Мышонок по имени Вольф - Страница 2

1 1 1 1 1 Рейтинг 4.63 [8 Голоса (ов)]

Мышонок по имени Вольф (сказка Дика Кинга-Смита)



Глава четвёртая
ЛОВУШКА

— Прекрасно, Вольф, просто прекрасно! — вскричала Мэри, когда песня подошла к концу. — Подумать только: я — мать первой в мире поющей мыши!
И, пробежав по клавиатуре, она любовно ткнула своего ребёнка мордочкой.
— Да ты просто гений! — заявила она. — Спой мне ещё что-нибудь, будь паинькой.
— А что бы ты хотела, мамочка? — спросил сын, но мать ничего не ответила.
Она вдруг пригнулась и будто окаменела, шёрстка у неё встала дыбом, а глаза выпучились от страха. Она смотрела певцу через плечо.
Быстро оглянувшись, Вольф увидал кота, кравшегося по ковру. Шея у кота была вытянута кверху, жёлтые глаза глядели прямо на двух мышей, сидевших на рояле. Он весь подобрался, готовясь прыгнуть.
Вольф мгновенно сообразил, что соскочить на пол было равносильно самоубийству. Кот сцапал бы одного из них или обоих раньше, чем они достигли бы спасительной норки.Мышонок по имени Вольф
— Мамочка, скорей! — крикнул он. — За мной! — И, сделав отчаянное усилие, он вскарабкался на рояль прямо по надписи «Стейнвей и сыновья» и шмыгнул внутрь инструмента. Мэри последовала за ним.
Вряд ли мышам удалось бы спастись от кота в паутине туго натянутых струн, если бы не вмешалась Судьба.
Кот вспрыгнул на правый край рояля, но, на своё несчастье, приземляясь, сшиб подпорку, державшую поднятой крышку рояля. Тяжёлая крышка, ничем теперь не поддерживаемая, упала, но кот с присущей всему кошачьему роду молниеносной реакцией мгновенно развернулся, чтобы спрыгнуть на пол.
И всё-таки реакция была недостаточно быстрой.
Крышка рояля захлопнулась, но не с таким грохотом, какого можно было ожидать, — стук был слегка приглушённым. Между крышкой и самим роялем застрял кончик рыжего хвоста. От сильного удара крышка слегка подскочила, и кот, освободившись, опрометью кинулся вон из гостиной.
В последующие дни слегка раздавленный кончик кошачьего хвоста зажил, но в памяти кота на всю жизнь остались незаживающие шрамы от этой встречи.
Кот и не подозревал, что сам был виноват в случившемся, и остался при убеждении, что всё это подстроили мыши.
«Именно мыши разбудили меня своим шумом, — думал кот, — заманили таким способом в комнату, а потом запрыгнули в рояль, зная, что я брошусь за ними. Именно мыши захлопнули ловушку, чтобы зажать мне хвост».
А Мэри и Вольф даже не догадывались, что с этой минуты кот больше не представлял для них угрозы. С этих самых пор (о чём мыши не подозревали) они жили в одном доме с котом, испытывавшим смертельный страх перед мышами.
Они знали сейчас лишь одно: они в западне.
Они боязливо обследовали в темноте нутро рояля, ища способ выбраться наружу, но не нашли. И каждый раз, как они пересекали туго натянутые струны, их лапки производили тихое нестройное звяканье — так сказать тренькающую сонату для двух мышей и фортепьяно.
Наконец вымотанные стараниями соблюдать равновесие на десятках туго натянутых струн, они прилегли, прижавшись друг к другу в темноте.
— Ох, Вольфганг Амадей! — вздохнула Мэри.
— Ты что, сердишься на меня, мамочка? — спросил Вольф.
— Нет, нет, родной. Твоё полное имя я употребила только потому, что подумала, как великолепно оно звучало бы, если б ты стал знаменитым певцом. Но теперь тебе им уже не стать.
— Почему, мамочка?
— Потому что нам суждено умереть здесь, тебе и мне, на этой холодной проволочной постели.
— Нет, мамочка, этого не будет, — возразил Вольф. — Хозяйка играет на рояле каждый вечер и всегда с поднятой крышкой. Скоро она придёт и поднимет крышку, и тогда мы побежим домой.
— Домой, — вяло произнесла Мэри. — Что-то говорит мне, что дома нам уже не видать. Если хозяйка и поднимет крышку, в чём я сомневаюсь, так это чтобы впустить туда кота.
— Взбодрись, мамочка, — сказал Вольф. — Я спою тебе песню.Мышонок по имени Вольф
Он вспомнил вещь, которую порой хозяйка играла по вечерам, когда за окном смеркалось и в гостиной постепенно темнело. Мышонок сел на задние лапки и запел. Конечно, он не знал, как называется песня, не знал слов, да и не мог бы их понять, но ему почему-то подумалось, что эта нежная мелодия должна успокоить переволновавшуюся маму.
И так был Вольф поглощён собственным пением и так увлечённо слушала восхищённая Мэри, что оба не услыхали шагов, приближающихся к роялю.
Очень медленно, очень осторожно хозяйка подняла крышку инструмента и увидела внутри двух мышей — одна из них не спускала глаз с другой, поменьше. А маленькая мышка, к полному изумлению старой женщины, пела старинную балладу высоким чистым голоском, и пела нисколько не фальшивя. Ни малейших сомнений в том, что именно она пела, быть не могло; это была «Прекрасная мелодия любви».

Глава пятая
УРОК

Вольф сидел спиной к поднимающейся крышке. Более того, он так упивался своим новоприобретённым даром, что закрыл глаза от наслаждения.
Исполнив песню, мышонок открыл глаза и опять увидел, что его мама с ужасом смотрит через его плечо. Он быстро оглянулся и увидал большое круглое человеческое лицо, заглядывавшее внутрь рояля. И он опять крикнул: «Мамочка, скорей! За мной!»
Они выскочили из глубины рояля, спрыгнули на клавиатуру, круто свернули направо, промчались до конца по басовым клавишам, затем — вниз по ножке рояля и шмыгнули в норку.
Хозяйка аккуратно поставила на место подпорку и села на табурет за рояль. На какой-то момент ей даже подумалось, не снится ли ей всё это, но, сильно ущипнув себя, она почувствовала боль и решила, что это не сон.
— Ох, — тихонько пробормотала она. — Представить только: у меня в доме живёт первая в мире поющая мышь!
Она поработала пальцами, чтобы восстановить гибкость, и начала очень тихо играть «Прекрасную мелодию любви».
Вот было бы приятно, думала она, если б мышка опять вышла и стала петь под мой аккомпанемент. Но такого не бывает.
Миссис Ханиби (такова была её фамилия) встала с табурета, опустилась на четвереньки — надо сказать, с трудом, так как была немолода и суставы её несколько одеревенели, — и увидела норку в плинтусе за левой передней ножкой рояля.
Большинство людей, обнаружив у себя в доме мышей, немедленно начинают думать о мышеловках и ядах или же, если у них имеется кошка, надеются, что кошка разрешит эту проблему. Но миссис Ханиби и в голову ничего такого не могло прийти. Она любила всех животных без исключения и помыслить не могла, чтобы убить любое существо, будь это даже оса или муха.
Поэтому её немедленно встревожила мысль о коте, который в своё время просто заявился с улицы и вселился в дом миссис Ханиби. Сейчас, обнаружив, что в доме водятся мыши, хозяйка сразу осознала, какую угрозу представляет для них кот.
«Он может убить мою поющую мышку, — подумала она. — Нельзя больше впускать его сюда». Она поднялась с пола и плотно закрыла дверь, не подозревая, что и так ничто на свете не могло бы заставить рыжего кота войти в гостиную.
Усевшись опять за рояль, миссис Ханиби задумалась: что сыграть. В молодости она выступала с концертами и, хотя теперь ревматизм ограничил её возможности, всё же любила играть небольшие пьесы своих любимых классических композиторов — Брамса, Бетховена и, разумеется, Моцарта. Ей нравились популярные песни, баллады и народные мелодии.
Ей вдруг пришло в голову устроить проверку поющему мышонку. «Прекрасную мелодию любви» он мог выучить, сидя в своей норке и слушая, как она её играет.
— Хорошо же, милая мышка, — сказала миссис Ханиби. — Я тебе сыграю другую мелодию, что-нибудь совсем простое, и посмотрим, скоро ли ты её выучишь. Что бы такое выбрать?
И поскольку она думала именно об этих маленьких зверьках, то воскликнула:
— Знаю! «Три слепые мышки»! Не важно, что здесь их только две и они отлично видят. Слов им всё равно не понять. Нужна только мелодия.
И вот не меньше десяти минут старая миссис Ханиби снова и снова играла «Трёх слепых мышек».
Сперва она просто играла мелодию, но потом стала произносить слова этой старой детской песенки.
«Какая ужасная эта жена фермера, — думала миссис Ханиби, пока пела. — Только представить себе: отрезала хвостики у мышей, да ещё у слепых! Ненавижу жестокое обращение с животными».
— Ну вот, — она наклонилась поближе к норке, когда последние звуки затихли, — теперь ты уж наверняка это выучишь.
И она встала и вышла из гостиной, старательно закрыв за собой дверь.
Позже вечером, поужинав, покормив кота и собираясь ложиться спать, она не удержалась и решила подслушать под дверью, не поёт ли мышонок. Она приложила ухо к скважине, но внутри стояла тишина.
Миссис Ханиби вздохнула. Но не успел замереть вздох, как она расслышала высокий чистый голосок, без малейшей фальши исполнявший «Три слепые мышки».
На сей раз Вольф пел не просто «ля-ля-ля». Повторяя про себя новую мелодию, он, пока миссис Ханиби обедала, сочинил к мелодии слова.
Миссис Ханиби, конечно, не могла этого знать, но вот что мышонок по имени Вольф пел:
Певчий мышонок!Мышонок по имени Вольф
Певчий мышонок!
Слушайте все!
Слушайте все!
Он заливается как соловей!
Слышал ли кто-нибудь песню нежней?
Слышал ли кто-нибудь этакий вздор —
Сладко поющая мышь?


Глава шестая
ПРИМАНКА

У миссис Ханиби и мамы Мэри, хоть они этого знать не могли, было кое-что общее. Обе были вдовами.
Мистер Ханиби мирно скончался от сердечного приступа много лет назад, а сердце супруга Мэри прекратило биться в результате отнюдь не мирной встречи с кошкой.
Однако в остальном миссис Ханиби и Мэри были совсем не похожи.
Мэри нисколько не горевала по своему супругу. А миссис Ханиби, напротив, очень скучала по своему. У Мэри её любимый сынок оставался при ней. А дети миссис Ханиби и сами были уже немолоды, и жили вдали от неё, так что она редко видалась с ними и внуками.
Какое-то время она разговаривала с рыжим котом, но в последнее время животное превратилось в комок нервов. Дверь в кухню требовалось смазать, а пока каждый раз, как миссис Ханиби открывала её, дверь испускала мышиный писк, и каждый раз кот выпрыгивал из своей корзины и кидался опрометью на улицу через кошачий лаз.
Быть может, из-за одиночества исполнительницы многие мелодии, которые слушал Вольф, были довольно грустные. Но однажды утром мышонок проснулся от звуков весёлой мелодии. Более того, хозяйка при этом пела.
Дело в том, что накануне миссис Ханиби, которая частенько разговаривала сама с собой, хорошенько отчитала себя.
— Джейн Ханиби, — сказала она сурово, — ты превращаешься в несчастную старуху и музыку выбираешь соответствующую. Чего доброго, ты скоро похоронный марш заиграешь. Лучше-ка пересчитай, дорогуша, какие тебе выпали удачи. Многим ли повезло иметь в доме поющую мышь? Да никому. Ну так выбери что-нибудь весёленькое и научи своего мышонка. И тогда он будет её петь и подбадривать тебя.
Она ненадолго задумалась, а потом улыбнулась и запела песенку, которую пела ещё девочкой:
Мы плясать пойдём,
Петь и кружить!
Друзей себе заведём,
Чтоб весело было жить!
Может с неба литься
Самый сильный дождь.
Будем веселиться!
Очень день хорош!
Мы плясать пойдём,
Петь и кружить!
Друзей себе заведём,
Чтоб весело было жить!

Понравилась сказка? - Поделись с друзьями!

 

Система Orphus

 

 

 

 

 

 

 

Система Orphus