Магнус-Супермыш - Страница 6

1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 [1 Голос]

Магнус-Супермыш (сказка Дика Кинга-Смита)



Глава девятая
КРЫСИНЫЙ ДЖИМ

Крысолов был личностью популярной в домах и на фермах деревни и всей округи. Из тех, кто всегда под рукой. Он, конечно, занимался и мышами, и кротами, и вообще всеми, кого считал вредителями, но главный его интерес отражался в его прозвище.
Никто, даже самые маленькие дети не называли его мистер Джонсон. В лицо все звали его Джим. Но за спиной именовали Крысиный Джим.
Если вспомнить, как выглядели самые знаменитые крысоловы, то Крысиный Джим был их полной противоположностью. Гаммельнский, например, крысолов был «высок и худ, с острым взглядом голубых глаз и длинными светлыми волосами». Крысиный Джим был толстым коротышкой, и глаза у него были мутные, как вода в утином пруду.
Когда он на следующее утро явился в тарахтящем автофургоне, Магнус спал в старом резиновом сапоге, где и провёл всю ночь. (В сарае валялось несколько старых сапог, причём все — на правую ногу. У хозяина дома всегда рвались левые сапоги, но он сохранял правые, надеясь, что, может, всё ещё переменится.)
Заслышав людские голоса, Магнус проснулся. Сперва он стал обдумывать, закричать ли ему «гадкий!» или «укусить!», но что-то подсказало ему, что лучше промолчать.
— По моим расчётам тут вчера оставалось не меньше двух фунтов кроличьего корма, — говорил хозяин, заходя с крысоловом в сарай. — А утром, Джим, ни крошки не осталось. Это надо, чтоб целая армия крыс постаралась, тут, верно, крысы кишмя кишат.
Крысиный Джим достал из кармана большой красный с белыми горошинами носовой платок и старательно высморкался.
Нос у гаммельнского крысолова, нет сомнений, был длинный, острый и тонкий. Но у Крысиного Джима он был короткий и приплюснутый, и большие ноздри смотрели прямо вперёд, как у свиньи. Джим наклонил голову пониже к полке и глубоко втянул носом воздух.
— Никаких крыс, — заявил он.
— Почём ты знаешь?
— Крысиного духа нет.
— А чем пахнет?
— Мышами.
— А ты их различаешь?
— Я их всех распознаю — крысу, мышь, полёвку, землеройку. И мышь от мыши отличу. Мыши бывают разные — домашняя, полевая, осенняя после жатвы. Нос у меня что надо.
— Ну и кто же у меня сожрал кроличий корм?
— Домашняя мышь.
— Да брось ты, Джим! Чтобы простая мышь подчистила два фунта корма за двадцать четыре часа?! Ты взгляни на мышеловку, видишь следы зубов?
Крысиный Джим подобрал с пола мышеловку и приложил к носу.
— Домашняя мышь, — повторил он.
Потом осмотрел пустой пакет из обёрточной бумаги, отметив, каким образом его вскрыли. Заглянул под полку, осмотрел остатки старых ящиков и мешков из-под семян и четыре правых резиновых сапога, один из которых валялся на боку. Свинячьи ноздри его раздулись.
— Загадка, — объявил он. — Вам, значит, придётся покупать ещё корма для кролика, верно? — спросил он.
— Правильно. Скоро в лавку пойду.
— Ну так положите корм не прямо так, а в крепкую жестянку. И ещё одно. Сюда несколько дней не ходите, ясно? Если что вам отсюда может понадобиться, забирайте сейчас, сделаете так?
— Что ты затеял, Джим? Хочешь отраву положить?
— Нет, но кота сюда не пускайте. Закройте дверь.
— Кстати, проклятый соседский пёс оторвал у нашего Рыжика кончик хвоста. Вон лежит там за оградой.
Мутные глазки Крысиного Джима сузились, он снова присмотрелся к следам зубов на мышеловке.
— Ага, — произнёс он. — Вот что. Вы, наверно, торопитесь в лавку. Не ждите меня. Я тут ещё немного побуду. Главное — дверь в сарай не открывайте, а я завтра утречком сюда загляну, идёт?
Крысиный Джим подождал, пока хозяин сядет на велосипед и уедет подальше по улочке, и тогда пошёл и притащил из фургона ловушку. Не простая это была ловушка, из всех его ловушек самая крепкая, и устроена так, чтоб наверняка ловить зверьков живьём. Размером с большую корзину для яблок, с металлической сеткой из толстой проволоки, плотно переплетённой, с мелкими отверстиями. Джим ставил её по берегам реки, когда вдруг начиналось засилье норок и нутрий. Сейчас он поставил её на полку. В качестве приманки он обычно насаживал кусочек мяса — для норки, а для нутрии — морковь и свёклу.
— Тебе, дружище, надо что-то особенное, — сказал вслух Крысиный Джим.
Он достал из кармана припасённый себе на завтрак батончик «Марс», развернул его, аккуратно поместил внутрь ловушки и зарядил её. Затем тихо вышел и закрыл дверь.
— Интересно, — задумчиво проговорил Крысиный Джим, когда уже ехал в дребезжащем фургоне по улочке. — Посмотрим. — И его свинячьи глазки блеснули.
Всю свою жизнь, с тех пор как он занимался ловлей крыс, его пленяла одна легенда, не столь, вероятно, известная, как легенда о лох-несском чудовище или о загадочном снежном человеке, но для Джима, в силу его профессии, более привлекательная. Это была легенда о Крысином Короле.
Джим прочитал всё, что ему попадалось про это сказочное существо, все истории, принадлежащие разным временам и разным народам. И во всех этих сказаниях присутствовало одно общее. В любом крысином сообществе, особенно в многочисленном, как бывает во время войны или чумы, или же в сточных трубах, или в жилищах, которые люди покинули, спасаясь от грядущей катастрофы, всегда выделялся один сильный лидер — Крысиный Король. Гигантских размеров, настоящий зверь, перед которым робеют кошки и от которого с визгом удирают собаки. В некоторых сказках на людей с писком и визгом нападали полчища крыс с Королём во главе. Зачастую это бывало ночью, когда какой-нибудь отчаянный храбрец обследовал, скажем, подвал в разрушенном городе. И при свете факела, который он нёс в руке, он вдруг видел (а до того не слышал ни звука) тысячи блестевших в темноте глаз, а впереди пару глаз побольше всех других. То есть всё это храбрец описывал, если оставался в живых.
И так же, как многие верят в лох-несское чудовище, или в морского змея, или в снежного человека, Джим Джонсон верил в существование Крысиного Короля. Разумеется, доказательств у него не было. Он не раз убивал больших старых крыс, но они и были просто большие старые крысы. Однако, занимаясь своим делом, он всегда был начеку в ожидании чего-нибудь особенного. И вот сегодня утром он наконец нашёл это.
И дело было не только в количестве исчезнувшего корма, не только в следах зубов на мышеловке. Его острые глаза приметили грязные следы ног на бумажных мешках под полкой. Очень большие следы, больше, чем у обыкновенной крысы. Такие, наверное, были только у того единственного, кто не поддался музыке гаммельнского дудочника, того, кто «стойкий, как Юлий Цезарь» переплыл реку, чтобы оповестить своих.
Крысиного Короля в сарае не оказалось, но кое-кто очень крупный там имелся, о чём ему безошибочно сказал его острый нюх.
— Интересно, — тихонько сказал Крысиный Джим. — А не Мышиный ли ты Король?
Между тем Магнус постепенно опять заснул. До этого он некоторое время лежал, прислушиваясь к людским голосам и ко всяким другим звукам, закончившимся стуком захлопнутой двери. В мозгу у него, работавшем сейчас ещё замедленнее обычного из-за количества съеденного, лениво промелькнуло подозрение, что он заперт, но ему было тепло и уютно в резиновом сапоге, а из сарая он прогрызёт себе выход наружу, когда захочет.
Разбудили его опять какие-то звуки, и он сразу учуял восхитительный запах. Он выбрался из сапога, залез на полку, и там глазам его предстало весёлое пиршество.
Полдюжины мышей (владелец дома неизвестно по какой причине не поставил здесь мышеловки, в которую попался Марк Аврелий) с увлечением грызли тёмно-коричневый предмет, от которого исходил сладостный запах. Они попискивали от возбуждения и восторга и сперва не заметили Магнуса. Затем кто-то сказал: «Глядите, ребята, крыса пожаловала!» И тут все перестали есть и уставились на Магнуса.
— Не крыса, — оскорблённым тоном отозвался Магнус.
— А кто же тогда? — спросил ещё один.
Магнус смутился, его стесняло общество этих незнакомых крикунов. И тогда третий нахально пропищал:
— Ты что, язык проглотил?
Магнус уже начинал сердиться.
— Мыш, — хрипло сказал он.
Тут они все повалились на землю, не в силах держаться на ногах от хохота.
— Мышь, мышь, мышь! — визжали они. Наконец им надоело насмехаться над ним и, повернувшись к нему спиной, они снова принялись грызть.
Магнус рассвирепел. Одна сторона металлической коробки, в которой пировали мыши, была открыта, и туда ринулся Магнус с оглушительным криком «укусить!». Крик этот заглушил щёлканье дверцы, которая под его тяжестью захлопнулась.
Он вдруг очутился один, так как остальные сбежали между прутьями, а перед ним оказался дивно пахнущий предмет, на котором оставались следы крохотных зубок, трудившихся над ним до того. Магнус-Супермыш с жадностью без всякого усилия поднял батончик «Марс». Держа его передними лапами, он широко раскрыл рот и откусил большой кусок.
— Хорошо! — сказал Магнус и откусил ещё раз. — Хорошо! — повторил он.
Вскоре с шоколадным батончиком было покончено.
— Ещё! — машинально сказал Магнус.Магнус-Супермыш
Он огляделся по сторонам, ища других мышей, но они исчезли. Он поискал взглядом дверцу, через которую вбежал, но вход тоже исчез.
Магнус толкнулся по очереди во все стенки, но ни одна не поддалась. Он попробовал перегрызть толстую проволоку, но ничего из этого не вышло. На минуту он приостановился, задыхаясь от злости и отчаяния, и тут ему ясно вспомнились давние уроки Маделин, которые она давала ему в свинарнике: «Остерегайся мышеловки!» Он так и слышал интонацию, выражение, с какими произносил эти слова голос, который он так любил и который он никогда больше не услышит!
В этот момент сильный северный ветер, задувший через сад, донёс до него запах его любимой матери.
Он откинул назад голову.
— Ма-моч-ка! — завопил Магнус-Супермыш.


Глава десятая
СЕДЬМОЙ САМЕЦ

Этот сильный ветер, задувший с севера, полностью заглушил крики Магнуса о помощи. Да и Маделин как раз впервые забыла думать о сыне в заботах о раненом муже.
По приглашению «нашего милого мистера Роланда» она устроила для мужа удобную постель из сена в спальной части клетки, скрытой от случайных глаз, и теперь беспрерывно занималась тем, что сновала взад и вперёд, принося мужу самые лакомые кусочки из кроличьей миски (Марку Аврелию особенно пришлись по вкусу кукурузные хлопья).
Роланд с симпатией наблюдал, как она снуёт туда-сюда. Старый одинокий холостяк уже давно примирился с одиночеством и только теперь осознал, насколько ему не хватало общества других. Его привлекла эта мышиная семья: Маделин с её деревенской смекалкой, острым язычком и добрым сердцем; образованный многоречивый Марк Аврелий… их диковинный сын.
Маделин прервала на миг беготню и сделала что-то вроде реверанса перед кроликом.
— Уж прямо и не знаю, что вы обо мне думаете, мистер Роланд, — сказала она, — распоряжаюсь тут у вас, как у себя дома, и объедаем мы вас совсем и вообще!
— Дорогая моя леди! — прогудел Роланд. — Я счастлив предоставить вам обоим приют. Пока ваш муж полностью не поправится, речи быть не может, чтобы вы покинули мою клетку. Что касается пищи, то её предостаточно. Конечно, совсем другое дело, если бы пришлось поставлять провизию вашему сыночку!.. Интересно, кстати, как он поживает?
— Да с ним всё в порядке, он о себе сам сумеет позаботиться, — отозвалась Маделин, как раз когда северный ветер заглушил отчаянные крики Магнуса.
К ночи ветер утих, крики прекратились. Поскольку ничего другого не оставалось, Магнус сидел в ловушке и ждал. Он кричал, пока не заболело горло, он кусал проволоку, пока не стали кровоточить губы. Он даже попросил помощи у мышей, живших в сарае, но им, разумеется, было не под силу открыть защёлку, а ему не дотянуться до неё. Наконец ярость его улеглась, он, можно сказать, смирился и приготовился терпеливо ждать, что принесёт утро.
Утро принесло Крысиного Джима, причём очень рано. С первым проблеском света, задолго до того, как в доме могли проснуться, он прокрался через калитку в сад и по краю лужайки скользнул в сарай. Фургон он поставил в полумиле от сада. Если ловушка пуста, он ускользнёт незамеченным. Но он не думал, чтоб она была пуста. Обыкновенные мыши, он знал, любят маленькие кусочки шоколада, он часто использовал их как приманку. Так почему бы этой мыши устоять перед огромным батончиком «Марс»? Крысиный Джим твёрдо решил одно: если ему суждено быть первым, самым первым, кто поймает Короля Мышей, то никто не должен про это знать. Он открыл дверь.
При виде человека Магнус взъерошил шерсть, так что стал казаться ещё больше, и, громко выкрикнув: «Гадкий! Укусить!» — с угрожающим видом встал на задние лапы и попятился, когда к нему приблизилась рука. Но рука держала кусочек сыра и, просунув в проволочную решётку, вложила его прямо в разинутую пасть. Другой рукой Крысиный Джим набросил грубый мешок на клетку, подхватил её и вышел, закрыв за собой тихонько дверь сарая.Магнус-Супермыш
Утро было безветренное, и крик Магнуса ясно расслышали в кроличьей клетке.
— A-а, чтоб тебя! — воскликнула Маделин. — Что ещё он затеял? — И, подбежав к сетке, выскользнула наружу.
За нею прихромал Марк Аврелий и подскакал поближе Роланд.
— Я вижу человека, — сказал Марк Аврелий. — Причём того типа сложения, которое недвусмысленно можно назвать корпулентным.
— Толстый мужчина, — тихонько шепнул Роланд на ухо Маделин.
— Он движется с предельной предусмотрительностью…
— Осторожно, — прошептал Роланд.
— При нём ноша…
— Что-то несёт.
— Содержимое которой недоступно взору.
— Непонятно, что там, — подсказал Роланд.
— Сама вижу, — отрезала Маделин. — Меня интересует, Магнус у него в мешке или нет.
— Сомневаюсь, — утешил её Роланд. — Всё тихо.
В эту минуту причина магнусовского молчания прекратила существование — он проглотил последний кусочек сыра, и раннее утро огласилось громким криком.
— Ещё! — вопил Магнус-Супермыш из глубины мешка.
Затем стукнула садовая калитка и шаги Крысиного Джима затихли в конце переулка.
В клетке наступила долгая тишина. Роланд искоса взглянул на своих маленьких друзей: физиономии у них внезапно осунулись и постарели, они тупо глядели в сад.
Его здравый смысл (а он обладал им в большой степени) говорил ему, что Магнусу-Супермышу пришёл конец. Его доброта (а он обладал ею тоже в большой степени) запрещала ему дать родителям понять это. Он решил сделать вид, будто обладает способностью (которой не обладал вовсе) предвидеть будущее. Он внушительно откашлялся.
— А теперь послушайте меня, оба, — произнёс он максимально низким властным голосом. — Всё будет хорошо.
— При всём моём уважении к вам, мистер Роланд, — с горечью произнёс Марк Аврелий, — с трудом могу поверить подобному утверждению. Мы должны быть готовы смотреть фактам в лицо. Магнуса похитили.
— Так зачем же, Маркуша? — Голос у Маделин дрожал. — Для чего он человеку понадобился, как ты думаешь?
— Чтобы съесть, полагаю, — мрачно ответил Марк. — Судя по его виду, он не отказывается от пищи.
Маделин пискнула от ужаса.
— Ну довольно! — резко прервал их Роланд. — Что за разговоры! Люди не едят мышей. Они их убивают, что верно, то верно, но если бы этот толстяк хотел убить вашего сына, он бы, надо полагать, с лёгкостью уже это сделал. Но он этого не сделал. Магнус жив и в полном порядке, как мы слышали. И так и дальше будет, запомните мои слова. Я знаю.
— Знаете? — вскричала Маделин с живостью, напоминающей её былую резкую манеру. — Откуда вы это знаете?
— Я обладаю даром.
— Даром?
— Даром предвидеть будущее.
В потускневших глазах Марка Аврелия зажёгся огонёк.
— В самом деле? — спросил он. — Дар прорицания! В высшей степени интересно! Древние греки и римляне, как известно, умели…
— Ох да помолчи ты, Маркуша! — оборвала его Маделин. — Не хотим мы слушать про твоих древних. Мистер Роланд, лучше расскажите, как это получилось, почему вы можете заглядывать в будущее?Магнус-Супермыш
— Потому что я, — ответил Роланд, — седьмой самец от седьмого самца.
— Ух ты! — прошептала Маделин.
— И потому я клятвенно заверяю вас, Маделин и Марк Аврелий, что однажды, когда — точно не могу сказать, вы снова увидите вашего сына, этого благородного великана. Зрелище это так и стоит у меня перед глазами: триумфальное воссоединение Магнуса-Супермыша с его прелестной мамой и его мудрым отцом. «И дядей, старым вралем, — подумал он про себя, — плету какую-то чушь про ясновидение, а сам понятия ни о чём не имею. Но дело стоит того — взглянуть только на выражение их физиономий. Что ж, остаётся надеяться, что я окажусь прав».

Понравилась сказка? - Поделись с друзьями!

 

Система Orphus

 

 

 

 

 

 

 

Система Orphus