Магнус-Супермыш - Страница 5

1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 [1 Голос]

Магнус-Супермыш (сказка Дика Кинга-Смита)



Глава седьмая
САРАЙ В САДУ

Когда ликование улеглось и Магнус взобрался на стол, чтобы быть представленным кролику («Зови меня дядя Роланд, дорогой мальчик»), всем стало ясно, что ячейки проволочной сетки слишком малы и Магнусу в клетку не попасть. Ему даже лапу внутрь было не просунуть.
— Укусить! — выпалил Магнус, и его так возбудила эта идея, что, испытывая к тому же зверский голод, он разразился самой длинной за его пока недолгую юность речью: — Магнус делает большую дыру! Войти в домик дяди Роланда! Съесть всю еду! Хорошо!
Маделин, услышав такие речи, просияла, испытывая глупую материнскую гордость; Марк Аврелий отнёсся к ним более взвешенно.
— Подобный образ действий, разумеется, возможен, — заметил он. — Зубы, острота которых позволяет прокусить кошачий хвост, с лёгкостью расправятся с проволокой. Уж в этом-то я не сомневаюсь.
— Я тоже, — проговорил Роланд. — Но я бы спросил: а разумно ли это?
— В каком смысле?
— Рассмотрим положение дел. Наше общее существование зависит от людей, особенно в моём случае, косвенно — в вашем. Вообразите их чувства сегодняшним утром, когда они увидят своего кота. Его куцый хвост. Возможно, они решат, что это несчастный случай. Или же соседская собака. Но если они вдобавок явятся сюда — а они скоро придут кормить меня — и найдут не просто улику, лежащую на земле, но и огромную дыру в моей клетке, то что они, по-вашему, подумают?
— Подумают, тут не пойми что творится, — небрежно ответила Маделин.
— Нет, Мадди, нет, — сказал Марк. — Мистер Роланд прав. Люди решат, что виновник он. Все улики укажут на него.
— А люди едят кроликов, — тихо заключил Роланд. — Не забывайте.
При слове «едят» Магнус, до тех пор не понимавший, о чём идёт речь, впился зубами в сетку.
— Нет, Магнус! — резко сказала Маделин. — Мамочка говорит «нет!».
От удивления Магнус отпустил проволоку, но затем быстро последовала другая реакция. Никогда ещё ему не перечили, никогда ничего не запрещали, ни в чём не отказывали. И он сердито крикнул матери:
— Мамочка нехорошая! Магнус хочет укусить проволоку! Магнус хочет есть!
— Пожалуй, тебе стоит задобрить его, Мадди, дорогая, — неуверенно посоветовал Марк Аврелий. — Нам не нужны раздоры.
— Раздоры?! — Маделин повысила голос. — Задобрить?! Да я ему покажу что почём, если не будет слушаться, вот и всё. Оставь в покое проволоку, Магнус, и слезай со стола, сию же минуту, слышишь, гадкий мальчишка!
Последовало минутное молчание и потом весьма недовольным тоном гадкий мальчишка произнёс:
— Магнус укусить мамочку.
Этого уже нервы Маделин не выдержали. Может, она и обожала этого ребёнка больше, чем кого бы то ни было из детей, но всему есть предел. Её воспитали в уважении к старшим, к более опытным, и заговаривать младшим следовало, только когда к ним обращаются. «Детей должно быть видно, а не слышно». У Маделин до сих пор звучит в ушах ледяной голос старой незамужней тётки, провозглашающей это правило. В бешенстве Маделин выскочила из клетки на стол и впилась острыми как иголки зубами в его большой нос. Раздался взвизг боли, отчаянное царапанье когтей — Магнус пытался сохранить равновесие, качаясь на краю стола с клеткой, — а затем громкий удар, когда Магнус хлопнулся на землю.
— Поделом тебе! — крикнула ему вслед Маделин. Потом обернулась к Марку Аврелию: — Это твоя вина, Маркуша. Ты должен был проявлять больше строгости, когда он был маленький.
И она соскользнула вниз по ножке стола.
Роланд бешено задёргал носом, заметив выражение, появившееся на физиономии Марка.
— Весьма решительная дама, — сказал он своим густым голосом. Марк не ответил, и кролик продолжал: — При всём том мы не решили проблемы, как накормить парня, не так ли?
Марк Аврелий по-прежнему молчал. Всегда такой выдержанный, сейчас он переживал сумбур чувств. С одной стороны, его мучил страх, который он всегда испытывал, покидая спасительную норку. С другой стороны, он отчасти гордился победой Магнуса над котом, отчасти не одобрял дерзости сына. А с третьей — он стыдился того, что жена отчитала его, и в высшей степени, по его мнению, несправедливо, в присутствии достойнейшего нового друга.
Всё это угадал Роланд.
Внизу, под ними, слышался жалобный голос Магнуса: «Мамочка сделала больно» — и голос Маделин, заканчивающей инцидент так, как обычно делают матери: «Надо было слушаться мамочку. Мамочка знает лучше, что надо делать. Ну хватит, не плачь, сейчас мамочка поцелует твой носик».
Роланд медленно обернулся к Марку Аврелию, его длинные мягкие уши прошуршали по полу клетки.
— Женщины умеют справляться с такими вещами, не правда ли, старина? — сказал он тоном, каким говорит мужчина с мужчиной. — Но всё-таки главный в семье — это кормилец, правда? Ну а теперь тебя, главу семьи, несомненно волнует, как разрешить проблему пропитания вашего сына?
— Да, — отозвался Марк.
— И ты, разумеется, сообразил, с твоим-то интеллектом, что где-то имеется большой запас смеси, которой кормят меня?
— Да, — повторил Марк.
— Ты же догадливый, знаешь, небось, где они это держат?
Марк изо всех сил постарался придать себе осведомлённый вид.
— Так я и думал, — продолжал Роланд. — Я должен был знать, что при твоём уме ты уже догадался, где хранится корм.
— То есть это… — с надеждой протянул Марк, — в…
— Именно, — ответил Роланд. — И на твоём месте я бы соскочил вниз и сказал твоей превосходной жёнушке, чтобы она перестала волноваться, потому, что ты всё уже продумал. Держись уверенно. Да что я говорю? Ведь любому ясно, кто в доме главный.
— Именно, — подтвердил Марк.
— Да, кстати, это в сарае с цветочными горшками, — добавил Роланд, подёргивая носом.
— Ну да, конечно, — отозвался Марк Аврелий. — По правде говоря, я как раз туда и направляюсь.
Маделин по меньшей мере удивилась, чтобы не сказать больше, когда Марк Аврелий спустился по ножке стола и резко приказал:
— За мной! Бегом!
«Надо же! — сказала себе Маделин. — Что это на него нашло? Надеюсь, он знает, куда идти, он же слеп, как летучая мышь».
Она уже повернулась, чтобы следовать за своим повелителем, как вдруг ей пришла в голову новая мысль.
— Магнус, — сказала она, — подбери кончик кошачьего хвоста и перекинь его в соседский сад. А потом иди за нами. «Пускай на кого-нибудь другого думают», — решила она и бросилась бегом вдогонку за Марком.
— Куда мы идём, Маркуша? — запыхавшись, спросила она, нагнав мужа.
— В сарай с цветочными горшками! — прокричал Марк Аврелий уверенным голосом.
Сарай стоял в дальнем углу сада по диагонали от свинарника, причём находился чересчур далеко, настолько далеко от их летнего и зимнего жилища, что они там никогда не бывали. Тем не менее Маделин знала, где он, а муж её, как она справедливо полагала, не знал. Что-то подсказало ей не подвергать сомнению его новоприобретённую уверенность. Она поравнялась с ним и стала деликатно подталкивать на бегу в нужном направлении. Сзади слышался топот нагонявшего их Магнуса.Магнус-Супермыш
Добежав до открытой двери в сарай, Марк Аврелий остановился и обернулся к жене и сыну. Мышиный Моисей, он привёл свой народ к «земле обетованной» и теперь хотел, чтобы этот момент запечатлелся в их сознании в полной мере.
— Здесь настоящее изобилие! — крикнул он и забрался на стопку ящиков, а с них — на полку. Там его нос учуял (зрение, как известно, было у него слабое) запах кроличьего корма. Но чего нос не учуял, так это опасности, находившейся между ним и чудесно пахнущим бумажным пакетом, к которому он столь опрометчиво кинулся. Маделин разглядела опасность, но было уже поздно.
— Маркуша! — завопила она в ужасе. — Осторожно! Стой… — Но слова её оборвал страшный звук, не раз служивший погребальным звоном для многих и многих мышей.
«Трах!» — захлопнулась мышеловка.

Глава восьмая
ПАПОЧКА ГОВОРИТ «СПАСИБО»

На всю жизнь запомнил Магнус звуки, которые издавал его отец в мышеловке. И тем страшнее было их слышать, что звуки эти были очень тихие.
Марк Аврелий, сослепу бросившийся прямо к мешку с кроличьим кормом, наступил на край дощечки, служившей основанием ловушки; пружина соскочила, и жестокая металлическая скоба, захлопнувшись с быстротой молнии, прижала ему пальцы на левой ноге.
— Ой-ой-ой! — тихонько застонал Марк Аврелий. — Ой-ой-ой!
Маделин чуть не сошла с ума от горя при виде страданий мужа, слыша его стоны.
— Маркуша! Маркуша! — шептала она дрожащими губами. — Что делать-то?
Она знала — ни одной мыши не удалось спастись из мышеловки. Даже те, кто избежал перебитой шеи, кому придавило хвост, уши или ноги, всё равно погибали в муках от шока, от боли или голода. Да и рано или поздно появлялись люди.
Как раз когда Маделин это подумала, она увидела в открытую дверь сарая, как из дома вышел хозяин с небольшим ведёрком в руке и направился через лужайку прямо к ним.
Если б только у неё хватило силы приподнять пружину и освободить несчастного пленника! Но для этого понадобилась бы мышь гигантской силы. Мышь с мощными челюстями. «Супермыш! — подумала она. — Конечно, конечно!»
— Магнус, быстро сюда, времени терять нельзя!
Мужчина был уже на пол пути к сараю.
Магнус неуклюже приблизился и сочувственно лизнул в нос стонущего отца. При этом отец чуть не захлебнулся. Потом Магнус обнюхал незатейливую ловушку.
— Что это? — спросил он.
— Мышеловка, — ответила Маделин.
— Гадкая.
— Разумеется, гадкая, глупыш! Не болтай, лучше выпусти папочку. Возьми зубами вот эту металлическую штуку и подними её кверху.
Магнус ухватился зубами за пружину и вздёрнул её вверх в том месте, где находились пальцы Марка. Ловушка вместе с мышью взвилась в воздух.
— Ой-ой-ой! — пискнул Марк Аврелий.
— Нет, нет, не так! — закричала Маделин. — Встань с другой стороны, Магнус. Поставь лапу вот тут, прижми дощечку.
Магнус повернулся, наступил на основание мышеловки и опять вцепился в металлическую пружину. Он тянул её изо всех сил, но крепкая пружина не поддавалась, и казалось, даже ему не под силу оттянуть её.
Вне себя от волнения, слыша шаги человека за дверью, Маделин грозно заверещала:
— Сильней! Сильней тяни! А то опять укушу за нос!
Услышав такую страшную угрозу, Магнус резко вздёрнул голову, пружина приподнялась, всего лишь чуть-чуть, но и этого хватило Марку Аврелию, чтобы вытащить ногу.
— Быстро, быстро! — зашипела Маделин. — Туда, за горшки, оба!
И когда мужчина вошёл в сарай, мышей там как не бывало. Он взял пакет с кроличьей едой и вытряс часть в ведёрко. Поскольку голова у него была занята чем-то другим, он не заметил мышеловки, валявшейся там, где Магнус уронил её, не заметил следов от его зубов на ржавой пружине и подсыхающих тёмных пятнышек крови на деревянной подставке.
Когда шаги мужчины стихли вдали, вся троица вылезла из укрытия. Магнус сразу устремился к пакету с кормом. Он разорвал его, и когда густой коричневый поток вытек на полку, он жадно набросился на него и челюсти его ритмично задвигались.
Марк Аврелий показался из-за цветочных горшков, хромая со страдальческим видом, Маделин заботливо поддерживала его.
— Ох, Маркуша, Маркуша, у тебя все пальчики переломаты, — прошептала она.
— Переломаны, — механически поправил Марк.
— Да знаю, знаю, родной. Очень болько?
— Больно, Мадди. Да, очень. — Он помолчал. — Именно так, очень больно.
— Попробуй поесть немножко, дорогой, — нежно уговаривала Маделин, — а я покамест почищу рану. — И она принялась лизать раненое место.
— Давай, папочка, — пригласил его Магнус, набив полный рот. — Хорошая кормёжка. Папочке станет лучше.
Поздним утром дела пошли на лад. Нога у Марка Аврелия всё ещё сильно болела (и хромота, кстати, осталась у него на всю жизнь), но вкусная еда и нежный уход жены почти вернули ему прежнюю словоохотливость. Чувство вины, которое он испытывал с тех пор, как язвительно говорил о сыне с Роландом, плюс искренняя благодарность за спасение воодушевили его на короткую, но торжественную речь.
— Магнус, мой мальчик, — начал он, — я должен поблагодарить тебя от глубины, можно сказать, души за твой беспримерный подвиг, за избавление меня от… от того предмета. — Он не мог заставить себя произнести слово «мышеловка». — Если бы не ты, я, безусловно, испробовал бы то средство от всех болезней, то состояние холода, которое уравнивает мышь высокого и мышь низкого происхождения, которое всё завершает, которое рано или поздно является и забирает всех. Прими же мою благодарность, дорогой мальчик. Мою вечную, выражаясь точнее, благодарность.
Магнус смотрел на отца с непонимающим видом.
— Папочка говорит «спасибо», — пояснила Маделин.
Она нежным взглядом окинула своих любимых. Муж, конечно, страдал от боли, но был жив, в здравом уме, избежал страшной участи! А его спаситель, их сын, этот супермыш, чьи крепкие зубы всё ещё продолжали трудиться, чей толстый живот надулся от сытости… Какой же он великан среди мышей! «Считается в высшей степени почётным», — так сказал этот славный мистер Роланд. Всё вокруг казалось прекрасным.
Но тут же Маделин, как ей было свойственно, впала в волнение. За Марком Аврелием надо ухаживать, заботиться о нём. Но где? Сам он какое-то время добывать себе пропитание не сможет, значит, надо, чтобы где-то поблизости находился порядочный источник пищи.
Вернуться назад, в дом? Нет, Магнусу туда не попасть, и хотя Марку было бы тепло в его кабинете, какая морока таскать ему еду по всем длинным ходам за обшивкой, да и добывать её сейчас нелегко.
Остаться тут, в сарае? Разве что одному Магнусу, — корму тут полно, Магнус молод, силён и шкурка у него густая, холод ему нипочём. Но для Марка это не годится. Ему нужно тепло, уютная постель. Вернуться в свинарник? Но сейчас они там полностью будут лишены мало-мальских удобств.
Как правило, Маделин без труда принимала здравое решение. Ей сейчас не хотелось тревожить Марка Аврелия, обращаясь к нему за советом, тем более что он как раз спал тревожным сном и его повреждённая нога неуклюже торчала вбок. Маделин бросила взгляд на Магнуса.
И тут, возможно из-за его сегодняшних подвигов, он показался ей уже не ребёнком, а вполне взрослым. «По крайности надеюсь, что он уже вырос», — подумала она и впервые обратилась к нему за советом.
— Магнус, — сказала Маделин, — как бы получше устроить папочку, чтоб ему было тепло, уютно и еда была, пока он не поправится?
— Пшлы дярол, — невнятно пробурчал Магнус, не поднимая головы и продолжая есть.
Вмиг Маделин опять превратилась в суровую сторонницу дисциплины.
— Да ты как смеешь отвечать мне с набитым ртом? — рявкнула она. — Ещё раз попробуешь, я тебе уши надеру!
Магнус поспешно попятился и проглотил то, что было во рту.
— Идти к дяде Роланду, — ответил он. — Хороший. Безопасно, нет кошек, нет ловушек. Много корма. Папочке понравится.
Маделин задумалась. Она не сомневалась, что кролик предложит им приют, рядышком с ним будет тепло, вдоволь пищи и воды. Но путь туда очень долгий, Марк Аврелий хромает, он будет лёгкой добычей.
— Идти в темноте, — произнёс Магнус, как будто прочёл её мысли.
— Но совы…
— Укусить сову! — радостно выкрикнул Магнус.
— А как же ты?
— Вернуться сюда. Удобно прятаться. Вкусная кормёжка.
И так всё и произошло. Вечером, когда стемнело, все трое выбрались из сарая и побрели назад, в сторону кроличьей клетки — Марк, преодолевая боль, на трёх ногах; Маделин беспокойно вглядываясь в темноту и принюхиваясь; Магнус уверенно, поводя из стороны в сторону большим носом в поисках кого-нибудь гадкого, кого следовало укусить.Магнус-Супермыш
Когда вышла луна, всё уже успокоилось. В клетке двое мышек крепко спали, каждая под большим вислым ухом Роланда, которые прикрывали их точно роскошные бархатистые белые одеяла.
Магнус же возвратился в сарай в саду, и чавканье возобновилось. Когда на другое утро мужчина явился с ведёрком за кормом, он застыл в дверях, разинув рот. На полке лежал картонный пакет, в котором раньше хранился в большом количестве кроличий корм. Теперь пакет был пуст. Затем мужчина обратил внимание на ловушку, подобрал её с пола и заметил на ржавой пружине свежие следы мощных зубов.
— Крысы! — воскликнул он вслух. — Не иначе. Целое нашествие крыс! — И он поспешил через лужайку назад, в дом, чтобы вызвать крысолова.

Понравилась сказка? - Поделись с друзьями!

 

Система Orphus

 

 

 

 

 

 

 

Система Orphus