Гном Хёрбе-2: Гном Хёрбе и леший - ДА ТЫ, ПРОКЛЯТАЯ!

1 1 1 1 1 Рейтинг 4.43 [7 Голоса (ов)]

Гном Хёрбе и леший (сказка)


ДА ТЫ, ПРОКЛЯТАЯ!

По дороге к дому Панкраца и Шольце все шло как нельзя лучше. Ветер дул в спину, и шляпа защищала не только голову, но и плечи. Ох и удивятся соседи! Они ведь не видели еще леших в шляпе! Сегодняшний обед обещал быть очень приятным. Хорошее настроение, как известно, улучшает аппетит.
– Добро пожаловать! – приветствовали Цвоттеля Панкрац и Шольце. – Скорей входи в дом!
– Не беспокойтесь! – откликнулся Цвоттель. – Если лешие всю жизнь обходились без шляпы, то уж в шляпе гулять одно удовольствие!
Конечно же, он чуточку переел в гостях. На обратном пути он даже немного покачивался и тяжело переваливался. И тут порыв ветра сорвал с его головы шляпу!
– Ах ты, негодный! – воскликнул Цвоттель.
Шляпа немного пролетела и упала в мокрый мох. Цвоттель хотел было ее поднять, но зловредный ветер оказался проворнее. Он подхватил шляпу и понес ее в чащу.

Цвоттель бежит за шляпой которую уносит ветром

– Ну, погоди! Я тебя сейчас поймаю! – Леший понесся вдогонку за шляпой и почти настиг ее. Но не тут-то было! Ветер выхватил ее прямо из-под руки.
– Вот беда! Ну, почему я не умею летать? – расстроился леший. Ему не оставалось ничего другого, как бежать за улетающей шляпой. Он несся, как ветер, но ветер был еще быстрее. Казалось, вот-вот Цвоттель ухватит ее, но она в последний момент взвивалась в воздух и ускользала от него. Он пробежал чуть ли не весь Ближний лес насквозь, пока, наконец-то, шляпа не застряла в колючих кустах терновника.
– Уфф! – облегченно вздохнул Цвоттель. – Ну, за что мне такие мучения! – Он выцарапал шляпу из колючек и сунул под мышку. – Если ты, коварная шляпа, думаешь, что леший тебя опять наденет, то ты сильно ошибаешься!
От беготни по лесу леший вспотел и теперь, медленно плетясь по дороге, стал замерзать. Ветер злобно дул ему в лицо, швырял пригоршни холодной воды.
Уже в сумерках леший добрался до дома, трясясь от холода и клацая зубами.
– Бог ты мой! – изумился Хёрбе. – Что это с тобой, леший?
– С-с-с-со мн-ной? – Цвоттель швырнул шляпу в угол… CP холода он слова не мог вымолвить. – П-п-потом рас-сс-скажу. Дай ч-че-го-н-нибудь горяченького, ч-чтобы с-с-согреться.
И принялся чихать, чихать, чихать, чихать. Хёрбе схватил полотенце, насухо обтер Цвоттеля и уложил его в постель.
– Кажется, дружище, ты здорово простудился! – пробормотал он, отправляясь на кухню.
Гном сварил лешему густой отвар из душистых трав и подсластил его медом.
– Ну-ка, выпей, пока горячий!
Цвоттель отхлебывал душистое питье маленькими глоткаи ми, шмыгая носом.
– Согреваешься? – спросил его Хёрбе.
– Н-нет, – Цвоттель по-прежнему дрожал. – М-может-только чуть-чуть.
Хёрбе укрыл его своей периной до самого носа. Сверху набросал все одеяла, какие только нашлись в доме. А их нашлось целых четыре. А поверх одеял водрузил свое зимнее пальто.
– Не будь я Хёрбе, если ты теперь не согреешься! – сказал он.

БЕСПОКОИТЬСЯ НЕТ ПРИЧИН

Леший все же здорово простудился. Его била лихорадка. Сначала ему было холодно, потом он впал в забытье. Лицо его горело. Ему было так жарко, будто его сунули в печку. Он кашлял во сне, тяжело и хрипло дышал, словно все еще гнался за злополучной шляпой.
– Ну, погоди… я тебя поймаю… не уйдешь… – бессвязно бормотал он.
Всю ночь лешего лихорадило. Гном поил его чаем, клал компрессы, терпеливо вытирал пот со лба. А утром решил позвать на помощь Дитриха Корешка, потому что сам уже не знал, что делать.
Дитрих Корешок, знаток трав и кореньев, потрогал у Цвоттеля лоб, послушал его, прижавшись ухом к мохнатой груди.
– Все будет в порядке. Для беспокойства нет причин, – сказал он. – Вот тебе лекарство, оно не подведет. – Дитрих Корешок вынул из кармана мешочек с желтым порошком. – Принимать шесть раз в день. Отмеришь на кончике ножа – и в чай. Скоро леший снова будет здоров.
– Огромное тебе спасибо, – Хёрбе облегченно вздохнул. – А я уж было приуныл. Мне казалось, что лешему и холод, и дождь, и ветер нипочем. Ведь он всю жизнь прожил в лесу под открытым небом.
– Все изменилось, как только он стал жить в теплом доме. Но ничего. Главное, не позволяй ему вставать. Завтра лихорадка пройдет, но все же лучше полежать в постели еще пару дней.
Уже днем лекарство подействовало. Лихорадка отступила. Дыхание стало ровным, вечером леший заснул спокойным, глубоким сном. И проспал до утра. Открыв глаза, он обнаружил сидящего у его постели Хёрбе.
– Как ты себя чувствуешь, леший? – заботливо спросил гном.
– Я? – Голос Цвоттеля был еще слабым. – Немножко устал. А так ничего.
Хёрбе принес ему чашку чая, куда подмешал щепотку желтого порошка. Цвоттель отхлебнул глоток и сморщился:
– Что за гадость?!
– Не капризничай, леший, – уговаривал его Хёрбе. – Это лекарство. Оно тебя вылечит.
Леший покорно выпил все до последней капли.
– И зачем только я надел эту злосчастную шляпу! – прошептал он. – Ей нравится больше ветер, чем моя голова!
И он рассказал, как гонялся за шляпой по всему лесу.
– Надеюсь, твоя шляпа не порвалась?
– Не волнуйся, леший. Видишь, она уже у меня на голове, – успокоил его Хёрбе.
Цвоттель глянул на шляпу и даже привстал на постели.
– Ой, Хёрбе, твоя шляпа совершенно испорчена. Она вся заплесневела от сырости!
Хёрбе подошел к зеркалу, глянул на шляпу и рассмеялся.
– Все в порядке, леший!
– Но она же покрылась белыми пятнами, гном! Разве ты не видишь? – беспокоился Цвоттель.
– Не волнуйся, леший. Белые пятна означают, что шляпа принимает зимнюю окраску. Думаю, что зима не за горами. Вот-вот пойдет снег.

СНЕГ, СНЕГ, СНЕГ…

Еще два дня Цвоттель пролежал в постели. Наконец утром третьего дня Хёрбе позволил ему встать. Леший тут же подбежал к окну. И что он увидел? Все было белым-бело. Снег валил красивыми крупными хлопьями. Густой-густой.
– Хёрбе! – воскликнул леший. – Посмотри, снег выпал!
– Он идет уже со вчерашнего вечера, – спокойно ответил Хёрбе. – И, думаю, долго не перестанет!
И гном показал на свою шляпу. Она стала совсем белой, как поляна, на которой стоял домик Хёрбе, как дорожка, которая бежала в лес, как ветки деревьев, которые склонились над домом под тяжестью снежных хлопьев, как замерзший под снегом ручей.
– Ты говоришь, с вечера? – не мог поверить леший. – Но я же должен был его почуять. Мой нос меня еще ни разу не подводил!
– Не расстраивайся, леший. У тебя же насморк. А при насморке даже нос лешего может оплошать.
– Ты-ыы, прав, пожалуй, – леший чихнул и продолжал: – По правде говоря, Хёрбе, в такое время года лешего что-то в сон клонит. Раньше, как только выпадал снег, я подыскивал подходящую пещеру и там засыпал.
– Надолго?
– Когда как. Смотря какая зима, короткая или длинная. Лешие просыпаются с наступлением весны. Но сейчас мне что-то не спится, Хёрбе. Леший совсем не сонный. Леший чувствует себя бодрым. Может быть, это от насморка? А-апчхи!
– Может быть, может быть, – пробормотал Хёрбе, а сам вспомнил слова Дитриха Корешка.
Действительно, в жизни лешего многое переменилось. Он теперь не живет в лесу. Неужели его и дома, под крышей, одолеет зимняя спячка?
«Хорошо бы леший не заснул до Нового года!» – подумал Хёрбе.
А снег валил и валил. Когда Хёрбе и Цвоттель замолкали, в доме воцарялась тишина. Только потрескивал огонь в пеньке, булькала вода в котле. Да снаружи слышались глухие ударф падающих с веток тяжелых глыб мокрого снега. Зима в этом году пришла вовремя. И снега долго ждать не пришлось. А чем больше снега на крыше, тем в доме теплее и уютнее.
– Странно! – рассуждал Цвоттель. – Снег ведь холодный, а ты говоришь – теплее.
– Как же ты не понимаешь, леший, – втолковывал Хёрбе, – я снег, словно одеяло из белого пуха. А чем такое одеяло толще, тем лучше. Оно надежно защитит нас от ветра и мороза.

Понравилась сказка? - Поделись с друзьями!