Найти Белую Лошадь - Неравные шансы

1 1 1 1 1 Рейтинг 4.28 [18 Голоса (ов)]

Найти Белую Лошадь (повесть)


Глава девятая. Неравные шансы

Гжак раз в это время Мисс Бан и Мисс Би смотрели по телевизору скачки.
В течение долгого времени они не хотели заводить в доме телевизор. Они полагали (и совершенно справедливо), что большую часть времени по нему показывают всякие игры (в которых они не очень-то разбирались), комедии (которые не казались им смешными) и новости (в основном, как они были уверены, о войнах, о голоде и других бедствиях).
— Единственное, что нам доставляло бы удовольствие, — говорили они друг другу, — это прогноз погоды…
— И к тому же, — говорили они, — телеантенна обезобразила бы вид нашей крыши.
Но не так давно друг, тот самый, который подал идею о кресле-лифте, убедил их, что всё-таки стоит иметь телевизор, хотя бы для того, чтобы смотреть замечательные программы о природе, ведь обе они так любят животных.
— Только проследите, — сказал этот друг, — чтобы у вас был пульт, тогда вы сможете менять каналы и выключать телевизор, не вставая с кресла.
Друг был прав. Мисс Бан и Мисс Би полюбили программы о животных. И сёстры были правы — им не нравились все эти игры, ситкомы и страшные новости, но они получали истинное удовольствие, выключая их с помощью пульта. «Курок» — так они его называли. Та из сестёр, у которой был пульт, наставляла его на экран, как стрелок, прищуривала глаз и с криком «бэнг!» нажимала на кнопку. После этого они смотрели друг на друга и хихикали, как девчонки.
Наибольшим предпочтением у Мисс Бан и Мисс Би пользовались лошади.
Так получилось, что телевизор им установили в начале сезона скачек, и скоро самым большим удовольствием для них стало сидеть перед экраном и смотреть все забеги, транслируемые по телевидению. Отчасти потому, что они проживали в местности, где скачки были почти религией. По другую сторону холма, на котором раскинулась Белая Лошадь, находились знаменитые конюшни, и разговоры в деревенском пабе (который сёстры не посещали), или в магазине (где они бывали), или между местными жителями, повстречавшимися на улице, были всегда о результатах предыдущих скачек, о фаворитах и безнадёжных аутсайдерах и тому подобном.
Но они смотрели скачки ещё и потому, что превратили скачки в собственное соревнование. При каждом забеге они делали собственные ставки и вели строгий счёт очкам. Победитель получал 10 очков, занявший второе место — 5, третье — 2. Они не обращали внимания ни на газетные прогнозы, ни на толки в деревне, они выбирали лошадей по соображениям, которые казались им наиболее важными: по внешнему виду лошади, по её имени или по цвету жокейского костюма. Денежных ставок не делали, но та сестра, которая набирала больше очков, получала право единолично пользоваться пультом до конца их телевизионного дня.
И третьим источником удовольствия, когда они смотрели скачки, была красота самих животных. Видеть породистых, ухоженных лошадей, построенных на паддоке или бегущих рысью к старту, или мчащихся во весь опор по скаковому кругу, было истинным наслаждением для Мисс Бан и Мисс Би.

старушки перед телевизором

В тот день они смотрели состязания, проходящие в Виндзоре, и к концу шестого, последнего, забега обе имели очень хороший результат. У Мисс Бан — три победы и три неудачи, а у Мисс Би хоть только две победы, но зато ещё два вторых и одно третье место, и только одна лошадь, которая не оказалась в числе призёров.
— Молодец, Би, — сказала Мисс Бан. — Вот тебе пульт на весь остаток дня.
— Знаешь, Бан, — сказала Мисс Би, — иногда мне хочется сделать ставку по-настоящему. Та лошадка, на которую я поставила в забеге, начавшемся в половине четвёртого, помнишь, какой красивый был у жокея костюм, с квадратами зелёного и розового цвета, она пришла первой. Ставка сорок к одному, А ведь это означает кучу денег.
— И скоро бы всё потеряла, — сказала Мисс Бан, — Все эти ставки, пари — дурацкое занятие.
— Держу пари, Лаберу бы нравилось смотреть скачки, — сказала Мисс Би.
— Этого мы никогда не узнаем, — сказала Мисс Бан.
— Никогда?
— Слишком мало шансов на то, что он вернётся.
— Сколько?
— Полагаю, тысяча к одному.

Глава десятая. Таран

Найти Белую Лошадь

Подлетая к Тоддинггон Сервис, Кейти увидела, что грузовик выруливает опять на автостраду. Она спикировала, развернулась и полетела рядом. Из-под брезента на неё смотрели три физиономии.
— Вы едете не в том направлении! — крикнула она, но слова её потонули в рёве мотора.
Грузовик набирал скорость. Водитель приготовился обогнать старенькую легковушку, которая тащилась в медленном ряду. Он глянул в боковое зеркало и начал обгон. Когда кабина оказалась под некоторым углом к трейлеру, водитель с изумлением увидел, что в придачу к мясным консервам для собак везёт самих собак да ещё и кошку, а рядом летит почтовый голубь, и клюв у него открыт, будто он что-то говорит этим животным.
На секунду-две водитель остолбенел. Он оторвал взгляд от дороги и в результате выехал на быструю полосу. Раздался неистовый сигнал мчащейся на большой скорости машины; водитель грузовика рванул руль назад, прицеп задёргался, завизжали тормоза, и «Дж. Дэвидсон—Ночные рейсы—Лидс—Лондон» сложился, как складной нож.
Трейлер закачался, накренился, и, когда он ударился о заграждения разделительной полосы, верёвки, фиксирующие брезент, лопнули, брезент взвился, как полощущийся парус, и двадцать картонных коробок катапультировались, перескакивая одна через другую, на встречную полосу. Все коробки лопнули от удара, и мгновенно воздух сотрясся от скрежета тормозов, автомобильных гудков, брани водителей, так как огромное количество консервных банок высококачественного мяса для собак «Бонзо», бешено крутясь, покатились по ведущей на север магистрали М1.
Все водители были столь поглощены тем, чтобы увернуться от банок и друг от друга, что едва ли заметили двух собак и кота, ринувшихся наперерез, к спасительной обочине, и летящего над ними голубя.
Каким-то чудом, но кровь не пролилась, хотя в результате всей этой катавасии было растрачено немало времени и нервов и покорёжено несколько автомобилей. А вот что действительно пострадало, так это чувства водителя грузовика.
— Никогда не было у меня никаких аварий, — сказал он полицейским, когда патрульная машина прибыла на место происшествия. — Никогда, за все годы, что работаю.
Полицейские посмотрели на сомкнутые, как складной нож, грузовик с трейлером и на скопление легковых машин, фургонов, грузовиков, недвижных в окружении консервных банок.
— Ну, — сказал один из них, — зато сегодня вы с лихвой наверстали. Дорога сухая. Вы заснули или ещё что?
— Да нет! — сказал водитель. — Я только что выехал с Тоддингтон Сервис.
— Выпил там?
— Чаю, шеф, чашку чая и всё.
— Как же тогда всё это произошло?
— Да так вот. Я посмотрел в зеркало и увидел, что рядом с бортом летит голубь, а из трейлера высунулись сиамский кот, коричневая с белым собака и рыжая собака!
— Подумать только! — сказал полицейский, — А розового слона там не было? Ну-ка, дуньте в этот приборчик. [Прибор для измерения количества алкоголя в крови.]
А друзья тем временем пустились наутёк. Вдоль шоссе тянулось ограждение, и выскочить за него возможности не было. Но Кейти быстренько разведала, что неподалёку через автостраду перекинут мост, и они по обочине ринулись в том направлении.
Сквинтэм рассчитывал, что на перекрёстке дорог можно будет найти проход и выбраться за ограждение. Надежды их не оправдались. Однако Сквинтэм, отчасти потому, что был самым наблюдательным из них, а также потому, что ростом он был ниже собак и как бы ближе к земле, кое-что заметил. Под забором был проложен бетонный водосток, и проволочная сетка в этом месте была продлена, чтобы перекрыть дренажную трубу и преградить таким образом путь на шоссе барсукам, лисицам и прочим животным.
Сейчас здесь было совершенно сухо, но ненастные зимы сделали своё дело, и Сквинтэм заметил на проволочной сетке ржавчину. Он поскрёб в этом месте, и на землю осыпались ржавые хлопья.
— Видишь эту проволоку, Лабер? — спросил он.
Лабер посмотрел и сказал:
— Она ржавая.
— Верно, — сказал Сквинтэм, — и, значит, некрепкая. Можешь ты представить себя бараном?
— Бараном? — переспросил Лабер. — Не понимаю…
— Бараном-тараном, — сказал Сквинтэм. — Прошиби её, Стоит попробовать, а? Ты здорово тогда расправился с дверью в Собачьем Приюте, помнишь?
— То было стекло, — сказал Лабер.
— Ну что ж, — сказал Сквинтэм как бы небрежно и отвернувшись, — если ты боишься пораниться… Жаль, это наш единственный шанс… Но если ты предпочитаешь быть трусливой кошкой…
— Трусливой кошкой, да ты что! — вскричал Лабер, — С дороги! — Он разбежался и жахнул головой в проволочную сетку.
Осыпались хлопья ржавчины, но сама сетка устояла, а Лабер, взвыв от боли, был отброшен назад. Нос у него кровоточил.
— О, бедный мистер Лабер, — запричитала Кейти, сидевшая на перилах моста, — Ему с ней не совладать, мистер Сквинтэм.
Сквинтэм ничего не сказал, а Коллин вышла вперёд и нежно лизнула Лабера в морду.
Поджатый было хвост Лабера распушился, пёс потряс своей мохнатой головой (чтобы в ней прояснилось), отошёл подальше, разбежался и снова ринулся вперёд.
— Ещё разок в ту брешь, друзья! — крикнул он. — Ещё! [У. Шекспир «Генрих V».] — И на этот раз пробился.
— Не покорить прекрасной леди тому, кто боязлив, [Английская пословица.] — сказал сам себе Сквинтэм, пролезая следом за Коллин в дыру. — Ну, летите, Кейти. На запад!
Они продвигались теперь, как в самом начале: голубка летела чуть впереди, а потом ждала остальных.
Она, казалось, намного увереннее придерживалась нужного направления.
— Как вам кажется, мисс Коллин и дженелмены, — спросила Кейти, — вроде бы оно ко мне возвращается? — И опять полетела вперёд.
— Что к ней возвращается? — спросила Коллин.
— Умение ориентироваться, — сказал Лабер, — которое она потеряла, когда в неё стреляли. Мы надеемся, что если она сможет найти свой дом, то найдёт и мой тоже.
— Дом под тростниковой крышей? — спросила Коллин, потому что теперь она уже кое-что знала о Лабере.
— В маленькой деревне, — сказал Сквинтэм.
— У подножия большого холма, — сказал Лабер.
— С Белой Лошадью на нём! — заключили они хором.
Они бежали по полям, прилегающим к дороге. По другую сторону живой изгороди их поджидала Кейти, усевшись на указательный столб, чтобы её лучше было видно.
Стрелка указывала на просёлочную дорогу, которая огибала подножие пологого холма:
ЗООПАРК УИПСНЕЙД
Когда они приблизились, голубка вдруг взлетела высоко-высоко и начала выделывать всевозможные фигуры высшего пилотажа, демонстрируя мастерство, унаследованное от далёкого предка-турмана, вертясь в воздухе и делая петли, ныряя и паря, и неистово трепеща крыльями.
— Что с нею? — спросила Коллин. — Что-то стряслось?
— Нет, — сказал Сквинтэм. — Это от избытка чувств. Она просто резвится.
Тут Кейти, кувыркаясь, начала стремительно падать, и, казалось, этот номер будет действительно смертельным, но в самый последний момент она взмыла вверх.
— Похоже, начинаются меловые холмы! — крикнула она. — Как знать, может, скоро нам повезёт!
Остальные улеглись на траву, отдохнуть и подождать, пока Кейти где-нибудь сядет.
Вдруг они увидели, что она резко свернула в сторону, будто хотела избежать выстрела или нападения хищной птицы. Но никакого выстрела не последовало, не было и ястреба, и Кейти почти сразу же развернулась и устремилась к ним. Она приземлилась так быстро и так неуклюже, клювом вниз, будто после первого в её жизни полёта.
— Я видела её, я видела её! — возбуждённо бормотала она. — Агромадная, агромадная…
— Агромадная… тьфу ты, громадная — что? — спросил Сквинтэм.
— Белая Лошадь!

Понравилась сказка? - Поделись с друзьями!

 

Система Orphus

 

 

 

 

 

 

 

Система Orphus