Гном Хёрбе-2: Гном Хёрбе и леший - БУДЬТЕ КАК ДОМА

1 1 1 1 1 Рейтинг 4.43 [7 Голоса (ов)]

Гном Хёрбе и леший (сказка)


БУДЬТЕ КАК ДОМА

Дни пролетали незаметно. Вот уже совсем немного осталось до ближайшего воскресенья. В среду Хёрбе и Цвоттель нажарили «хвороста», в четверг напекли лепешек с орешками, в пятницу испекли печенье.
– Хватит ли на всех? – сомневался Хёрбе. – Нас как-никак четырнадцать.
– Четырнадцать? – удивился Цвоттель. – Ты же говорил, что вас тринадцать.
– А ты?
– Ах да, – засмущался леший, – про себя-то я и забыл. – Он подмигнул гному и добавил с хитрой улыбочкой: – Но если считать меня, то рассчитывай на шестнадцать. Я же ем за троих.
На всякий случай они приготовили еды на семнадцать гостей. К субботе все было готово. Они вымели, вычистили, вылизали дом изнутри и снаружи, притащили длинную доску и соорудили из нее скамейку, чтобы все поместились. Каждое место Цвоттель украсил осенними листьями.
В воскресенье после обеда стали собираться гости. Первыми пожаловали Дитрих Корешок и Кайль Хромоножка. За ними потянулись Старина Цимприх, Плишке Кхе-Кхе, Сефф Ворчун, трусишка Лойбнер.
– Добро пожаловать! – встречал гостей Хёрбе. – Будьте как дома. Цвоттель и я рады вас видеть.
Каждый пришел со своей чашкой. Так уж гномы привыкли. Чашки, горшки, котлы и тарелки делал Старина Цимприх. Он их лепил из глины особого сорта и хорошенько обжигал по тайному, известному только ему, рецепту. И посуда получалась на славу – прочная, красивая и вместительная.утренний кофе
Гномы поставили свои чашки на стол рядом с аккуратно разложенными горками «хвороста», печенья и лепешек. Из кухни доносился аромат кофе и еще каких-то заманчивых кушаний.
– Где же остальные? – проворчал Сефф. – Пора бы и за стол.
– Они специально запаздывают, чтобы дать тебе повод поворчать, – засмеялся трусишка Лойбнер.
Уж он-то хорошо знал ворчливый нрав своего друга. Недаром они жили под одной крышей всю жизнь. Тут начали подтягиваться и остальные гномы. Появился дорожник Длинный Гинцель, который чистил гномьи тропы в Ближнем лесу. За ним вошел Мёллер Печник, у которого на этот раз на голове было не ведро, а нормальная шляпа обычной осенней расцветки.
– Видишь, – подмигнул он Цвоттелю, – и трубочисты иногда бывают нарядными.
Кузнец Железный Шольце и пасечник Медовый Панкрац тоже принарядились. А Шольце, который никогда не снимал своего прожженного во многих местах кожаного фартука, надел на этот раз выходной костюм и даже побрился.
– Надеюсь, мы не последние? – прогудел Железный Шольце.
– Нет, нет, – успокоил его Хёрбе. – Но и самые последние тоже уже здесь. Привет, Шерстяной Пич! Добро пожаловать, Пестрый Хоффман!
Ткач Шерстяной Пич делал такие прочные ткани, что сшитые из них трусишкой Лойбнером куртки и штаны гномы носили всю жизнь. А Пестрый Хоффман умел выкрасить эти ткани в самые яркие цвета. И вечно ходил с цветными пятнами на руках и лице.

ПРАЗДНИК ЦВИТГЕЛЯ

Итак, все были в сборе.
Хёрбе принес из кухни большой кофейник.
– Надеюсь, что кофе не только хорошо пахнет, но и хорош на вкус, – проворчал Сефф.
– Кхе-кхе, – откликнулся Плишке. – Прежде чем ворчать, ты бы попробовал.
Но вот Хёрбе пригласил гостей к столу. Гномы с удовольствием принялись за еду. «Хворост» оказался замечательным. Печенье восхитительным. Что же касается кофе, то даже Сефф Ворчун причмокнул от удовольствия. Тут Старина Цимприх потребовал тишины.
– Как самый старший, – произнес он, – я хочу сказать речь. Дорогой сосед Хёрбе, нам приятно поздравить тебя с новым другом. Уважаемый леший Цвоттель, добро пожаловать в Ближний лес! Почтенные гномы, дружба превыше всего.
Помогайте друг другу. Крепко держитесь друг друга. Желаю всем счастья!
– И я желаю! И я! – закричал Цвоттель.
Он прыгнул на стол и заплясал среди чашек.
– Лешие не говорят речей! – кричал он. – Лешие пляшут и поют! – Он пронзительно свистнул и, приплясывая, запел во всю глотку:
Как хорошо мне дома
В гостях у крошки гнома!
Мы с Хёрбе всех потешим,
Пляшите вместе с лешим.
О Ближний лес,
Ты лес чудес!
Ура! Ура! Ура!
Цвоттель топал мягкими лапами, бешено крутил хвостом. Но так ловко, что не задел ни одной тарелки, не опрокинул ни одной чашки и даже не уронил высокий пестрый кофейник.
– Хэй! Хэй! – кричали гномы и подпевали, отбивая такт ногой:
О Ближний лес,
Ты лес чудес!
Ура! Ура! Ура!
Запыхавшийся Цвоттель кувыркнулся через голову и упал на стул. Хёрбе налил ему самую большую чашку кофе и отломил кусок лепешки.
– Подкрепись, леший, – сказал он.
– Подкрепиться? Этим? – фыркнул Цвоттель и придвинул к себе всю тарелку с лепешками.
Он глотал их целиком одну за другой, прихлебывая кофе громадными глотками.
– Вот это да! – изумился трусишка Лойбнер. – Как бы он не подавился.
– Лешие умеют есть! – прошамкал Цвоттель набитым ртом. Сефф Ворчун хмуро взглянул на лешего и по обыкновению недовольно пробурчал:
– У него не живот, а бездонная пропасть. Хотел бы я знать, как Хёрбе прокормит такого обжору.

ВО-ВТОРЫХ, В ТРЕТЬИХ, И ВООБЩЕ…

Всему приходит конец, к сожалению, и праздникутоже. Угощение было съедено. Гномы разошлись по домам. Наступила обычная трудовая неделя. До первого снега гномам предстояло переделать тысячу дел. Наколоть дров и сложить их в: аккуратные поленницы. Намолоть муки и испечь побольше хлеба. Утеплить окна и двери, законопатить мхом щели в стенах. Перестирать и высушить все белье. Вытряхнуть и проветрить матрацы и подушки. Достать и заштопать теплые носки, привести в порядок зимние пальто, сапоги, перчатки и шарфы.
Цвоттель очень старался не отлынивать. Но он слишком много и часто ел. На другие дела у него просто времени не оставалось. С каждым днем ему нужно было все больше и больше еды. Гном не переставая пек хлеб. Печь ни на минуту не остывала. Вот уже и ящик с мукой опустел. Хёрбе растерянно глядел на пустое дно, чуть присыпанное остатками муки. Кажется, Сефф Ворчун был прав: с таким прожорливым лешим они до зимы не дотянут.
– Понимаешь, гном, – смущенно говорил Цвоттель, – осенью лешие едят особенно много. Так уж они устроены.
Хёрбе молча скреб под шляпой затылок. Где же выход? Что бы придумать?
– Послушай, гном, – тихо сказал Цвоттель, – ты меня не прогонишь?
– Прогоню? Тебя? – возмутился Хёрбе и затряс головой так, что шляпа съехала на ухо. – Да как ты мог такое подумать?
– Но это же для тебя самый простой выход, – покорно сказал леший. – Больше ничего и придумать нельзя.
– Глупости! – рассердился Хёрбе. – Разве самый простой выход всегда бывает самым правильным? Во-первых, ты мой друг…
– А во-вторых?.. – с надеждой спросил леший.
– Во-вторых, в-третьих, и вообще жизнь без тебя для меня не жизнь.
– И для тебя тоже? – обрадовался Цвоттель. – Значит, мы думаем одинаково, гном! А раз так, то мы непременно что-нибудь придумаем.
Он приставил палец ко лбу и принялся кружить по комнате. Вдруг леший радостно воскликнул:
– Придумал! Я буду ходить в лес и собирать ягоды, грибы и все, что попадется съестного!
– Молодец! – похвалил его Хёрбе. – Прямо с завтрашнего дня и начнешь.
– Ноя придумал и для тебя дело! – не унимался Цвоттель. – Пока я буду ходить по лесу, ты должен варить суп. Огромный котел супа, густого, ароматного, горячего и душистого. Согласен, гном?
– Конечно! – засмеялся Хёрбе.

Понравилась сказка? - Поделись с друзьями!