Золотой гусёнок - Страница 3

1 1 1 1 1 Рейтинг 4.00 [7 Голоса (ов)]

Золотой гусёнок (сказка Дика Кинга-Смита)



— Минуточку, — удивился Шляпп. — Вы сказали, что я выиграл пять тысяч, а сами даёте мне пять тысяч сто. Это многовато.
Служащий вздохнул:
— Нет, сэр, всё правильно. Вы поставили сто фунтов, и поскольку вы выиграли, то получаете эту сумму обратно. Значит, вам причитается пять тысяч сто фунтов.
— Выходит, что так. Премного благодарен. — И фермер Шляпп вышел из конторы.
«Ничего себе деревенщина! Никакой он не деревенщина! — думал служащий. — Этот тип с самого начала знал, что Удача Джона победит».
Прежде чем отправиться домой, фермер Шляпп посетил винный магазин, затем игрушечный, затем ювелирный. По его приблизительным подсчетам (ибо Шляпп, как вы уже знаете, был не силен в арифметике), он потратил примерно сто фунтов — те самые, которые поставил на Удачу Джона. И потратил с большим удовольствием.
Когда фермер Шляпп, нагруженный пакетами и коробками, переступил порог дома, жена воскликнула:
— Джон, не иначе как ты выиграл!
— Точно! — подтвердил фермер Шляпп. — Вернее, не я, а Удача Джона. Так что принёс вам всем подарки.
Он сгрузил пакеты и коробки на кухонный стол.
— Джилл, это тебе, — сказал Шляпп, вручая девочке красивую куклу.
— Джек, а это тебе! — Он наклонился к сынишке и подал ему большого плюшевого мишку.
Затем Шляпп повернулся к жене:
— Дженет, в пакетах много всякой всячины.
Первым делом миссис Шляпп заглянула в самый маленький пакет. В нём оказалась бархатная коробочка, а в ней — прелестное ожерелье.
— Джон! — воскликнула миссис Шляпп. — Как мило с твоей стороны! Столько всего накупил! Наверно, ты много выиграл?
— Порядочно.
— Тогда давай выпьем чаю, ты же так и убежал, а чаю не попил.
— Нет, — улыбнулся фермер Шляпп, — по такому случаю мы выпьем кое-чего другого. — Он извлёк из очередного пакета бутылку шампанского.
Миссис Шляпп, Джилл, Джек и золотой гусёнок Удача (который, конечно, тоже был в кухне), затаив дыхание, наблюдали, как фермер Шляпп открывает шампанское, и все подпрыгнули, когда пробка с громким «хлоп» взлетела под самый потолок. Он разлил золотистый напиток в два бокала.
— Будем здоровы, Дженет!
— Будем здоровы, Джон! — отозвалась миссис Шляпп. — Это сколько же ты выиграл, Джон, что так шикуешь?
— Немало, — ответил фермер Шляпп, вытащил бумажник и показал жене толстую пачку денег.
— Ну-ка, посчитай! — весело предложил он.Золотой гусёнок
Миссис Шляпп села пересчитывать купюры, и чем дальше она считала, тем круглее у неё делались глаза от удивления.
— Да тут сотни! — поразилась она.
— Точно. Я выиграл пять тысяч сто фунтов. Вернее было бы сказать, что их выиграла Удача Джона.
Фермер Шляпп налил немного шампанского в блюдечко и поставил на пол — прямо перед Удачей.
— Не будет она это пить! — засмеялась миссис Шляпп.
— Ещё как будет, — заверил её муж.
И Удача немедленно выпила.


Глава пятая

Поначалу фермер Шляпп держал золотого гусёнка в доме только днём, а на ночь запирал в сарай, вместе со всем гусиным выводком. Но как-то вечером он подумал: «Удача такая умница и чистюля, не шумит, не пачкает, хлопот с ней никаких. Пожалуй, её вполне можно оставлять на ночь в кухне».
Наступил вечер, детей уложили спать, за окном стемнело, и миссис Шляпп спросила у мужа:
— Джон, ты ведь уже запер гусей в сарай?
— Да, дорогая.
— А Удача-то здесь, ты про неё и забыл.
— Не забыл, просто я подумал, что она вполне может жить с нами.
— Джон, ты совсем помешался на этой птице!
— Может, и так, да ведь эта птица изменила всю мою жизнь, Дженет.
И фермер Шляпп говорил сущую правду. Благодаря золотому гусёнку он не только выиграл в лотерею и на скачках, ещё важнее, что этот птенец превратил его из неудачника в везунчика.
К маю фермер Шляпп приобрел несколько коров и свиней, а также выводок кур (которых разместил в курятнике, надёжно запиравшемся от лис). Он не только не переплатил втридорога за свои покупки, как в прежние времена, наоборот, даже приобрел всю живность дешевле, чем другие. А когда в хозяйстве Шляппа появились поросята и один телёнок, фермер продал их с выгодой, а не себе в убыток, как бывало раньше.
«Да уж, Удача полностью преобразила моего муженька! — радовалась миссис Шляпп. — Да и меня тоже. А уж дети как любят этого гусёнка! Можно подумать, будто у нас появился третий ребёнок».
— Хорошо, Джон, — кивнула она, — пусть птица остаётся в кухне на ночь, но только имей в виду: напачкает или набезобразит — выставлю на двор.
— Чтобы Удача набезобразила? Да никогда в жизни! — заверил жену фермер.
И точно, гусёнок вёл себя прилично.
Вот так Удача и стала домашним гусёнком. Конечно, она ежедневно навещала родителей, поскольку всегда следовала за хозяином, когда тот отправлялся кормить гусей (четырёх гусят фермер Шляпп продал с большой выгодой). Надо сказать, Кошмар и Беда неизменно встречали своего златопёрого птенца радостным «га-га-га».
Однако фермер Шляпп тщательно следил за тем, чтобы Удачу не увидели посторонние, и выпускал её в сад, только когда поблизости никого не было. Собственно, его тревожили не лисы, а люди: вор на двух ногах куда хуже четвероногого. Шляпп был уверен: стоит какому-нибудь проныре приметить удивительного золотого гусёнка, и Удачу тотчас украдут.
Правда, единственным, кто мог бы увидеть Удачу, был почтальон, потому что Горестная ферма стояла на отшибе и посетители туда забредали редко. Когда куры снесли яйца, миссис Шляпп сложила их в корзинку и отправилась в город, на рынок. Ей вовсе не хотелось, чтобы покупатели являлись на ферму и стучались в дверь.
Почтальон, как правило, в дверь не стучался, а просто просовывал письма и газеты в щель почтового ящика на двери. Если же конверт или пакет в щель не пролезал, почтальон звонил в дверь.
Как-то утром в конце июня, когда фермер Шляпп заготавливал сено (погода всё лето стояла великолепная — тёплая и безоблачная), почтальон принёс на Горестную ферму здоровенный пакет. Миссис Шляпп звонка в дверь не услышала, поскольку пылесосила, а Джилл услышала и побежала к двери. Девочка была слишком мала, чтобы дотянуться до дверной ручки, но до почтовой щели вполне доставала.
— Кто там? — спросила она сквозь щель.
— Это я, почтальон, детка, — отозвался почтальон. — Принёс пакет для твоей мамы.
— Мне дверь не открыть, я до ручки не достаю, — сказала Джилл.
— Не огорчайся, я оставлю посылку на крыльце, а ты беги скажи маме, идёт?
— Хорошо, — ответила Джилл.
— Тогда до свидания, — сказал почтальон.
— А у нас есть золотой гусёнок! — выпалила девочка.
— Что у вас есть?
— Золотой гусёнок. Зовут Удача.
— Здорово! — откликнулся почтальон, а про себя подумал: «Ох уж эти дети, вечно они что-нибудь выдумывают!» Он забрался в свой почтовый фургон и укатил.
Случайность играет огромную роль в судьбе человеческой и в нашей истории в гусиной судьбе тоже.
Если бы почтальону не нужно было доставить на Горестную ферму большой пакет, он бы не позвонил в дверь.
Если бы миссис Шляпп в этот момент не пылесосила, почтальону открыла бы она, а не маленькая Джилл.
Если бы у почтальона был не такой приятный голос, Джилл ни за что не похвасталась бы ему золотым гусёнком.
Но самое главное «если» касается одного из ближайших соседей Шляппов. Вообще-то ближайших соседей у Шляппов не было, но в нескольких милях от Горестной фермы располагался большой загородный дом, куда местный почтальон тоже доставлял почту.
Дом назывался «Галапагос» и принадлежал известному зоологу и телеведущему — сэру Дэвиду Оттербери.
Последняя случайность заключалась в том, что, когда почтальон прибыл в «Галапагос» с посылкой и постучал в дверь, открыл ему сэр Дэвид Оттербери собственной персоной.
Разумеется, почтальон знал его в лицо, как и миллионы телезрителей, с интересом смотревшие передачи сэра Оттербери о животных, населяющих разные страны. И вот почтальону пришло в голову, что знаменитый зоолог, возможно, удивится, когда услышит про золотого гусёнка.
— Доброе утро, сэр. Вам посылка, — сказал почтальон.
— Благодарю, — ответил сэр Дэвид Оттербери.
— Нынче утром я слышал кое-что интересное, сэр, — продолжал почтальон. — Вы, как я понимаю, знаете о гусях всё.
— О гусях? Да, я в них кое-что понимаю, — отозвался зоолог.
— А вы знаете Шляппов, сэр? Тех, что с Горестной фермы?
— Лично не знаком, но слышал, что дела у них последнее время идут неважно.
— Говорят, дела-то у них как раз поправились, — сказал почтальон, — но я не о том. Я вот что хотел вам рассказать. Был я сегодня на ферме у Шляппов, разговаривал с их девочкой через почтовую щель.
— Через почтовую щель?
— Ну да, девчушка слишком мала, чтобы дотянуться до дверной ручки. Нипочем не угадаете, что она мне сказала! Говорит, у них есть золотой гусёнок. Ну и фантазия у этих детей, верно? Чего только не напридумают!
— Золотой гусёнок? — переспросил сэр Дэвид Оттербери, насторожившись.
— Я подумал, что вас это позабавит, — объяснил почтальон, — вот и решил вам про это рассказать.
Почтальон уехал, а сэр Дэвид запер дверь, прошёл к себе в кабинет, распечатал посылку и письма, но, хотя ему, как всегда, было интересно, что пишут коллеги о разных зверях и птицах, читал он на сей раз невнимательно. У знаменитого зоолога не шёл из головы золотой гусёнок. Нет, конечно, таких птиц на свете нет и быть не может. Детская фантазия, не более того. И всё же, всё же…Золотой гусёнок
И всё же слова «золотой гусёнок» о чём-то смутно напоминали сэру Оттербери. Может, он слышал такую легенду где-нибудь в дальних краях — в Полинезии или в Африке? Может, это сказка, которую он слышал в детстве, но потом забыл? «Хватит понапрасну голову ломать! — сердито сказал себе сэр Оттербери. — Девочка просто болтала чушь, а может, речь шла о какой-то её любимой игрушке. Может, Шляппы завели золотого фазана, а у девочки в голове он смешался с игрушками? Это надо же — выдумать золотого гуся! Бред какой».
Тем не менее, поразмыслив, сэр Оттербери пришёл к выводу, что не откажется посмотреть, что же это за птица завелась на ферме Шляппов.

 

Глава шестая

Как вы догадываетесь, сэр Дэвид Оттербери был очень занятым человеком. Он много времени проводил за границей, разъезжая по разным странам и снимая там свои программы. И даже на родине, в Англии, он редко когда бывал дома, в «Галапагосе», а большую часть времени отсутствовал, занятый делами. Поэтому получилось так, что о рассказе почтальона сэр Оттербери не вспоминал несколько месяцев.
Но как-то раз он ехал по дороге в окрестностях своего дома, и вдруг на глаза ему попался указатель, гласивший: «Горестная ферма». К ферме Шляппов вела узкая просёлочная дорога, вся в рытвинах и ухабах. «Ах да, золотой гусёнок! — вспомнил сэр Оттербери. — Заеду, пожалуй, может, удастся хоть одним глазком посмотреть на эту необыкновенную птицу. Прикинусь, что приехал купить яиц». И он свернул на просёлочную дорогу и покатил к ферме.
Подъехав поближе, сэр Оттербери увидел самый обычный дом, самый обычный сад, а посреди сада — самый обычный сарай на краю пруда. На берегу мирно пощипывала травку пара зауряднейших гусей.
«Гуси как гуси, белые, — подумал сэр Оттербери. — Такие же золотые, как я сам! И зачем, спрашивается, я трачу своё драгоценное время? Поеду-ка домой».
В этот самый миг на пороге дома показался фермер Шляпп. Увидев сэра Оттербери, он подошёл к машине.
— Вы не меня ищете? — спросил фермер, а через секунду узнал человека за рулём — известного ведущего, которого столько раз видел на экране телевизора.
Сэр Оттербери улыбнулся Шляппу:
— Добрый день, меня зовут Дэвид Оттербери.
— Конечно, сэр, я знаю, — откликнулся Шляпп, а сам подумал: «И что ему тут понадобилось?»
— Не продадите ли мне дюжины две яиц? Буду весьма признателен.
— Да-да, разумеется, сейчас принесу, — кивнул фермер Шляпп.
«Неужели он прослышал про Удачу? — лихорадочно соображал фермер, складывая яйца в контейнер. — Но как, откуда? А ведь ему такая диковинка интереснее, чем кому бы то ни было. Может, позволить ему посмотреть на Удачу? Да, но ведь тогда он раззвонит о ней по всему миру. А если взять с сэра Оттербери обещание, что он будет молчать?»
Так ничего толком и не решив, фермер вернулся к машине с полным контейнером яиц.
— Вот, пожалуйста, сэр, — сказал он сэру Оттербери, который уже успел выйти из машины и наблюдал за пасущимися Кошмаром и Бедой, облокотившись о низкую садовую стену.
— Спасибо, мистер Шляпп, — отозвался тот.
— Вы знаете, как меня зовут, сэр Дэвид? — удивился фермер.
— Да.
— Вас-то все знают, — заметил Шляпп. У сэра Дэвида было приятное лицо, и улыбался он дружелюбно. Фермер Шляпп решился: — Вы, наверно, знаете о гусях всё, — кашлянув, проговорил он.
— Кое-что знаю. У вас превосходные гуси. — Сэр Оттербери кивнул на Кошмара с Бедой. — Потомство у них есть?
— Да, сэр, — подтвердил фермер, затем глубоко вздохнул для храбрости и предложил: — Могу вам показать гусят, если вы не торопитесь.
— Конечно.Золотой гусёнок
— Только вот какое дело, сэр. Не хочу я, чтобы кто-то прознал про этих гусят. Обещаете, что никому о них не расскажете?
«Сейчас он ещё скажет, что дочка говорила почтальону сущую правду! — мысленно рассмеялся сэр Оттербери. — Золотой гусь! Как же! Наверняка коричневатое оперение, только и всего. Но посмотреть надо».
— Какой разговор, мистер Шляпп, — кивнул он. — Обещаю, ни одна живая душа о ваших гусятах не узнает.
Фермер Шляпп на минутку зашёл в дом, а потом вышел, и за ним по пятам бежала Удача.
Сэру Дэвиду Оттербери суждено было на всю оставшуюся жизнь запомнить волну ошеломления и восторга, окатившую его в тот миг, когда он увидел эту птицу. По пятам за фермером Шляппом шёл самый что ни на есть настоящий золотой гусёнок — вернее, взрослая гусыня, потому что Удача за это время изрядно подросла. И гусыня эта была золотой от кончика клюва до кончика хвоста. У неё даже перепонки на лапках были золотые! И глаза! И какой ровный и красивый золотой цвет!
— Вам когда-нибудь раньше попадались такие птицы? — спросил хозяин гусыни.
Гусей в своей жизни сэр Оттербери повидал немало: помимо обычных домашних гусей, он видывал гусей диких — канадских, белогрудых, розоволапых и множество других видов. Но золотой гусь ему не встречался ни разу.
— Правильно ли я понял, мистер Шляпп, что эта гусыня вывелась у вас?
— Да, сэр, вот от этой самой пары, от Кошмара с Бедой. У Беды вылупилось четыре обычных гусёнка и вот этот. Погладьте её, сэр Дэвид. Она ручная, не щиплется. И любит, когда её гладят.
Зоолог наклонился и провёл рукой по золотым перьям Удачи — и невольно заулыбался, сам не зная почему.
— Странное дело, мистер Шляпп, — поделился он с фермером, — я глажу вашу удивительную питомицу и чувствую себя как на седьмом небе! Почему бы это? На вас она тоже так действует?
— Да, сэр, она на всех так действует.
— А как её зовут?
— Удача.
— Очень удачно, что у вас завелась Удача, — сказал сэр Дэвид.Золотой гусёнок

Понравилась сказка? - Поделись с друзьями!

 

Система Orphus

 

 

 

 

 

 

 

Система Orphus