сражения собака стала ласкаться к французским солдатам. Они, прельстившись ее ласковым видом, накормили ее и оставили у себя. С этой поры собака уже не отставала от них. Ее начали обучать, и вскоре военное воспитание ее так усовершенствовалось, что не оставляло желать ничего большего.
Однако солдаты хотели употребить на что-нибудь полезное ее прекрасные способности: они вздумали из этой собаки сделать особого рода маркитанта. Тогда они снарядили ее так, как было сказано выше, но только в погребцах у седла находились не закуска и не напитки, а свернутые в трубку полотняные бинты для первой перевязки раненых на поле битвы до прибытия врача из походного лазарета. Тут же, в ящиках, находились и укрепляющие средства на случай обморока.
Верный Сольферино находился всегда подле готовых к сражению зуавов, и по первому знаку, по первому призыву собака быстрым бегом неслась туда, где требовалось ее присутствие на поле битвы.
Зуав, на обязанности которого лежала забота о Сольферино в мирное время, прохаживаясь с ним по улицам Парижа, рассказывал всем желающим послушать о подвигах этого умного животного.

Понравилась сказка? - Поделись с друзьями!

 

 

 

 

 

Система Orphus