Маленькая принцесса - Заветная шкатулка короля Трагимора

1 1 1 1 1 Рейтинг 4.33 [43 Голоса (ов)]

Маленькая принцесса (повесть)


 

Глава 13 Заветная шкатулка короля Трагимора

Уэнни безутешно рыдала, зарывшись лицом в кружевные подушки. Корона свалилась с ее головы, звеня и сверкая, покатилась по полу.
— Какая я гадкая, дрянная, — рыдала Уэнни. Она ударила кулачком по подушке. — Уэн, Уэн, что я натворила?! Тебя казнят — жить не захочу! Пусть и меня тоже…
Смиринка стояла возле нее. В ее глазах светились сострадание, упрек, недоверчивость.
— Принцесса, — тихо окликнула она Уэнни.
— Никакая я не принцесса. — Уэнни подняла заплаканное лицо, посмотрела на Смиринку. — Я хуже всех! Ненавижу себя!
— Забежала я сейчас в поварню, — как бы невзначай сказала Смиринка, — главный повар бранится на чем свет стоит. Фазан в печи пережарился. Соусы подгорели, желе растеклось. А короля Трагимора все нет и нет.Маленькая принцесса
— Не пойму, к чему ты клонишь? — всхлипнула Уэнни.
— Кони оседланы. Псари держат собак на сворках, — осторожно продолжала Смиринка. — Все готово к охоте на кабанов. Но короля Трагимора нет в его покоях.
— Так вот ты о чем! — догадалась Уэнни. — Трагимора нет в замке! Тогда, может быть… Приговор… О, если бы я могла его найти!
— Тс-с! — Смиринка прижала палец к губам. — Ни слова, принцесса. У стен есть уши.
— Не зови меня «принцесса», Смиринка, — взмолилась Уэнни. — Я просто бедная девочка из убогой лачужки. Зови меня просто — Уэнни!
Уэнни почувствовала: серая нитка больше не стягивает ей шею. Она подсунула под нее палец, потянула — серая нитка легко, без усилия разорвалась, а серые обрывки распались, исчезли.
— Видишь? — прошептала Уэнни. — Больше нет серой нитки. Ну и что? Все равно мы не знаем, как пробраться в покои короля Трагимора.
Смиринка притянула к себе Уэнни и проговорила шепотом:
— Здесь есть потайная дверца в стене. Когда ты засыпала, частенько дверца открывалась и сюда входил король Трагимор.
Смиринка оглянулась по сторонам, подошла к стене и откинула край ковра.
— Вот она, — прошептала Смиринка.
Смиринка осторожно толкнула дверь. За дверью царила глубокая темнота.
— Куда вы, принцесса Уэнни, Смиринка? — На пороге зала появился Ауринт.
— Как хорошо, что ты здесь! — с облегчением воскликнула Смиринка. — И не зови ее больше принцесса. Уэнни стала такой, как прежде. А сейчас надо торопиться. Идем, я все тебе потом расскажу.
Уэнни с трудом разглядела крутые каменные ступени, уходящие вниз. Между камнями струйками извивалась вода. Уэнни первая ступила на лестницу. Ноги скользили по мокрым ступеням.
Вдруг Уэнни остановилась. Она повернулась к Смиринке, со стоном боли и раскаяния схватила ее руку и поцеловала:
— Прости меня! Ты такая хорошая, а я… Что я натворила! Уэн, Уэн…
— Ну что ты, девочка, не отчаивайся так. — Смиринка прижала ее к себе, пригладила растрепанные кудри.
— Мне страшно, — прошептала Уэнни.
— Мне тоже, родная, — тихо отозвалась Смиринка. — Но смотри, видишь свет? Там внизу горит факел.
— Я прихвачу этот факел с собой, — сказал Ауринт.
Лестница то и дело круто поворачивала. От нее ответвлялись запутанные узкие галереи, одни шли вверх, другие вниз, и все тонуло в темноте.
— Только не хватало нам тут заблудиться, — с тревогой сказала Смиринка.
— Идите за мной, я проходил этим путем, и не один раз, — отозвался Ауринт.
Он остановился перед тяжелой, окованной медью дверью.Маленькая принцесса
— Это здесь, — дрогнувшим голосом сказал Ауринт. — Здесь покои самого короля Трагимора. Лишь бы тут не крутился филин Красавчик. Премерзкая птица. Он все доносит своему повелителю.
Ауринт толкнул медную дверь, и она с натужным скрипом распахнулась.
— А я как раз тут! Ух! Ух! — послышался хриплый насмешливый голос. Филин Красавчик сидел на мраморной полке над камином. На его шее блестела длинная золотая цепь. — Тут как тут! И красив как всегда!
Уэнни замерла в дверях огромного зала. Тяжелые своды вздымались вверх и тонули в темноте. Мраморный камин казался разинутой пастью огромного чудовища. Сквознячок шевелил горстку холодной золы.
Вдоль стен стояли сундуки, большие, поменьше. На полках множество ларцов, ларчиков, шкатулок.
— Если даже приговор где-нибудь здесь, то мы его и за год не отыщем, — с отчаянием прошептала Уэнни.
— Эй, девчонка! — Филин Красавчик злобно нацелился клювом на Уэнни. — Где серая нитка? Как ты осмелилась ее развязать? Ну, сейчас я тебя проучу. Люблю выклевывать глазки!
И филин Красавчик ринулся вниз, прямо на Уэнни. Звякнула золотая цепь.
Девочка беспомощно подняла руки, пытаясь загородить лицо. Филин был уже совсем близко… Но в последний момент Ауринт на лету перехватил филина, крепко обмотав золотую цепь вокруг руки.
— Пусти! — прохрипел филин. — Не то хуже будет!
— Это тебе будет хуже, если не скажешь, что нам надо! — Ауринт еще крепче стянул цепь на его шее. — Попался! Видишь факел? Мигом подпалю твои красивые перышки!
— Все скажу, все скажу, — заголосил филин, с ужасом глядя на жаркое пламя. — Миленький, добренький Ауринт, пожалей старого филина! Вон смотри. Указ о казни в том деревянном ларчике, с краю на полке!
Уэнни бросилась к маленькому неприметному ларчику. Но, увы, ларчик был крепко заперт.
В нетерпении девочка подняла ларчик над головой и со всего маху швырнула его на мраморные плиты пола.

филин

Ларчик с треском раскололся. Уэнни нагнулась и торопливо подняла с пола свернутый в трубку указ. Тот самый! А вот и отпечаток ее пальчика. Красный как кровь.
— Прочь, мерзкая птица! — Ауринт выпустил филина.
— Спасибо, мастер Ауринт, век буду помнить! Улечу далеко-далеко! Ух! Ух!
Филин Красавчик подлетел к камину и нырнул в черный дымоход. Но хитрый филин вовсе и не думал улетать.
«Затаюсь-ка я тут, — решил он. — Может, что и разузнаю. А потом все доложу хозяину».
Уэнни стояла, словно остолбенев, глядя на страшный указ.
— Боже, как я могла? — бледнея, прошептала девочка. — Нет, это была не я. Будто кто-то другой… Король Трагимор заколдовал, одурманил меня.
Тем временем Смиринка быстро кинула несколько поленьев в камин.
— Скорей! Дай факел, Ауринт!
Сухие поленья занялись мигом. Поднялось высокое пламя.
Уэнни со вздохом освобождения бросила в огонь указ о казни Уэна.
Смиринка обняла девочку за худенькие плечи, крепко прижала к себе. Они стояли рядом и глядели, как корчится в огне пергамент с печатями. Черные буквы на нем шевелились как живые. С шипением на горящие дрова скатилась капелька крови.
— Погасите огонь! Погасите огонь! — донесся из каминной трубы отчаянный вопль филина. — Мои перышки, моя бесценная красота! Все погибло, пропало!
Послышался шорох крыльев, филин вылетел из трубы, и все стихло.
— Полетел доложить обо всем своему хозяину, — с тревогой сказал Ауринт. — Смирнка, Уэнни, надо скорей скрыться из дворца!
― А как же Уэн? — медленно проговорила Уэнни.

Глава 14 Душа Уэнни

Вечный Искатель шел по зыбкому песку, следя за узкой цепочкой маленьких следов.
«Эти следы оставила душа Уэнни», — в который раз подумал он.
Зеленый Мышонок притих, видно, уснул в кармане его куртки.
Мимо Вечного Искателя, извиваясь, проплыла белая лента тумана.
Вечный Искатель пригляделся. Нет, это не просто туман, это облачные дворцы, еле различимые зубчатые стены, склоненные деревья. Невесомая белка проплыла по воздуху и запуталась в гибких ветвях.
Вдруг Вечного Искателя окружила толпа прозрачных монахов. Они шли, низко склонив головы. Донеслось их негромкое пение. Откуда-то появилась белая лестница, по ней сбежал смеющийся ребенок. Но тут же воздушные ступени растаяли, все смешалось.
«Это сны! — догадался Вечный Искатель. — Сны, что привиделись спящим людям. Сам знаю, мне порой такое снится, особенно под утро».
А это что? Открытый гроб, а в нем мертвая девушка. Никогда Вечный Искатель не видел столь прекрасного лица. Чуть светясь, драгоценности украшали ее голову и руки.
«Кому же приснился такой невыразимо печальный сон?» — охваченный внезапной тоской, подумал Вечный Искатель.
В этот миг девушка улыбнулась и приподнялась. Она протянула руку красивому юноше, и тот подал ей букет туманных роз. Мимо Вечного Искателя проскользнул стройный олень.
Все они спешили, торопились, направляясь к какой-то неведомой Вечному Искателю заветной цели. Теперь он шел, окруженный со всех сторон мягко скользящими белыми призраками.
Но вдруг туманные видения расступились и Вечный Искатель, пораженный, замер на месте.
Прямо перед ним круто поднималась ввысь серебристая скала. Струистые облака венчали ее вершину туманной короной.
Вечный Искатель разглядел: внизу, у подножия скалы, мерцая, горит хрустально-голубой свет. Ему захотелось прикрыть глаза ладонью, так ослепительно было это лучистое сияние.Маленькая принцесса и змеи
Вечный Искатель пригляделся получше. Он рассмотрел сияющие тонкие руки, безнадежно поникшую голову, струящиеся по плечам кудри.
«Боже мой, это же душа Уэнни!» — Вечный Искатель с ужасом увидел, что голубое сияние приковано к туманной скале живыми змеями-цепями.
Вечный Искатель сделал несколько шагов к Скале Туманов. Теперь он хорошо видел сквозь кудри нежное лицо, прикрученные к скале тонкие светящиеся руки.
Но стоило ему только чуть-чуть приблизиться, как змеи-цепи зашевелились. Все, как одна, они повернули свои плоские головы, послышался тонкий угрожающий свист, шипение. Желтые неподвижные глаза уставились на Вечного Искателя.
— Не советую тебе подходить ближе — это смерть! — раздался позади чей-то глухой насмешливый голос. — Впрочем, и так минуты твоей жизни сочтены!
Вечный Искатель стремительно обернулся.
Позади него стоял король Трагимор. С его плеч падал косо срезанный плащ, похожий на крыло летучей мыши. Из глаз, клубясь, вырывался черный, как ночь, мрак.
«Все кончено! — с замирающим сердцем подумал Вечный Искатель. — Он настиг меня, а я безоружен».
— Что ж, вот она — долгожданная встреча! — с издевкой проговорил король Трагимор.
Король Трагимор неспешным движением достал из складок своего плаща старинный меч.
— Готов биться об заклад, тебе ведомо, что это за меч! — Трагимор криво усмехнулся, и одна его бровь вздернулась кверху. — Да, этим мечом я смертельно ранил твоего отца — короля Пелинора. А теперь я убью тебя!
«Погибельный Меч! — вспомнил Вечный Искатель. Его охватило чувство безнадежного отчаяния. — Так вот где поджидала меня смерть! И все же он не увидит растерянности и страха на моем лице».
— Не надейся, что я буду молить о пощаде, — твердо сказал Вечный Искатель. — Жаль только погибнуть от руки презренного негодяя!
Король Трагимор глухо вскрикнул. Одним яростным движением он выхватил меч из ножен.
Сверкнул острый клинок, обагренный кровью.
И вдруг… послышался серебристый вздох освобождения. Голубое сияние выскользнуло из хищных объятий живых цепей и поднялось ввысь. Пролетая над Трагимором, прозрачное видение легко коснулось Погибельного Меча. Прочертив в воздухе разноцветную радугу, сияющее видение исчезло.
И в тот же миг, о чудо! Погибельный Меч начал истончаться, покрываться трещинами, таять… еще мгновение — и он исчез, пролившись на землю крупными темно-алыми каплями.
— Проклятье! — громовым голосом возопил король Трагимор. — Что стряслось? Как освободилась душа Уэнни? Почему змеи-цепи отпустили ее? Неужели… неужели девчонка?..
— Именно, именно! Пробралась в твои покои, господин! Ух! Ух! — Черный филин с опаленными крыльями подлетел к Трагимору и опустился ему на плечо. — Девчонка сожгла приговор! А заодно сгубила мою красоту, — всхлипнул филин.
Неистовый вопль сорвался с губ Трагимора:
— Тысяча дьяволов! Маленькая дрянь, ты осмелилась сжечь приговор! Любовь, раскаяние освободили закованную душу, разрушили великую силу Погибельного Меча…
Король Трагимор в бешенстве отшвырнул от себя чешуйчатую рукоять меча. Она со звоном провалилась в невидимую бездну.
— Мое всесилие, бессмертие, вы ускользаете от меня! — задыхаясь от ненависти, прохрипел король Трагимор. — Столетиями я мечтал овладеть чистой душой ребенка! Я был так близок к цели… Но я отомщу тебе, бродяга!
Трагимор, зловеще усмехаясь, протянул вперед руку. На его пальце вспыхнуло алыми рубинами кольцо Змеиный Глаз.
— Взгляни на это колечко, сын короля Пелинора! — Черный дым, вытекающий из глаз короля Трагимора, коснулся лица Вечного Искателя. — Это кольцо Змеиный Глаз! Лишь я один во всей вселенной знаю тайное заклинание. И покорные ему змеи-цепи навек прикуют тебя к Скале Туманов. В тоске и отчаянии ты будешь молить о смерти как о высшей милости!
Голос Трагимора прозвучал как грохот отдаленной лавины в горах:
Глаз Змеи, Змеиный Глаз!
Слушай строгий мой наказ.
Пусть стоящий предо мной
Здесь закончит путь земной!
Вечный Искатель невольно зажмурился. Увы, он отлично знал, что сейчас случится. Покорные магическому заклинанию равнодушные и безжалостные змеи-цепи навсегда прикуют его к Скале Туманов.
Но скользкие, гибкие змеи даже не шевельнулись.
Трагимор взвыл, как смертельно раненный зверь:
— Проклятье! Ауринт изменил мне! Обманул своего господина! Значит, он смастерил кольцо после… После… Сначала он отрекся от меня. И теперь Змеиный Глаз мне больше не подвластен!
В этот миг Вечный Искатель почувствовал, что кольцо на его пальце шевельнулось как живое.
— Ты сам навлек на себя погибель! — звенящим от волнения голосом крикнул Вечный Искатель. — Настоящее кольцо Змеиный Глаз у меня! Вот оно! Смотри! А магическое заклинание ты произнес сам! Оно еще звучит в воздухе. Что ж, пусть свершится!
Вечный Искатель воскликнул торжествующе и повелительно:
— Змеи-цепи, покорные колдовскому кольцу, слушайте меня! Обвейтесь вокруг короля Трагимора. Пусть он навек останется здесь, прикованный к Скале Туманов!
Живые цепи радостно зашевелились, раправляя тугие гибкие кольца.
Король Трагимор с безумным воплем рванулся прочь, но поздно. Змеи-цепи настигли его, обвили руки и ноги, крест-накрест перехлестнули грудь.
Возле его плеча, прикрученный накрепко, глухо стонал обугленный черный филин. Золотая цепь сверкала на его облезлой шее.
Вечный Искатель снял с пальца кольцо и швырнул его прямо к ногам короля Трагимора:
— Тебе суждено до конца своих дней стоять тут и глядеть на это кольцо! Вот оно, у твоих ног. Такое спасительное, такое близкое, желанное, но не доступное тебе. Ты будешь задыхаться от ненависти и горького бессилия. Прощай, попавший в свою же ловушку злой чародей!
— Кольцо! Кольцо Змеиный Глаз, мне не дотянуться до тебя!.. — в исступлении простонал король Трагимор.
Он яростно рванулся, но змеи-цепи только туже стянули свои жестокие объятия. Черные клубы дыма выплыли из глаз Трагимора и окутали его и филина густым покрывалом.
Вечный Искатель оглянулся. Ветер уже занес легкие следы на песке.
«Как я найду дорогу назад? — с тревогой подумал Вечный Искатель. — Госпожа Бессонница мне больше не опасна. Теперь, когда чародей Трагимор навсегда прикован к скале, его колдовство бессильно. И проклятый гребень потерял свою магическую власть. Но как мне отыскать путь к прозрачной стене, к дверце, ведущей из Царства Сновидений?»
И вдруг Вечный Искатель увидел: там, где пролетело голубое сияние, по земле, как тропинка, стелется переливчатая радуга.
Туманные видения расступились, что-то лепеча, тихо, ласково, словно прощаясь с Вечным Искателем. И он уже уверенно пошел по разноцветной дорожке, уходящей вдаль.

Глава 15 Вечный Искатель прощается с друзьями

Ярко горели свечи в маленьком домике Вечного Искателя.
За столом сидели Уэнни и Уэн, тут же рядышком Смиринка и Ауринт. Вечный Искатель наливал в кружки сладкое виноградное вино. Зеленый Мышонок пристроился возле блюда с медовыми лепешками.
Он несколько раз приложился к стоящему перед Вечным Искателем кубку с душистым вином и не на шутку опьянел.
В конце концов пьяный Мышонок повалился на бок и уснул, уютно посапывая.
— А как ты освободился из тюрьмы, Уэн? — поинтересовался Вечный Искатель.
Все разом заговорили, перебивая друг друга:
— Кто-то пустил слух… Откуда-то все узнали, — начала Уэнни, — что король Трагимор исчез и больше уже никогда не вернется в свой дворец. Я бросилась бежать…
— Уэнни неслась как ветер, — весело прервала ее Смиринка. — Она сбросила с ног туфельки на каблуках, чтобы бежать быстрее.
— А вокруг что творилось! — засмеялся Ауринт. — Придворные как с ума посходили! Хватают, тащат, волокут все без разбора. Узорные кубки, драгоценную посуду, даже ложки, вилки. Потом они попрыгали в кареты и укатили кто куда…
— Подожди, дай сказать, — перебил Ауринта Уэн. — Слышу крик, визг, грохот. Стражники, охранявшие меня, засуетились. Бросили на пол связку ключей да как драпанут вверх по лестнице. Я сквозь решетку дотянулся до ключей и открыл дверь. Бегу, а навстречу Уэнни…
— Бегу, а навстречу Уэн… — с улыбкой счастья сказала Уэнни.
Никогда еще не было так весело в маленьком домике Вечного Искателя. Небо за окном стало бледно-розовым. Потрескивая, догорали свечи.
— Ты потеряла свою чудесную красоту, дитя мое, — проговорил Вечный Искатель. — Ты не грустишь о ней?
— Я?.. — Уэнни засмущалась, взглянула на Уэна.
— Ничего она не потеряла, — горячо воскликнул Уэн. — Так она гораздо красивее. Вы только посмотрите, как светятся ее глаза! А улыбка? Такая добрая, милая. А веснушки? Это солнечные лучики целовали ее в обе щеки!
— Друзья мои, — тихо сказал Вечный Искатель. Что-то особенное было в его голосе и взгляде, и все невольно притихли, глядя на него. — Сегодня я ухожу от вас, ухожу далеко.
— Куда? — еле слышно прошептала Уэнни.
— Я возвращаюсь в свой старый замок на берегу Северного моря. Там холодный ветер и чайки влетают в окна. Огромным залам нет конца. Есть башни, в которых я ни разу не бывал, так велик замок моего покойного отца, короля Пелинора. Пойдемте со мной, мои дорогие! Каждый выберет себе башню, какую пожелает. Отправимся сейчас, не будем медлить!
— Вообще-то мне хотелось пожить в нашем старом домике под соломенной крышей, — с запинкой сказала Уэнни.
— А я соскучился по моему сеновалу, — смущенно сказал Уэн. — Нигде так сладко не спится, как на сене.
Вечный Искатель долгим взором посмотрел на Уэнни и Уэна и молча кивнул головой.
— А ты, Ауринт? — спросил он и, словно зная ответ, грустно улыбнулся.замок
— Да я вроде договорился вернуться к моему учителю — старому золотых дел мастеру. Стану опять его подмастерьем, — нерешительно сказал Ауринт.
— А ты, Смиринка? Что ты так печально глядишь на меня своими зелеными глазами? — Вечный Искатель ласково погладил руку Смиринки.
— Мне жаль, что ты уходишь от нас, господин, — тихо ответила Смиринка. — Но как же я расстанусь с Ауринтом? Ведь скоро наша свадьба.
— Я тоже остаюсь, — сонно пробормотал Мышонок. — Здесь у меня в каждом доме полно друзей и родственников. Дайте еще глоток вина отважному мышонку. Я выпью за здоровье Вечного Искателя!
— Хватит тебе, малыш! — строго сказала Смиринка. Но Мышонок уже крепко спал, сладко посапывая.
Вечный Искатель перешагнул через порог, постоял на крыльце и спустился по ступеням.
— Постой, постой! — закричала Уэнни и бросилась вслед за ним.
— Ты надумала идти со мной, дитя мое? — с удивлением остановился Вечный Искатель.
— Нет, — проговорила Уэнни и вдруг расплакалась. Она обняла обеими руками Вечного Искателя за шею, спрятала лицо у него на груди. — Ты столько сделал для меня… Если бы не ты…
Вечный Искатель погладил растрепавшиеся кудри девочки.
— Останься с нами, — всхлипывая, попросила Уэнни. — Мы тебя любим…
— Ну-ну, не надо так плакать, моя девочка, — Вечный Искатель с нежностью поцеловал Уэнни в лоб. — Ну вот, даже кудри намокли от слез. Поверь, так надо. Я должен вернуться в замок моего отца — короля Пелинора. Но сердце подсказывает мне, мы еще увидимся.
И Вечный Искатель, уже не оглядываясь, пошел по дороге, которая, петляя, исчезала среди деревьев. Лучи утреннего солнца брызнули из-под влажных хвойных веток, и его седые волосы теперь казались золотыми.
— Мы еще увидимся… — прошептала Уэнни. — Мы отыщем его замок, да, Уэн?
— Даже если нам придется обойти весь берег Северного моря, — тихо ответил Уэн. И это прозвучало как клятва.

свиток в огне


- КОНЕЦ -

Повесть Прокофьевой С. Иллюстрации. А. Власова