Школьная мышь - Страница 6

1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 [3 Голоса (ов)]

Школьная мышь (сказка Дика Кинга-Смита)



Глава десятая, в которой Робин получает трёпку

А в молодости Робин был неплохим бойцом, но эти времена давно миновали. Молодость и превосходство в весе давали Бою все преимущества, так же как и внезапность нападения, так что Робину пришлось несладко. Особенно мешало отсутствие хвоста, такого важного для равновесия, и он отступил перед яростью противника.
— Так ты хочешь увидеть Флору? — рыкнул Бой. — Она моя, ясно? Моя!
— Но Флора моя, — пропыхтел Робин и тут же вскрикнул от боли, потому что незнакомец прокусил ему лапу.
Шум потасовки привлёк внимание Флоры, и она прибежала как раз вовремя, чтобы увидеть эту ужасную сцену. Робин явно был не в состоянии оказать достойное сопротивление своему более молодому и сильному противнику. Поцарапанный и окровавленный, он отчаянно пытался отбиваться тремя лапами, но исход схватки был очевиден.
Флора бросилась между драчунами.
— Стой, Бой! Перестань! — крикнула она. — Ты не понимаешь, что делаешь.
— Понимаю, — пропыхтел Бой. — Я луплю этого гадкого, драного старика. Он мне закапал кровью всю шёрстку. Сказал, что хочет увидеть тебя. Зачем такому старому, грязному мышу такая девушка, как ты?
— Прекрати! Это мой отец!
— Твой отец? — растерялся Бой.
— Да. И ты повредил ему ногу. А ещё называешь себя моим парнем!
— Твоим парнем? — теперь удивился Робин.
— Да ты откусил ему хвост! — возмутилась Флора.
— Я не откусывал, — попытался оправдаться Бой. — Или откусил?..
— Нет, Флора, — заступился за него Робин. — Это не он откусил. Но хорошо, что ты появилась, не то он бы меня прикончил.
— Папа, как ты? — бросилась к нему Флора. — Ты сильно ранен? Где мама? Где мышата? Почему ты здесь?
— Я пришёл повидаться с тобой, Флора. Я же сказал этому, как его?
— Бой. Его зовут Бой. И он хочет тебе кое-что сказать.
Бой на секунду оторвался от вылизывания шкурки.
— Да? — удивился он.
— Да, — сурово подтвердила Флора. Что-то в её голосе очень напоминало материнские интонации. — Ты хочешь извиниться.
— Не хочу, — покачал головой Бой.
— Ну что же, очень хорошо. В таком случае я больше никогда не стану с тобой разговаривать.
И она с гордым видом зашагала прочь.
— Она у меня девушка с норовом, — сказал Робин, зализывая рану. — Вся в мать.
Бой с любопытством посмотрел на старого мыша. «Надо же, — подумал он, — это её отец. Кто бы мог подумать! Она такая аккуратная, такая хорошенькая. И сердитая, — добавил он про себя. — Может, лучше как-то исправить положение, хотя, если честно, не вижу необходимости извиняться. Он должен был сразу сказать, кто он такой».
Бой прокашлялся:
— А вы неплохо деретесь. Для старика, конечно.
— Да, в своё время я выиграл не один поединок, — кивнул Робин.
Оба помолчали. Бой пытался придумать, что бы ещё сказать.
— Лапа болит? — спросил он.
— Да, — сказал Робин.
— А, — сказал Бой.
Они ещё помолчали. Стало уже совсем светло, но не было нужды прятаться. Шли пасхальные каникулы, и в школе никого не было.
— А можно мне спросить: как вы потеряли хвост?
— Сова, — сказал Робин.
— О! — сказал Бой.
«Не больно-то этот старик разговорчив, — подумал он. — Что бы такое сказать, чтобы ему было приятно? А, знаю!»
— Ваша дочь, Флора, — самая красивая девушка, которую я видел.
Робин перестал вылизывать лапу и взглянул в розовые глаза:
— Вылитая мать.
— В самом деле?
— Да. Гиацинта — настоящая красавица.
— Гиацинта. Красивое имя. Кстати, а как вас зовут?
— Робин.
— Робин. Красивое имя.
— Ты думаешь?
— Несомненно. И конечно, прекрасное имя — Флора.
— Она тебе нравится?
— Да, Робин, очень.
— А… а ты ей?
— Да, я настоящий счастливчик.
«Ага, а ещё ты настоящий красавчик, — подумал Робин, — с такими-то розовыми глазами и белоснежной шёрсткой. Неудивительно, что она влюбилась в тебя».
— Никогда не мог понять, почему Гиацинта выбрала именно меня, — признался он. — Я не был самым красивым тогда, а уж теперь и тем более.
«Бедняга, — подумал Бой, — ухо драное, хвоста нет — а тут ещё я лапу прокусил. Неудивительно, что Флора вышла из себя».
— Извини, — сказал он.
— За что? — не понял Робин.
— За то, что я тебя поколотил.
— А! Да ничего страшного. Но приятно, что ты это сказал, Бой.
Школьная мышьФлора слышала каждое их слово. Гордо удалившись, она спряталась поблизости и, услышав извинения Боя, тут же прибежала обратно.
— Ну, папа, — сказала она, — а теперь расскажи мне про всех. Как они? И что ты тут делаешь?
Робин рассказал всё, что случилось с тех пор, как они покинули школу. Слушая его ужасный рассказ, Флора иногда вскрикивала: «О нет!», — а Бой только шире раскрывал свои розовые глаза.
— Вот я и пришёл посмотреть, что происходит здесь, — закончил свою историю Робин. — Точнее, твоя мать послала меня. Кстати, я ведь должен вернуться и всё ей рассказать. Она, должно быть, волнуется и не знает, что со мной, они обе, вместе с малышкой Лавандой. Конечно, если за это время с ними не произошло ничего ужасного. Я должен срочно возвращаться.
— Но ты же не можешь ходить, папа, — возразила Флора. — Ты даже не можешь наступить на лапу, а уж тем более идти так далеко.
— Но кто-то же должен привести их сюда.
— Давайте я, — предложил Бой.
— Спасибо, мой мальчик, — сказал Робин, — но для мыши твоего цвета это было бы чистым самоубийством. Нет, я должен идти сам.
— Никуда ты не пойдёшь, — заявила Флора.
— Но мы же не можем оставить их там, в этой смертельной ловушке.
— Нет, не можем, — согласилась Флора. — Я сама пойду и приведу их.


Глава одиннадцатая, в которой Флора отправляется в путешествие

И прежде чем остальные успели возразить, Флора исчезла. Она знала, что отец не сможет последовать за ней, и очень надеялась, что Бой этого тоже не сделает. Она даже боялась подумать о том, что может случиться с ним днём на открытом пространстве, с его-то слабым зрением и нюхом, гораздо слабее, чем у любой дикой мыши. «Или что может случиться со мной», — вздохнула Флора. И всё же она храбро продолжила путь, надеясь вскоре увидеть кучу соломы. К сожалению, она не могла видеть много дальше собственного носа — весенняя трава уже изрядно выросла. Оставалось надеяться на слух. Сначала она услышала какой-то отдалённый гул. Он быстро приближался и становился всё громче, пока не превратился в оглушительный рёв, надвигавшийся прямо на неё. Земля под ногами дрожала.
Флора в ужасе оглянулась и увидела надвигающееся прямо на неё красное чудовище. Отчаянно отпрыгнув в сторону, она очутилась на самом краю поля, возле небольшого обрыва. На склоне этого обрыва она увидела большую дыру. Флора бросилась туда и скрылась в дыре в тот самый момент, когда чудовище прогромыхало мимо.
Она долго лежала, от ужаса не в силах даже пошевелиться. Потом услышала, как кто-то приближается к ней из глубины уходящего в землю тоннеля. Прежде чем она сообразила, что делать, появилось большое животное. Конечно, большим оно было только по меркам Флоры. У него была пушистая коричневая шерстка, большие блестящие глаза и торчащие длинные уши.
— Эй, мышка, что там такое? — спросил зверёк.
Флора заметила, что у него были длинные передние зубы, но что-то подсказало, что зверёк не опасный.
— Извините за вторжение, — начала она, — но за мной гнался какой-то красный монстр.
— Красный монстр! — фыркнул зверёк. — Ты что, городская мышь?
— Нет, я школьная мышь. А вы кто?
— Ты что, не знаешь?
— Нет.
— Слушай, а ты где жила?
— В школе.
— Так ты должна много знать. Неужели никогда не видела кролика?
«Кролик! — подумала Флора. — Ну конечно! Я помню эту картинку в одной из самых первых своих книжек».
— Только в книге, — призналась она.
Кролик удивлённо покачал ушами:
— Слушай, мышь, у тебя что, с головой не в порядке? Что ты тут бормочешь про школьных мышей, книжки и красных монстров? Можно подумать, что и трактора ты никогда не видела?
«Трактор! — подумала Флора. — Да, в той книжке он тоже был».
— А что он делает? — спросила она.
— Едет за соломой, — объяснил кролик. — Он наберёт полный прицеп тюков соломы.
— Моя мама живёт там. В соломе.
— А папы у тебя разве нет?
— Он в школе.
— Так они что, живут врозь?Школьная мышь
— Ну да, сейчас врозь, — попыталась объяснить Флора. — Поэтому я и здесь — забрать маму и младшую сестрёнку с собой, в школу. Надеюсь, там они будут в безопасности. И ещё я хочу, чтобы они познакомились с моим бойфрендом. Его зовут Бой.
— Бой? — не понял кролик. — Он что, мальчик?
— Нет-нет, он мыш. И такой красивый. Понимаешь, он белый, весь снежно-белый, и с красивыми розовыми глазами.
— Ага, а ещё шесть ног и пара прелестных крылышек, — хмыкнул кролик. — Знаешь, мышь, таких ненормальных, как ты, я ещё не встречал. Не знаю, насколько ты учёная, но уж точно чокнутая. — С этими словами кролик исчез в глубине норы.
Гиацинта и Лаванда не забеспокоились, услышав шум трактора. Они уже привыкли, что он постоянно приезжает за соломой. Но они не заметили, что куча соломы уже сильно уменьшилась, и не подумали, что в этот раз они сами могут стать частью груза.
В то утро они выбрались на самый край кучи и там ожидали Робина, когда водитель трактора начал загружать свой прицеп.
— Чёртовы мыши! — пробормотал он, подняв очередной тюк и обнаружив под ним двух мышей. Но прежде чем он успел что-то сделать, мыши в ужасе прыгнули на прицеп и спрятались среди уже лежавших там тюков соломы.
Когда трактор возвращался обратно, Флора уже собиралась покинуть кроличью нору. Но, услышав шум, лишь осторожно выглянула наружу, когда он проезжал мимо. «Узнавать разные вещи — это часть моего образования», — сказала она себе. Она внимательно рассмотрела огромное красное чудище, водителя, сидевшего высоко в кабине, и окинула взглядом тюки соломы, лежавшие в прицепе. Вдруг в самом низу она увидела две обеспокоенные мордочки, выглядывавшие из-под тюка. Одну, ту, что поменьше, она не узнала. Зато прекрасно узнала вторую.
— Мама! — закричала Флора как можно громче и, выскочив из норы, бросилась за трактором.
— Это наша Флора, — сказала Гиацинта Лаванде.
— Прыгай, мама! Прыгай! — кричала Флора.
— Прыгай, Лави! — приказала Гиацинта.
— Но, мама… — начала Лаванда.
— Никаких «но».
Для мыши прыгнуть с такой высоты — это всё равно что человеку прыгнуть с крыши высокого дома. Но мыши совсем лёгкие, да и трава смягчила приземление, так что они даже не пострадали.

Понравилась сказка? - Поделись с друзьями!

 

Система Orphus

 

 

 

 

 

 

 

Система Orphus