Гном Хёрбе-2: Гном Хёрбе и леший - У СТАРИНЫ ЦИМПРИХА

1 1 1 1 1 Рейтинг 4.43 [7 Голоса (ов)]

Гном Хёрбе и леший (сказка)


У СТАРИНЫ ЦИМПРИХА

В эту ночь Хёрбе не мог заснуть.
Леший, наевшись супу до отвала, уже давно мирно похрапывал в своем углу. Для него жизнь опять наладилась. A гном Хёрбе был озабочен.
«Что делать? – думал он. – Зимних запасов нам на двоих ни за что не хватит. Вот если бы я был один…»
Но он быстро отогнал эту глупую мысль.
А вместо нее в голову пришла мысль о Старине Цимприхе. И она была не такой уж глупой.
Утром, сразу после завтрака, Цвоттель побежал в лес собирать ягоды, грибы и орехи, прихватив с собой мешок и горшочек с ручкой.
А Хёрбе отправился к Старине Цимприху.
Цимприх сидел в своей мастерской и лепил из глины большой суповой горшок. Бороду, чтобы не мешала, он закинул за плечо.
– Добро пожаловать, сосед, – сказал Старина Цимприх, – гы пришел как раз к чаю.
Он остановил гончарный круг, вымыл в железном тазу руки, расправил бороду и позвал гнома в дом. В прихожей Хёрбе снял башмаки и вошел в комнату в носках. Плишке не было дома. Он работал в лесу. Хёрбе уселся на его место у окна.
Старина Цимприх вскипятил чай, разлил его по чашкам и уселся в удобное кресло-качалку.

Гном Хёрбе и старичок пьют чай

– Кажется, я догадываюсь, почему ты пришел ко мне, – сказал он, прихлебывая горячий чай.
Он внимательно выслушал Хёрбе, потеребил бороду и сказал:
– Я так и думал, что вам на двоих не хватит припасов. Ну, ничего, не унывай. Постараемся помочь тебе перезимовать.
– Мне одному? А Цвоттелю?
– Зимой твоему Цвоттелю наша помощь не понадобится. У леших в холодное время наступает спячка.
– Ты уверен, Старина Цимприх? – засомневался Хёрбе.
– Точно, – успокоил его Цимприх. – Так что положись на соседей, Хёрбе, и не горюй. Завтра я со всеми переговорю.

ПОЧТИ ЛЕТНИЙ ДЕНЕК

Пока Хёрбе обсуждал со Стариной Цимприхом свои дела, леший рыскал по лесу. Он собирал ягоды и орехи, приговаривая:
– Лешие берут только лучшее. Лучше леших никто не собирает.
Был конец октября. В это время в лесу не так уж и много ягод. Но зато те, что попадаются, спелые-преспелые, сладкие-пресладкие, вкусные-превкусные. Одну ягодку леший отправлял в рот, две клал в горшочек с ручкой. Буковые орешки он ссыпал в мешок. Скоро и горшок, и мешок были полным-полны. Но Цвоттель продолжал ходить по лесу.
– Что домой не унесешь, полагается съесть, – бормотав он и был, конечно, прав.
Три дня подряд Цвоттель собирал в лесу ягоды. На четвертый он оказался у Большого камня. Сколько здесь было< ежевики! И какая она сочная! И какая сладкая! И какая черная! Даже сизая.
Цвоттель ел, ел, ел, пока хватило сил. Наконец он привалился к Большому камню и вздохнул:
– Кажется, больше не влезает. Жалко! Может, отдохнуть немного?
Он улегся на мягкий мох. Светило солнышко. Лешему было тепло снаружи и внутри: сытый живот всегда приятно греет.
– Почти летний денек! – пробормотал Цвоттель и закрыл глаза. Солнечные лучи согревали его, будто пуховое одеяло. Приятная истома бродила по всему телу – от головы до хвоста. Леший глубоко вздохнул и уснул крепким, спокойным сном…
Ему приснилась огромная, с арбуз, ежевичина. Он хотел ее сорвать, полез в самые колючки, но ежевичина вдруг превратилась в малинину. Но стоило до нее дотронуться, как ежевичина-малинина превратилась в горячее малиновое солнце. А уж до солнца не так просто дотянуться. Цвоттель подпрыгнул, но достать до высокого неба не смог. Он прыгал и прыгал. Все выше и выше. Вот уж почти дотянулся до малинового солнышка. Внезапно солнце закрыла громадная тень, и кто-то громко позвал его:
– Эй, Цвоттель! Соня ты, соня! Обед проспишь! Цвоттель мгновенно проснулся и, протирая глаза, уставился на склонившегося над ним дорожника Длинного Гинцеля.
– А, это ты! – сонно пробормотал леший.
– Я за тобой пришел, – сказал Длинный Гинцель. – Мы с Мёллером Печником приглашаем сегодня тебя к нам на обед.
– Меня? Одного? А как же Хёрбе?
– Не волнуйся, леший, – успокоил его Длинный Гинцель. – Хёрбе тоже приглашен, но у него дела…
– Ну, если так, то я согласен, – важно сказал Цвоттель, у которого в животе снова появилось немного места. Наверное, оттого, что он во сне слишком много прыгал. – А можно узнать, что у вас сегодня на обед? – осторожно спросил он, проворно вскакивая.
– Наша с Мёллером любимая еда – мясные фрикадельки в овощах, политые коричневым соусом, – улыбнулся Длинный Гинцель.
– Подходит! – согласился Цвоттель.

СЕЙЧАС ТЫ УДИВИШЬСЯ

С этого дня леший Цвоттель стал ходить в гости в каждый гномий дом по очереди. Это все придумал Старина Цимприх. Всю неделю, кроме воскресенья, гномы подкармливали ненасытного лешего. А в воскресенье они обедали вместе с Хёрбе дома.
Кончился октябрь. Следом, как обычно, наступил ноябрь. Буки, березы, клены и орешник сбросили последние листочки. И стояли под ветром совсем голые. Как-то, когда Цвоттель обедал у Шерстяного Пича и Пестрого Хоффмана, к Хёрбе заглянул Старина Цимприх.
– Ты не очень занят? – спросил он. – Мы хотим тебе кое-что показать.
Хёрбе только что пришил к зимнему пальто две пуговицы. Он отложил иголку и нитки и отправился следом за Стариной Цимприхом в глубь голого осеннего леса.
– Куда мы идем? – недоумевал он.
– Сейчас увидишь, – таинственно ухмыльнулся Старине Цимприх.
Они прошли сквозь увядшие коричневые заросли папоротника, продрались сквозь пожухлые стебли хвоща. И неожиданно услышали скрипучий кашель:
– Кхе-кхе-кхе, наконец-то! Я уж думал, что врасту в землю и пущу здесь корни.
Плишке, а это был, конечно, он, просунул голову между корнями дерева и загадочно улыбнулся:
– Кхе-кхе-кхе, спорим, дружище, что сейчас ты обомлеешь!
Среди корней притаилась крохотная хижина. Хёрбе раньше ее здесь не видел.
– Это всего-навсего землянка, – сказал Старина Цимприх. – Подвальчик, погреб, можно сказать.
– Кхе-кхе, – прокашлялся Плишке, – за такой короткий срок большего не выстроишь.
Хёрбе удивленно разглядывал погребок.
– Неужто вдвоем осилили? – спросил он.
– Нет, – ответил Старина Цимприх, – все двенадцать гномов старались.
– И зачем он это вам? – недоумевал Хёрбе.
– А ты загляни внутрь, – предложил Плишке.
Хёрбе приоткрыл дверцу и почувствовал приятный аромат. Пахло едой, как в кладовке. И верно! Погребок доверху был набит съестными припасами. Чего тут только не было! Мешки с мукой, корзинки с орехами и сушеными семенами. Отдельно стояли бутылки с кленовым сиропом и малиновым соком, горшки с медом и брусничным вареньем.

Гном Хёрбе

– Кхе-кхе, ну? – нетерпеливо теребил его Плишке. – Ну, здорово удивился?
– Это все твое, – широко развел руками Старина Цимприх. – Соседи позаботились, чтобы у тебя было кое-что на черный день. Нам это пустяки, а тебе зимой – подспорье.
– Кхе-кхе, только не говори ничего Цвоттелю, – предупредил Плишке. – Не то он до зимы все слопает.
От волнения Хёрбе вытащил большой носовой платок и громко высморкался.
– Клянусь моей большой шляпой, – промолвил он, – я не заслужил такого подарка. Спасибо вам, дорогие соседи. Кай же мне вас отблагодарить?
– Отблагодарить? – переспросил Старина Цимприх. – Нет ничего проще. Помоги нам, если, конечно, у тебя есть время.
– Я готов. Только чем я могу помочь? – обрадовался Хёрбе.
– Он еще спрашивает! – воскликнул Плишке. – Не можем же мы, кхе-кхе, оставить твою кладовку на виду. Ее же за версту видно.
Они натаскали хворосту и сухих веток, набросали их сверх так, что хижина скрылась под ними целиком.
– Кхе-кхе-кхе, не забудь, – напомнил ему на прощанье Плишке, – Цвоттелю ни слова!
И он погрозил Хёрбе пальцем.

Понравилась сказка? - Поделись с друзьями!