Знаменитые собаки - Страница 9

1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 [3 Голоса (ов)]

Знаменитые собаки



V

Собаки — защитницы и покровительницы

ГенгискЗащитницей человека может быть, по преимуществу, собака храбрая и сильная с крепкими и острыми зубами. Мы говорим здесь о прямой защите, когда собаке приходится вступать в бой с врагом своего господина, с врагом, желающим убить или ограбить ее друга и товарища. Но защитницами могут являться и часто являлись собаки небольшого роста и даже не из храбрых.
Зато многие из таких преданных, но слабосильных животных поплатились жизнью за свое заступничество. Не имея физической силы прямо бороться с врагом, они кусали его за руку или за ногу и тем мешали нанести удар ножом или каким-нибудь другим оружием. Но удар, направленный на хозяина, часто попадал в его собаку. Руководясь чувством справедливости, собака может укусить и своего хозяина, если тот будет поступать несправедливо с человеком или с животным.
Чувство покровительства у некоторых собак выражалось в заботах о больных, раненых, слабых или беспомощных тварях разного рода. Искалеченные на улице собаки были приводимы в квартиру доктора собаками же. Котята или утята, замерзавшие где-нибудь от холода, были согреваемы длинношерстными четвероногими защитницами и покровительницами. В большинстве случаев собаки обладают добрым нравом, хотя нельзя отвергать у них и грубой страсти к дракам. Любят-таки незнакомые собаки при встречах помериться крепостью своих челюстей, справиться, прочно ли пришита на них шкура.
Почему собаки любят погрызться между собой — мы этого не знаем, но знаем, что люди сами много способствуют развитию у этих добрых животных злых побуждений. У доброго же хозяина и собаки большей частью бывают добры.


Денди и Пик

«Живут как кошка с собакой» — так обыкновенно говорят о несогласном житье-бытье каких-нибудь людей между собой. Но не всегда же собаки и кошки враждуют между собой — бывали примеры совершенно противоположные. Собаки иногда самоотверженно бросались в огонь во время пожара, чтоб вытащить из огня погибавшего своего друга, какого-нибудь больного кота Ваську. Да и кошки, со своей стороны, никакой неприязни не чувствуют к собакам, если люди не ссорят между собой этих животных, как это особенно часто делают глупые мальчишки.
Стоит только собаке показать перед кошкой свои мирные наклонности, готовность жить в ладу, и кошка охотно примет предложение дружбы. Она сама никогда не будет накидываться на собаку, задирать ее. Кошка — умное животное и очень хорошо знает, что худой мир лучше доброй драки.
Вот один из многих примеров самой задушевной дружбы собаки с кошкой.
У какого-то господина жила собака Денди и кошка Пик; жили они в теснейшей дружбе. Случалось ли получать собаке подачку, она непременно делилась ею со своим другом. Они ели из одной тарелки, спали вместе и никогда не разлучались. Хозяину захотелось однажды испытать их дружбу. Он взял кошку и поручил жене наблюдать за тем, что будет делать в это время собака. Он стал угощать кошку и заметил, что, несмотря на отсутствие ее товарища, она ела с величайшим удовольствием, как бы забыв о нем. Вскоре хозяин пошел погулять, спрятав в шкаф половину тетерки, которой он хотел поужинать. Вот что рассказала ему жена по его возвращении. После его ухода кошка тотчас же отправилась к собаке и принялась громко мяукать на разные лады, собака отвечала ей односложным ворчаньем. Затем оба пошли к столовой, и, как только кто-то из детей отворил дверь, оба приятеля забрались в нее. Кошка немедленно подвела собаку к шкафу, достала тарелку, на которой лежала тетерка, схватила желанное жаркое и подала его собаке. Когда лакомый кусок был съеден, оба друга забрались под диван, выжидая, чтобы кто-нибудь отворил дверь. Хозяин вошел первый в столовую и тотчас заметил, с каким смущенным видом выбирались из нее приятели. С тех пор он стал особенно тщательно наблюдать за ними и убедился, что они всегда извещали друг друга, когда находили что-нибудь для них интересное…


Ровер

ГенгискОдин военный, возвращаясь из Италии с добычей, шел по дороге в окрестностях Тулузы. С ним была огромного роста собака меделянской породы по имени Ровер. Солдат так был рад своему богатству, что рассказал о своем благополучии всем бывшим в гостинице, где он остановился на ночлег. Хозяйка подозвала его к себе и сказала ему, что он очень неосторожен. «Я не могу ручаться за сидящих здесь: может быть, это честные люди, а может быть, есть между ними и разбойники». — «Вот еще! — отвечал солдат. — Я ничего не боюсь со своей собакой; если бы на нас напали, то мы вдвоем сумели бы справиться». На другое утро он ушел. На расстоянии одной версты от города его остановили три человека; он был убит ударом кинжала, прежде чем успел приготовиться к защите. Собака, увидя его, плавающего в крови, разозлилась на убийцу, свалила его с ног и задушила. Остальные два разбойника, испугавшись, взобрались на дерево, полагая, что собака уйдет и им можно будет слезть — но ошиблись. На рассвете, когда проходили жандармы, то услыхали крики звавших на помощь и увидали собаку, яростно лающую на разбойников, сидевших на дереве и уверявших, что собака была бешеная. Жандармы велели этим людям сойти вниз и увидели тогда, что они были обрызганы кровью.
Негодяи уверяли, что кровь текла из ран, нанесенных им собакой. Животное не переставало бросаться на них. По этому признаку и другим подозрениям их арестовали.
В двенадцати шагах от дерева нашли оба трупа. Верная собака подбежала к своему хозяину, стала ласкаться к нему и начала лаять сильнее. Жандармы осмотрели труп солдата; он был ранен в сердце кинжалом, который лежал около него. На другом трупе были следы собачьих зубов. Виновных вместе с собакой повели в Тулузу. Ровер был единственным обвинителем, но этого доказательства было достаточно. Собака была смирна и всем позволяла гладить себя, но приходила в ярость, когда ей показывали убийц ее хозяина. На основании этого злодеи были присуждены к смертной казни и признались в своем преступлении у ступеней эшафота.


Собака Обри Мондидье

Обри Мондидье находился в числе придворных французского короля Карла V и пользовался большими королевскими милостями. Другой придворный (историки называют его рыцарем Макаром), имея завистливое сердце, пожелал убить своего соперника по службе и искал только удобного к тому случая. Следуя всюду за своей жертвой и подстерегая ее, рыцарь Макар настиг однажды своего товарища в Бондийском лесу, недалеко от Парижа, убил и зарыл его под деревом.
Собака несчастного, которая оставалась дома, соскучившись в ожидании возвращения своего хозяина, бросилась ночью искать его. В лесу она набрела на свежую могилу, узнала, кто в ней погребен, и несколько дней сряду не сходила с места — так была она поражена смертью своего господина. Однако мучительное терзание голода заставило ее покинуть на время могилу своего друга, чтоб сбегать в Париж и выпросить себе пищи. Она прибежала к Ардильеру, другу Обри Мондидье, и жалобным воем дала ему почувствовать, что общего их друга уже нет на свете.
Ардильер накормил ее и приласкал, но опечаленная собака не переставала визжать и лизать его руки; она брала его за кафтан и тащила к двери.
Такие движения собаки и необыкновенное жалобное ворчанье, точно она желала рассказать о каком-то несчастье, побудили Ардильера собрать людей и пойти за собакой по ее приглашению. Собака повела их из улицы в улицу, вывела из города и направилась к лесу. Здесь, у высокого дуба, она остановилась и принялась разгребать лапами землю, как бы показывая, что в этом месте надобно рыть. Пришедшие разрыли землю и нашли тело убитого, которое и почтили более приличным погребением. Виновник этого гнусного преступления оставался неизвестным.
Рыцарь Макар продолжал являться на службу к королю с лицом спокойным, а иногда даже и веселым. Все сожалели о смерти Обри Мондидье, но никто не смел заподозрить в убийстве рыцаря Макара, который и сам иногда, притворно разумеется, сокрушался о преждевременной смерти своего сослуживца.
Собака, поселившаяся жить у Ардильера, стала сопровождать его всюду, являлась с ним и во дворец короля. Тут она, увидев в числе придворных рыцаря Макара, бросилась на него с ужасным остервенением. Ее отогнали, но она, оскалив зубы, снова возвратилась и старалась схватить за горло убийцу своего прежнего господина. Так как собака всякий раз при встрече с Макаром повторяла свои нападения на него, то это показалось королю (которого называют Мудрым) довольно странным обстоятельством. Король, подозвав к себе Макара, стал его расспрашивать и просил разъяснить нападки собаки только на него одного из всех 20-ти его приближенных; но Макар из страха позорного наказания ни в чем не сознавался. Едва Макар отошел от короля, как собака снова бросилась на убийцу, взывая к придворным о мести и строгом наказании. Просьба ее была уважена, хотя и не было явных улик. Но в таких случаях в те времена допускались поединки между обвинителем и обвиняемым. Король положил решить это дело «Судом Божиим», т. е. допустить поединок между рыцарем и собакой. Поле битвы было назначено на острове Сен-Луи (в 1371 г.), тогда никому не принадлежавшем и необитаемом. Бой начался в присутствии короля. Оружием Макару служила толстая палка. Для прикрытия собаки и вылазки ее положили в бездонную бочку. Как только выпустили собаку, она тотчас же стала кружиться около своего противника, забегая то с одной стороны, то с другой. Утомив таким образом Макара, она повалила его на землю, схватила за горло и заставила признаться в преступлении.
Макар кончил жизнь на виселице.
Король велел поставить в Бондийском лесу мраморный памятник с надписью: «Жестокие сердца, стыдитесь! Бессловесное животное умеет любить и знает благодарность. А ты, злодей, в минуту преступления бойся самой тени своей».Генгиск
Тирас

ТирасВ сентябре месяце 1771 г. в городе Далингене (на Дунае) казнили страшного разбойника, который под именем Баварского Гизеля был известен не только в Швабии и Баварии, но и за пределами их. Такой же известностью пользовалась и его собака Тирас.
Будучи самым искусным стрелком, Матгеус Клостермайер (настоящее имя и фамилия Гизеля) сперва убивал только диких зверей, водившихся в лесах и причинявших большой вред крестьянам. Но такие охоты в чужих лесах, принадлежавших богатым владельцам, запрещались. Людей, занимавшихся недозволенными охотами, называли браконьерами, их преследовали и подстреливали…
Баварский Гизель, отважный, рослый и чрезвычайно сильный молодой человек, озлобившись на лесных сторожей, набрал себе шайку из искусных стрелков и обратился из гонимого в гонителя. Мало-помалу Гизель стал мучить и убивать не одних только лесничих, но и других людей. Стоило ему услышать, что какой-нибудь крестьянин похваляется изловить его или просто бранит его, как Гизель являлся перед ним, мучил его, забивал до полусмерти, а иногда и просто убивал.
Однажды Гизель услыхал, что какой-то мельник похваляется изловить его, напустив на него свою страшную и сильную собаку. «Мой Тирас (имя собаки) наверно поймает Баварского Гизеля, — говорил мельник, — и тогда я разбогатею, получив от правительства обещанную денежную награду». Гизель тотчас же является к мельнику и требует, чтоб тот выпустил на него свою собаку… Мельник, узнав, что перед ним стоит страшный Гизель, пришел в неописуемый ужас: губы его дрожали, он был бледен и не мог произнести ни одного слова.
«Ведь это ты намеревался поймать меня, — говорил Гизель. — Я хочу облегчить тебе этот труд и потому сам пришел к тебе. Приведи сюда сейчас же твою собаку и спусти на меня этого черта… Ступай же, — закричал Гизель, — коли я тебе приказываю, и веди собаку… Ты не идешь? Так я тебя застрелю», — и взялся было за свое ружье…
Нечего делать! Мельник привел собаку и спустил ее на Гизеля, который стоял, прислонившись спиной к стенке комнаты и спокойно ожидал нападения. Собака рванулась как бешеная, стараясь укусить Гизеля и вцепиться в его горло, но мускулистые руки крепко держали собаку на почтительном отдалении. Собака злилась все более и более, а сделать все-таки ничего не могла. Налюбовавшись храбростью и злостью собаки, Гизель всунул в пасть ее свой кулак, отчего бедное животное стало задыхаться, обессилело и повисло без движения на руках своего врага. Тогда Гизель сбросил ее на землю и связал, потом, взвалив ее к себе на плечи, направился к выходу из комнаты.
Мельник стоял и только хлопал глазами. Выходя из комнаты, Гизель сказал, обращаясь к мельнику: «Ты видел сегодня Баварского Гизеля в первый раз, а свою собаку в последний».
Собака покорилась Гизелю и сделалась его лучшим слугой. В трактирах она всегда ложилась на стол, так как оттуда ей было удобнее обозревать всю комнату. Глаза ее постоянно были устремлены на дверь. Смышленое животное с первого взгляда узнавало врагов своего господина. Иногда она, по-видимому совершенно без всякой причины, бросалась на незнакомых ей людей, и потом оказывалось, что они действительно замышляли против Гизеля что-нибудь недоброе. Вследствие этого в народе распространилась молва, что в гизелевском Тирасе сидит сам черт.
Как невозможно перечислить всех злодеяний Гизеля, так трудно перечислить и все те услуги, которые выполнял Тирас, способствуя своему хозяину в его злодеяниях. Назовем два-три случая. Однажды Гизель, желая навестить монахов Доминиканского монастыря, чтоб ограбить их на какую-нибудь сумму денег, подошел к стенам монастыря в сопровождении своей собаки. Привратник, услыхав звонок у ворот монастыря, тотчас же открыл калитку, но, увидавши вооруженного стрелка и большую собаку, ужасно перепугался. Он хотел было снова захлопнуть калитку, но Тирас, проскочив во двор, оскалил свои зубы и заставил привратника спрятаться в свою каморку.
Это происходило в час обеда. Все монахи сидели уже в трапезной за длинным столом, уставленным разными постными кушаньями. Вдруг отворяется дверь и перед монахами является Гизель, вооруженный штуцером и охотничьим ножом, рядом с ним огромная собака свирепого вида, у которой глаза уже налились кровью. Все узнали Гизеля и Тираса! У монахов пропал аппетит. Чрез несколько минут все монахи, начиная с настоятеля и кончая последним служкой, стояли пред грозным стрелком на коленях, прося его сжалиться над ними… «Да, — говорил Гизель, — мне стоит только сделать знак моему Тирасу, чтоб он всех вас поочередно изорвал в клочки; но я не прикажу этого, а прикажу ему, с вашего позволения, покушать за вашим столом. Мне же прошу выдать несколько сотен рублей. Пока настоятель ходил во внутренние покои, чтоб вынести оттуда требуемые деньги, Тирас лакомился кушаньями, выбирая самые лучшие кусочки. Получив деньги и попросив монахов вспоминать его в своих молитвах, Гизель медленным шагом удалился из монастыря вместе с Тирасом.
В другой раз Гизель снова явился, но не в монастыре, а в деревне, где он желал наказать одного крестьянина за его похвальбу изловить Гизеля. Крестьянин этот был крепкого сложения, огромного роста, мужественный и сильный. Гизелю и троим из его шайки, вероятно, не удалось бы справиться с крестьянином, если бы им не помогла их собака, которая, схватив крестьянина за ухо, повалила его на пол. Тут стрелки и добили его ружейными прикладами.
В последний раз собака дралась в последней победе Гизеля над своими преследователями. Это случилось 28 декабря 1770 г. Предводитель браконьеров заночевал со своей шайкой в деревенском трактире, и тут на него напала многочисленная стража, пришедшая из города Ульма. Тирас выказал особенную ярость в этом сражении. По приказанию своего хозяина собака бросалась на солдат, сперва на одного, потом на другого, хватая их зубами за челюсти и повергая на землю. Стрелки закалывали их своими кинжалами. Много солдат погибло при этом нападении. Гизель еще раз ушел от преследователей, но ушла от него и его собака. Случилось это таким образом: среди самой резни, которая происходила в темной комнате трактира, Тирас вдруг бросился на одного из стрелков, против которого прежде не выказывал никаких враждебных намерений, и искусал его ужасно. После этого собака скрылась и пропала без вести.
Думают, что она была ранена в схватке, а потому и оставила поле битвы. Но почему же она снова не присоединилась к Гизелю и его шайке, ушедшей в лес? Не лучше ли предположить, что Тирасу просто опротивела кровожадность этих людей, и он ушел от них.

Понравилась сказка? - Поделись с друзьями!

 

Система Orphus

 

 

 

 

 

 

 

Система Orphus