Найти Белую Лошадь - Сновидения

1 1 1 1 1 Рейтинг 4.28 [18 Голоса (ов)]

Найти Белую Лошадь (повесть)


Глава двенадцатая. Сновидения

старушка у окна

В это самое время в доме Мисс Бан и Мисс Би зазвонил старый железный будильник. Он, как всегда, стоял на столике между их кроватями, и зазвонил он, как всегда, ровно в 6.45.
Утренний распорядок у сестёр был как бы обратным вечерним привилегиям. Это означало, что проигравшей накануне и поэтому отправившейся спать последней было позволено нежиться в постели, пока другая спускалась вниз, заваривала чай и приносила его на подносе наверх. В сущности, эта обязанность была для обеих даже желанной, так как означала две дополнительные поездки на кресле-лифте.
Последний раз в игре «Разори моего соседа» победила Мисс Бан, поэтому она встала с кровати, взяла палку и, опираясь на неё, подошла к окну и раздвинула занавески.
Как обычно, независимо от того, какая это была из сестёр, первые слова касались огромного животного, в течение веков скачущего по склону холма, но так и не продвинувшегося вперёд ни на ярд. Им нравилось воображать, что Белая Лошадь каждодневно реагирует на перемену погоды. Если было сыро или холодно, они считали, что она немного понурила голову, удручённая тем, что ей одной придётся на этом холме противостоять непогоде. Но если день обещал быть погожим, она выглядела, как они считали, весёлой, бежала резво, уши стояли чуть прямее. А когда утро предвещало замечательный день, Мисс Бан и Мисс Би были почти уверены, что единственный глаз Белой Лошади сверкает огоньком.
— Как она выглядит, Бан? — спросила Мисс Би.
— Неплохо, — сказала Мисс Бан. — Пожалуй, будет хороший денёк. Пойду приготовлю чай.
Вскоре она вернулась обратно, с удовольствием сидя в кресле-лифте, с подносом, подрагивавшим у неё на коленях (Эрл Грей для неё самой, Лэпсэнг Соушонг для Мисс Би). Они сидели на кроватях, с чашками в руках, и Мисс Би сказала:
— Знаешь, Бан, я была рада, когда зазвонил будильник.
— Рада? Почему?
— Потому что мне снился ужасный сон.
— О чём?
— Я не совсем поняла. Какой-то лес, и вдруг ужасный гвалт, и лес заполнился собаками, видимо-невидимо больших собак. И я чувствовала, что должно произойти нечто ужасное.
— Как странно, Би! — сказала Мисс Бан. — Мне тоже приснилась собака, хоть и не ночной кошмар. Мне просто снилось, что я съехала вниз заварить чай и увидела, что под кухонным столом в своей корзине спит Лабер. Это было, как наяву, я даже и теперь почти ожидала увидеть его там.
Мисс Би сделала глоток своего Лэпсэнга.
— Эта корзинка должна всё время оставаться там, ты согласна, Би? — спросила она.
— Конечно, — сказала Мисс Бан, допивая свой Эрл Грей. — Если даже доживу до ста, всё равно буду хранить эту корзину.
— Лучше бы ты сказала — до ста двух.
— Почему?
— Потому что тогда я тоже доживу до ста.
— Навряд ли нам это удастся! — сказала Мисс Бан.
— Как знать! — сказала Мисс Би.

Глава тринадцатая. Выгнутая, как ласка

Второй лисе не повезло. Только старый седомордый лис скрылся из виду, как появился молодой. Он мчался что было мочи, аза ним из-за деревьев показалась свора собак. Ближние собаки были уже всего в нескольких ярдах от его хвоста, когда он добежал до каштана, где укрылись Кейти и Сквинтэм.
Лисёнок вдруг заметил Лабера и Коллин, всё ещё стоящих в нерешительности. Он на мгновение остановился, заколебался — что же ему делать? — свернул в сторону и сгинул в рычащей, захлёбывающейся лаем, рвущей друг у друга добычу своре.
— Рвите его, рвите! — гремел голос егеря.
Коллин в ужасе умчалась. Точно так же, как он это уже сделал однажды, Сквинтэм завопил во всю мочь:
— Спасайся! Беги за ней! Или они тебя убьют!
Покуда свора была занята лисёнком, Коллин и Лабер могли бы легко от неё скрыться. Но теперь, когда Лабер ещё колебался, появилось с полдюжины отставших молодых собак, погоняемых грозным доезжачим, Возбуждённые своей первой охотой, они готовы были гнаться за всем, что попадалось на глаза.
— Не трогать кроликов! — кричал доезжачий, — Рвать лису!
Но прежде чем он смог справиться с ними, они заметили удаляющуюся рыжую Коллин и помчались за нею.
Сквинтэм с занятой им позиции мог прекрасно следить за происходящим. Он увидел, как Коллин неожиданно наткнулась на другого всадника, который закричал на неё, и она, сбитая с толку, в панике, побежала назад, прямо к своим преследователям.
Он увидел, как шесть молодых гончих обступили её.
Он увидел, как всадник крутится среди деревьев, щёлкая хлыстом.
Он увидел, что Лабер прыжками несётся на помощь.

собачья охота

— Я здесь, Коллин! — прорычал Лабер и с разбегу врезался в клубок гончих.
Разъярённые, они опрокинули Коллин на спину, и один пёс уже подбирался к её горлу, когда мохнатый здоровенный дворняга поддал ему прямо в рёбра, и тот отлетел.
На секунду гончие опешили, но кровь у них взыграла, к тому же их было шесть против одного, и они бросились на Лабера.
Он сражался с ними (Сквинтэм видел это) отважно, вонзая зубы в их лапы и устрашающе рыча, но ему пришлось бы совсем плохо, не подоспей вовремя помощь.
— Пошли прочь! Отстаньте от него! Про-о-чь! — кричал доезжачий, и удары его хлыста сыпались направо и налево, жаля и обжигая, пока все шесть гончих, повизгивая, как щенки, не убежали к остальной своре. Две из них, Сквинтэм видел, здорово хромали.
— Чёртовы собаки! — выругался доезжачий, разворачивая лошадь, чтобы вернуться к своре.
Он сердито посмотрел на дрожащую Коллин и на тяжело дышащего всклокоченного Лабера и щёлкнул хлыстом над их головами, как будто из пистолета выстрелил.
— Чёртовы хозяева, распустили своих чёртовых собак по округе! — возмущался он, — Права не имеют! — И поехал прочь.
— О Лабер! — сказала Коллин, — Ты спас мне жизнь!
Она лизнула его в ухо, которое было сильно разорвано.
— Мой герой! — сказала она.
— Ну что ты, Коллин, — смущённо произнёс Лабер, но его бросило в жар от избытка чувств, и, казалось, боль от полученных укусов несколько уменьшилась.
Они подождали, пока уши их и носы не доложили им, что вся охота переместилась к дальнему лесу, и тогда вернулись под каштан.
Кейти, которая ничего не видела со своего насеста в кроне дерева, слетела, хлопая крыльями, вниз.
— Какой гвалт подняли эти гончие! — сказала она. — Не хотела бы я где-нибудь на них наткнуться.
Сквинтэм, который видел всё, спустился по стволу с дерева.
— Не будете ли вы так любезны, Кейти, посмотреть, куда они направились? — сказал он и, когда голубка улетела, спросил: — Какие потери?
— Со мной всё в порядке, — сказала Коллин. — Они меня сбили с ног, но примчался Лабер и спас меня.
— Герой, — без всякой иронии сказал Сквинтэм.
— Ну что ты, Сквинтэм, — сказал Лабер.
— Ты ранен?
— Ничего страшного, — сказал Лабер. — Хорошо быть мохнатым. Только царапина на ухе, и всё.
Сквинтэм осмотрел её.
— Царапина? — сказал он. — Да оно наполовину оторвано. Эта отметина у тебя останется до конца дней твоих.
Коллин вздрогнула.
— О, не надо, Сквинтэм! — сказала она. — Можем мы, наконец, уйти подальше от этого ужасного места?
Как бы в ответ сверху послышался голос Кейти.
— Всё спокойно! — крикнула она. — Охотятся за другой лисой, уходят от нас на восток.
В этот день они проделали миль десять, двигаясь с максимально возможной для Сквинтэма скоростью. Они были рады, что позади остались красные одеяния, громадные лошади и устрашающий лай гончих.
Когда стемнело, кот и собаки закончили последний в этот день переход, подойдя к придорожному указателю,
на котором сидела Кейти. На его единственной стрелке было написано:
КИНГСТОН ЛАЙЭЛ
Они провели ночь под прикрытием большой песчаной насыпи, которая тянулась вдоль длинного ряда буковых деревьев. Кейти устроилась спать на ветке, а остальные, изнурённые долгой дорогой и драматическими событиями дня, свернулись калачиком под насыпью и спали как убитые. Даже Сквинтэм, животное ночное, крепко спал. Правда, посреди ночи он будто слышал неясный шум, ворчание, разговор и почувствовал какой-то незнакомый запах.
На рассвете он понял, что это были за шум и запах: неподалёку из норы показалась большая серая голова с двумя узкими чёрными полосками и широкой белой полосой.
— Проснитесь! — прошипел Сквинтэм собакам.
— Что? Опасность? — беспокойно спросила Коллин.
— Не знаю, — сказал Сквинтэм.
Он сердито зашипел на Лабера, всё ещё пребывающего в стране снов.
— Просыпайся! — приказал он.
— А? В чём дело? — спросил Лабер, широко зевая.
Он встал и потянулся.
— Ух! — сказал он, — Всё-то у меня болит.
— Сейчас заболит ещё больше, если не ответишь на мой вопрос, — сказал Сквинтэм. — Что это за животное?
Лабер уставился из-под своих кустистых бровей на голову, высунувшуюся из норы.
— О, я однажды такого видел,™ сказал он. — Его переехало как раз около нашего дома. Мои старушки тогда очень расстроились, вы бы только их послушали.
— Так кто же это? — спросила Коллин.
— Барсук.

Найти Белую Лошадь

Услышав это слово, барсук вылез из норы, и они смогли теперь видеть его приземистое широкое туловище, мощные когтистые лапы и короткий хвост Он повернул свою полосатую голову к норе и громко сказал:
— Оставайся дома, дорогая, прошу тебя. И пожалуйста, не позволяй выходить детям. Я разберусь с этими незваными гостями.
В низких интонациях барсука чувствовались солидность и благородство. Услышав его голос и несколько старомодную манеру произносить слова, Сквинтэм сразу же понял, что перед ним не какой-то там мужлан, а, как и сам Сквинтэм, настоящий джентльмен.
— Позвольте заверить вас, сэр, — сказал он вкрадчиво, — у нас нет намерения вторгаться в ваши владения, и мы готовы принести свои извинения.
— Что же вы здесь делаете? — ворчливо спросил барсук.
— Мы здесь только транзитом. Мы путешественники.
— Откуда же вы прибыли?
— Ну, если быть точным, я из Сиама, а моя юная спутница из Ирландии.
Барсук указал рыльцем на Лабера.
— А ты? — спросил он. — Где твой дом?
Лабер замешкался с ответом, потому что как раз этого — то он и не знал, но Сквинтэм пришёл на выручку.
— Мой лохматый друг потерялся, — сказал он, — и мы хотим разыскать его хозяев. Мы были бы вам весьма признательны, если бы вы, с вашим знанием этой местности, помогли нам. Вы давно живёте в здешних краях?
Барсука, казалось, несколько смягчила учтивость Сквинтэма, и его тон стал более доброжелательным.
— Вообще-то я живу здесь всю жизнь, с самого рождения. — сказал он, — И мой отец здесь жил, и его отец, и его отец, и так в глубь веков. В этих местах всегда жили барсуки, даже ещё в те времена, когда древние люди вырезали на холме, который позади нас, изображение громадного животного.
— Изображение… громадного… животного? — медленно сказал Сквинтэм. — Какого?
— Да Белую Лошадь, — сказал барсук. — Разве ты не знаешь, что находишься в Долине Белой Лошади?
— Слышите? — возбуждённо залаял Лабер. — Коллин, Сквинтэм, слышите? Кейти, где ты, скорей сюда, мы нашли её, мы почти дома. — И он помчался, перепрыгнув через песчаный гребень, за ним Коллин, и Кейти полетела за ними.
— Я должен извиниться за порыв моего друга, сэр, — сказал Сквинтэм. — Белая Лошадь — ключ в наших поисках. Он живёт как раз недалеко от неё. Огромное спасибо за вашу помощь. — И он последовал за своими спутниками.
— Удачи тебе, — крикнул ему вслед барсук, — но имей в виду, эта лошадь не похожа на тех, которые я когда-либо видел. Думаю, она скорее напоминает ласку. У неё спина как у ласки.
«О нет, — думал на бегу Сквинтэм, — только не ещё одно разочарование для бедного Лабера». Но, догнав остальных, он сразу же увидел, как большой пёс удручён. Голова у него поникла, а Коллин лизала его порванное ухо. Сквинтэм посмотрел вдаль, на холмы, и увидел это меловое изображение. Очень странное. Оно было вытянуто футов на четыреста в длину. Одна задняя нога и одна передняя были отделены от змеевидного туловища, шея слишком уж изогнута, и морда какая-то чудная. Так древние люди изобразили лошадь, но Сквинтэму это скорее напоминало отощавшую бродячую кошку, крадущуюся по гребню холма. Он не знал, что и сказать, но Кейти резюмировала это следующим образом:
— Ну вот, опять мы поставили не на ту лошадь, да?

Понравилась сказка? - Поделись с друзьями!

 

Система Orphus

 

 

 

 

 

 

 

Система Orphus