Школьная мышь - Страница 2

1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 [3 Голоса (ов)]

Школьная мышь (сказка Дика Кинга-Смита)



Наступило утро следующего дня.
Флора никогда не забудет тот понедельник, когда она оказалась совсем одна в первом классе. Вообще-то другие мышата не мешали ей учиться — они и их мама во время уроков почти всегда спали, — но было приятно, что теперь это место принадлежит ей одной и впереди её ожидает ещё одна счастливая неделя учёбы.
Чтобы отпраздновать свою независимость, она сделала то, на что никогда прежде не отваживалась.
Когда днём прозвенел звонок на обед, малыши строем вышли из класса вместе с учительницей. Книга у неё на столе случайно осталась открытой, и Флора, заметив это, соскользнула вниз и встала перед книгой, положив на страницу передние лапки.
Какие большие и яркие странички, если рассматривать их близко! Какие большие чёрные слова!
Ей очень повезло, что книга, которая называлась «Билли и его любимец», оказалась открыта на первой странице. Когда Флора прочитала первую и вторую страницы, ей очень захотелось узнать, что же будет дальше. Но, конечно, перевернуть страницу она не могла.
Билли, герою книжки, очень хотелось иметь дома какое-нибудь животное. «Но достаточно ли наш Билли большой, чтобы как следует ухаживать за ним»? — спрашивал папа.
«Достаточно? — думала Флора. — Позволят они ему завести животное? А если позволят, то какое? Кролика? Хомячка? Морскую свинку? Какого цвета оно будет? Как его назовут?»
«Я должна это узнать», — решила Флора. Она аккуратно подсунула нос под вторую страничку и перевернула её. Как только она научилась переворачивать страницы и придерживать их лапками, пока читает, дело пошло на лад. К тому времени, когда дети вернулись в класс в конце большой перемены, мышка уже сидела у себя в норке, а книжка про Билли была открыта на последней странице.
Флора довольно посматривала вниз.
«Должна признаться, — сказала она себе, — мне нравятся счастливые концы».


Глава третья, в которой Сластена Вильям совершает ошибку

Но совсем не счастливый конец поджидал братьев и сестёр Флоры. В отличие от неё, это были шумные и довольно безмозглые мышата.
Некоторые из них на той же неделе выбрались за стены школы в поисках еды и уже не вернулись обратно. Одного поймала голодная лиса, что-то вынюхивавшая у мусорных баков. Двое других достались совам, а четвёртый мышонок упал в пруд с золотыми рыбками и утонул.
Что касается уцелевших мышат, они носились по школе так, словно она принадлежала им, и пищали в восторге от новообретённой свободы.
Такое глупое поведение угрожало безопасности всех мышей и рано или поздно должно было привести к катастрофе. Именно один из оставшихся братьев Флоры, шалопай по имени Сластёна Вильям, и сделал то, что стоило жизни многим мышам.
Если мыши что-то и любят, так это шоколад, а Сластёна Вильям нашёл порыжевший батончик, который какой-то ребёнок уронил под парту в третьем классе.
Учительницей в этом классе была сама директор школы. Поев, Сластёна Вильям забрался к ней на стол и принялся чистить мордочку. И то ли от жирной пищи, то ли из озорства — мы никогда этого не узнаем, — но он уселся прямо на лежавший на столе большой классный журнал в синей обложке и оставил на нём помёт — несколько маленьких липких колбасок.
На следующее утро, когда третьеклассники пришли в школу, сначала никто ничего не заметил, но потом один глазастый мальчишка обнаружил жёлто-коричневые колбаски.
— Эй, смотрите! — крикнул он.
— Что такое? — заинтересовались одноклассники.
— Вот! — гордо показал первооткрыватель. — Мышиные какашки. По всему журналу.
— Ух ты! — крикнул кто-то, и все радостно загомонили.
— Она лопнет со злости, когда увидит!
— Так бросьте их в мусорную корзину.
— Нет, нам нельзя трогать журнал.
— Оставьте их, пусть лежат. Посмотрим, что она скажет!
— Тсс! Тихо! Она идёт!
Все бросились на свои места. Директриса вошла в класс и закрыла дверь. Дети смотрели на неё не отрываясь. Никто не шевелился. Когда учительница села и протянула руку к журналу, можно было бы услышать, как падает булавка. И тут она увидела то, что оставил Сластёна Вильям.
Она с отвращением смотрела на мышиный помёт, а напряжение в классе всё нарастало и нарастало. Наконец кто-то не выдержал и нервно хихикнул. Класс взорвался смехом.
— Тихо! — крикнула директриса и по привычке взглянула на самого озорного мальчишку в классе.
— Томми, — сказала она, — подойди сюда. — И когда он подошёл, указала на синий журнал: — Что это?
— Это мышиные какашки, мисс.
— Это ты их сюда положил?
— Нет, мисс, честное слово не я.
— Тогда кто? — Она окинула взглядом класс и выбрала самую разумную девочку. — Хизер, кто это сделал?
— Мыши, мисс, — разумно ответила Хизер.
Класс снова развеселился.
Всё утро в школе обсуждали это происшествие, и вскоре о нём стало известно всем. Всем, кроме мышей. Они так никогда и не узнали, что из-за Сластёны Вильяма директор именно в этот момент звонила в муниципалитет и требовала к телефону инспектора по эпидемиологической безопасности.
Школа была совсем маленькая, и кабинет директора был всего лишь отгороженной частью учительской. Учителей в тот момент в учительской не было, только одиннадцать мышей. Впрочем, об этом директор не подозревала.
Драный Робин нашёл для жены прекрасное, уютное местечко для гнезда, как раз под полом учительской. И сейчас там лежали Робин, Гиацинта и восемь новорождённых мышат — в уютном, безопасном месте, как раз под ногами директрисы. Двое взрослых мышей сонно прислушивались к человеческому голосу у них над головой, но, конечно, ни слова не понимали.
— Мне нужно, чтобы вы срочно кого-то прислали, — говорила директор школы. — Нет, я понятия не имею, сколько здесь мышей. Всё, что я знаю: сегодня у меня на столе оказался мышиный помёт.
Рождественские каникулы вот-вот начнутся, и если до их окончания мы ничего не сделаем, в школе будет просто нашествие этих животных. Что? Что вы пришлете? Дератизатора? Специалиста по борьбе с грызунами? Когда? Не раньше конца семестра? Почему? Понятно. Ну хорошо. Спасибо. До свидания, — попрощалась она.
И вот тут мы попрощались бы со всеми мышами в этой школе, если бы не новоприобретённое умение Флоры.
В первый день рождественских каникул в школу пришёл какой-то человек, и сторож открыл ему дверь.
— Это вы, что ли, крысолов? — поинтересовался он.
— Я дератизатор, специалист по борьбе с грызунами, — оскорбился пришедший.
— И чего было поднимать шум, — пробурчал сторож. — В таких старых домах всегда водится несколько мышей.
— Ничего, скоро я их всех выведу! — пообещал дератизатор.
— Мышеловками, что ли? — спросил сторож.
— Нет-нет, я собираюсь угостить этих дьяволят кое-чем вкусненьким. Вот поэтому я и не мог прийти раньше. Нельзя, чтобы детишки тянули в рот моё угощение. У вас есть кошка или собака?
— Нет.
— Очень хорошо. Ну ладно, давайте займёмся делом. Ведите показывайте.
В каждой комнате старой школы дератизатор раскладывал свою приманку. Он открывал пакетики и насыпал из них на куски картона какие-то маленькие синие палочки, вроде зёрнышек. Высыпав всё, он клал пакет в карман и доставал следующий. Так получилось, что последней была комната, где занимался первый класс. Заговорившись со сторожем, пришелец забыл последний пакет прямо на учительском столе. За всем происходящим из щели в стене внимательно наблюдали глаза-бусинки.
Когда люди ушли и в школе снова стало тихо, Флора спустилась на стол и с любопытством стала разглядывать картонку с кучкой странных синих зёрнышек и полиэтиленовый пакетик. На нём были какие-то буквы, и Флора стала читать.
Большими буквами на пакете было написано:
МЫШЕМОР
«Интересно, что это значит?» — подумала Флора и продолжила читать:
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ:
БЕРЕЧЬ ОТ ДЕТЕЙ, СОБАК, КОШЕК И ДРУГИХ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ.
ПРИ СЛУЧАЙНОМ ПОПАДАНИИ ВНУТРЬ ОРГАНИЗМА НЕМЕДЛЕННО ОБРАТИТЬСЯ К ВРАЧУ.
МЫШЕМОР — СМЕРТЬ МЫШАМ!


Глава четвёртая, в которой Флора спасает положение

— Повезло мне, что я научилась читать, — сказала Флора. — Иначе бы я могла попробовать эти аппетитные синие зёрнышки.
В этот момент она сообразила, что такие же отравленные приманки могут быть и в других местах школы. Вдруг их станут есть остальные мыши? Даже её отец и мать могут наткнуться на кучку «Мышемора». А ведь они не умеют читать!
Нельзя терять время, поняла Флора и со всех ног бросилась прочь из класса.
Она ещё никогда не осмеливалась ходить по школе, но даже если бы она и была знакома с её комнатами и коридорами, то всё равно не имела понятия, куда переселились её родители.
Вдруг она вспомнила слова отца. «Попробую-ка я посмотреть в учительской», — сказал он. Вот там их и надо искать. Но где эта учительская?
Флора бежала по коридору и, увидев открытую дверь, заглянула в неё. Парты, доска и учительский стол подсказали ей, что это ещё один класс. Это была комната второго класса, хотя Флора и не знала этого. На одной из парт она увидела мышь с чем-то синим в лапках.
— Стой! — пискнула Флора и поспешно стала карабкаться по ножке стола. Наверху она лицом к лицу столкнулась со своим братом Сластёной Вильямом.
— Привет, Флора, — бросил он, принимаясь за очередное синее зёрнышко. — Давненько не виделись.
— Стой! — снова крикнула Флора. — Сколько ты уже съел этих штучек?
— Много, — ответил Вильям. — Но ты не волнуйся, здесь ещё много осталось. Угощайся.
— Нет-нет, — ужаснулась Флора.
«Ну что же, — подумала она, — „Мышемор“ — это смерть для мышей. Бедный Сластёна Вильям, я уже ничем не могу ему помочь. А как же мои родители? Вдруг я ещё успею их спасти?»
— Папа и мама, где они? — спросила Флора.
— Понятия не имею. — Вильям захрустел следующим кусочком. — По правде говоря, я уже давно не видел никого из нашего семейства. Тебе зачем?
— Я должна их найти. — Она с грустью посмотрела на брата. — До свидания, — тихо сказала Флора, но Сластёна Вильям был слишком занят едой и даже не ответил.
На противоположной стороне коридора была дверь в третий класс, и там Флора обнаружила ужасную картину. На двух кусках картона были насыпаны две кучки синих зёрен, и каждую окружала группа мышей, усердно набивающих животы «Мышемором».
Флора обежала обе группы и убедилась, что родителей здесь нет. Правда, здесь оказались ещё четверо из её братьев и сестёр. Она крикнула им, хотя и понимала, что уже поздно:
— Не ешьте это!
— Вали отсюда! — цыкнули на неё несколько незнакомых мышей постарше. Один из них даже прыгнул в её сторону, грозя укусить.
Флора в отчаянии продолжила поиски, но везде встречала одно и то же. В коридоре, на кухне, в библиотеке — везде кучки отравы и мыши вокруг них. В одном из коридоров она увидела две двери. На одной было написано: «ДЕВОЧКИ», на другой: «МАЛЬЧИКИ». «Это что — папа за одной, а мама за другой?» — подумала она. Ну где же они? Успеет ли она?
И вот в конце длинного коридора она нашла дверь, на которой было написано: «УЧИТЕЛЬСКАЯ». Флора бросилась туда. В одном из углов там стоял большой письменный стол. На нём обычная картонка с кучкой синих зёрнышек. А рядом сидела встрепанная мышь с разорванным ухом и без кончика хвоста, уже готовая приняться за ядовитую приманку.
— Папа! — в отчаянии крикнула Флора. — Подожди!
Как молния, она метнулась к столу, взлетела на него и встала между Драным Робином и его верной смертью.
— Ты кто? — не узнал её Робин.
— Твоя дочь. Флора. Ну, та, которая осталась в щели на стене. Какое счастье, что я успела вовремя.
— Вовремя для чего?
— Спасти ваши жизни, — облегчённо вздохнула Флора. Она заметила, что приманка ещё не тронута.
«О чём это она?» — недоумевал Робин, почёсывая задней лапой за ухом. И, как обычно, когда не знал, что делать, переложил всю ответственность на жену.
— Цинта! — позвал он.
— Что такое? — отозвалась снизу Гиацинта.
— Иди сюда, это наша Флора. Она говорит, что пришла спасти нас.
Гиацинта появилась в дырке плинтуса и проворно вскарабкалась на стол.
— Ну, в чём дело? — недовольно спросила она. — Ты же знаешь, мне нужно кормить девять детей. А вы что здесь делаете, юная леди? Что это за разговоры о спасении наших жизней? И что это за синие зёрнышки?
— Это яд, мама.
— Яд?
— Специальная еда, которая убивает мышей. Мои братья и сёстры уже поели, и теперь они умрут. Если поедите вы с папой, то тоже умрёте, а потом и девять новорождённых мышат. А последней, — трагически воскликнула Флора, — умру я! От разбитого сердца!

Понравилась сказка? - Поделись с друзьями!

 

Система Orphus

 

 

 

 

 

 

 

Система Orphus