Азбука живой природы - Барков А. - Беркут

1 1 1 1 1 Рейтинг 4.00 [6 Голоса (ов)]

Азбука живой природы


Беркут

Это самая крупная хищная птица из большого семейства орлов. За величавость и зоркость беркута прозвали «властелином небес». Перья у него широкие, тёмно-бурые, а размах крыльев достигает трёх метров.
Селятся беркуты в сибирской тайге на горных кручах и по долинам рек. Огромные гнёзда строят из толстых сучьев на недоступных для хищных зверей скалах или высоких деревьях. У «властелинов небес» сильный гортанный клекот: «кьек-кьек-кьек…»

Беркут

Часами они парят в небесах, охотясь за песцами, глухарями, зайцами. Если беркут увидит волка, то будет его преследовать и когтить. Словом, беркут – смелый, сильный и зоркий таежный хищник.

Филин

В глухих дремучих таёжных дебрях в тёмной ночной глуши громко ухнул филин. Мыши, грызущие кедровые шишки, мигом бросились бежать в разные стороны, шурша хвоей и палой листвой.
Крылатый хищник, уловив шорох, плавно полетел за своей жертвой. Быстрое, внезапное приземление – и мышь в его острых когтях. С добычей филин летит к своему гнезду, которое находится в овраге, в расщелине старого пня. Там его с нетерпением ждут два желтых пуховых птенца.

Филин и совята

В кромешной тьме филин, самая крупная сова, хорошо видит и слышит. У него большие оранжево-красные глаза, крепкий крючковатый клюв, а на голове по бокам торчат два пучка перьев – чуткие «уши». Полёт у ночного крылатого хищника бесшумный. Громко ухая и хохоча по ночам на всю боровую округу: «Ух-ху-ху-ху гу!», филин пугает и когтит ворон и зайцев, охотится на грызунов: мышей и крыс.

Глухарь

Самая крупная птица, живущая в старых хвойных лесах с ягодниками и мхами, – глухарь. Если глухарей не тревожить, не вырубать деревья в местах их гнездования, то они будут селиться там десятки-сотни лет. Кормятся они ягодами, семенами трав, хвоей, почками, клюют ароматную смолу, ловят различных насекомых, а по берегам рек и ручьёв глотают мелкие камешки – гальку. Камешки, точно жернова, помогают перетирать пищу в их желудках.
Весной, как только в тайге начнут таять снега, сладко и хмельно пахнуть набухающие почки, а теплый южный ветер загудит в вершинах кедров, большие осанистые петухи-глухари садятся на высокие ветви и начинают петь свои задушевные песни – токовать.

Глухарь

В тайге в эту пору еще темно, тихо. Но вдруг откуда-то сверху, из предутренней темноты, из мохнатых кедровых лап раздаётся легкий щелчок: «Бак!» и начинает звучать дивная песня. Токуя, красавец «таёжный петух», тёмное оперение которого отливает металлическим блеском, распускает хвост веером, опускает могучие бурые крылья, вытягивает шею вверх, поднимает алые брови и ерошит чёрную «бороду». Неспроста глухаря, ровесника древнего слона – мамонта, в народе прозвали «царь-птицей». Да и песня у него особая! В начале глухое щелканье: «тэкэ-тэк, тэкэ-тэк», а потом – точение, словно ножом по бруску: «скри, скри, скри…» В конце этой самозабвенной песни глухарь перестаёт что-либо слышать, глохнет. Видно, потому его так и назвали. Зато глаз у глухаря зоркий!

Ворон

Ворон чёрен, как сажа в печи. Его плотное крепкое перо отливает на солнце темно-фиолетовым стальным блеском. Из большой вороновой «чёрной» семьи – галок, ворон, сорок, грачей – ворон – самая крупная, осанистая птица с крепким толстым клювом и острыми когтями. Гнёзда вороны строят в хвойных борах, на высоких елях и кедрах, на уступах скал. Их полёт свободен и плавен. Легко, словно шутя, преодолевают они дальние расстояния.

Ворон

По утрам вороны отправляются за добычей. Зорким взглядом осмотрят в тайге каждую тропку, овраг, обследуют берега рек. Если заметят падаль: остатки лося, поваленного медведем, или дохлую рыбу на берегу, сразу оповестят об этом сородичей. С небес раздадутся звучные, гортанные, призывные крики: «Кррук!», «Кррук!»
В неволе смышлёный ворон быстро привыкает к человеку, становится преданным своему хозяину. Ворона при желании и усердии можно научить разговаривать.

Кедровка

Каждый таёжник знает, что любимая еда кедровки – кедровые орехи. От кедра и пошло название – «кедровка» или «ореховка». Когда голубые мартовские снега искрятся на солнце, а ветер доносит в тайгу робкое дыхание весны, рябохвостые кедровки затевают игры. Садятся на вершины кедров, вертят хвостами и перекликаются друг с дружкой. Поиграв, пощёлкав клювами, тёмно-бурые кедровки летят в тайгу. Там, в дуплах деревьев, в трещинах скал, во мхах, у них спрятаны с осени кедровые орехи. Будет чем подкрепиться в голодную пору.

Кедровка

Однако кедровки находят далеко не все свои «кладовки» с орехами. Многие из них так и остаются лежать всю долгую зиму незамеченными. А весной, когда в небе над тайгой восходит лучезарное солнце, скорлупки лопаются и орехи прорастают. Из земли показываются тонкие росточки кедра. Минут десятки лет, и вновь зашумит в этих местах тайга. И полетят, пронесутся над былой пустошью с криками каштаново-бурые, словно припорошенные снежинками, быстрокрылые птицы – кедровки.

Понравилась сказка? - Поделись с друзьями!

 

 

 

 

 

Система Orphus